Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.03.2019 | Нешкольная история

О чем рассказал старый дом. Часть 1

История моей семьи

публикация:

Стенгазета


Автор Иван Крылов. На момент написания работы учащийся 9 класса школы №12, г. Жуковский, Московская область. Научный руководитель Оксана Феликсовна Шапкина. 3-я премия XIX Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал


Сегодня человеку порой просто некогда оглянуться назад, задуматься о своих корнях. А ведь сколько интересного, неизвестного можно найти в прошлом. В моей жизни толчком к тому, чтобы я занялся изучением своей родословной, стали совершенно случайное событие и мое любопытство.

Однажды, когда я был еще совсем маленький, я заглянул на чердак нашего старого дачного дома в подмосковном поселке Кратово. Там, среди всяких ненужных вещей, стоял небольшой письменный стол. В нем был ящик, закрытый на ключ. Я, начитавшись приключенческих книг, предположил, что в этом ящике могут быть спрятаны сокровища. Но когда мы с папой его открыли, то увидели какие-то обычные бумажки.
Я был очень разочарован и подумал: «Наверное, всё это надо выбросить». Но папа, внимательно рассмотрев найденное, сказал: «Это бумаги твоего прапрадеда. Тут много интересного».

И только теперь, спустя несколько лет, я понял, что это были за бумаги. На первый взгляд они не представляют особой ценности, ведь это всего лишь какие-то справки, заявления, списки и свидетельства, но если вникнуть в их содержание глубже, можно проследить практически всю жизнь моего прапрадеда, Николая Васильевича Фрязинова, сельского священника, протоиерея, потомка Косьмы Фрязинова, жившего почти два века назад, в период правления Екатерины II.

О Косьме Фрязинове я узнал уже позже, когда занялся изучением своей родословной. Я и предположить не мог, что это так меня увлечет и заставит искать сведения о своих родственниках в архивах, расспрашивать своих близких, сопоставлять факты и делать какие-то выводы.

В моем окружении не так много молодых людей интересуется вопросами церковной жизни. Может быть, и я не стал бы углубляться в непростые вопросы религии, если бы не изучил свое родовое древо и не увидел бы среди своих предков диаконов и священников.

В этой работе я попытался из сведений, которые нашел в старых бумагах, архивных документах, интернете, из воспоминаний своих родственников, воссоздать живой образ человека, которого я никогда не видел, – моего прапрадеда Николая Васильевича Фрязинова. Знакомясь с историей его непростой, но безусловно интересной жизни, я понял, что изучение судьбы человека неотделимо от изучения эпохи, в которой он жил. Поэтому я обратился не только к семейному архиву, рассказам старшего поколения, но и к книгам по истории.
Из сведений, полученных моими родственниками в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ, ныне Центральный государственный архив Москвы), и из интернет-источников, мне удалось восстановить свою родословную, начиная с XVIII века. И вот что я выяснил.

История семьи Николая Васильевича Фрязинова уходит корнями в XVIII век. Первый известный представитель рода Фрязиновых, Косьма Фрязинов, жил во времена Екатерины II. С тех пор почти все мужчины в их роду были священнослужителями.

Сын Косьмы, Алексей Косьмин Фрязинов, родившийся в 1796 году, обучался в Московской семинарии, по окончании которой был определен дьячком в церковь Живоначальной Троицы в селе Троицкое-Кайнарджи. Троицкая церковь на данный момент является единственной сохранившейся постройкой этого села (ныне одного из районов г. Балашиха).

Его сын, дьячок Петр Алексеев Фрязинов (1824 г. р.), был знаком с митрополитом Филаретом Московским (известным тем, что сформулировал принципы перевода и руководил переводом на русский язык Священного Писания Ветхого и Нового Завета) и по его требованию поступил в певческий хор, а в 1842 году был определен в церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы в Рузском уезде (ныне этот храм разрушен).

Сын Петра Фрязинова, Василий Фрязинов (1845 г. р.), окончивший Звенигородское духовное училище, поступил на учебу в Вифанскую духовную семинарию (располагалась недалеко от Сергиева Посада, закрыта в 1917 году). По окончании курса учебы, в 1869 году произведен в диаконы, а в 1900 году рукоположен в священники Георгиевской церкви села Сильвачева (ныне Раменский район Московской области). Церковь разрушена в середине XX века.

Как я понял из документов ЦИАМа, в годы обучения в училище и семинарии Василий отличался редкостным рвением к учебе и прилежанием («поведения отлично хорошего, способностей и успехов очень хороших, прилежания очень ревностного»).
С 1900 года Василий Фрязинов состоял заведующим и законоучителем Новлянской церковно-приходской школы (Ивановская область), а с 1909 года преподавал в Сильвачевской земской школе.

Свои обязанности он выполнял, как и в юности, очень добросовестно. Это подтверждается теми же архивными документами: в 1905 году «за усердное служение при церкви и труды в деле народного образования награжден набедренником», а в 1910 году «по вниманию к службе и полезной духовно-просветительской пастырской деятельности на благо церкви» награжден фиолетовой скуфьей.

Мой прапрадед Николай Васильевич Фрязинов родился 2 февраля 1879 года в селе Синьково.

Он был средним ребенком в семье и имел старшего брата Алексея и двух младших – Ивана и Сергея, а также старшую сестру Софью. Все дети в семье Василия Фрязинова закончили духовные семинарии, но по стопам отца пошли только Николай и Иван.

Судьба самого младшего брата, Сергея (1889 г. р.), сложилась совсем по-другому. После окончания Московской духовной семинарии он был учителем в Синьковской земской школе, затем служил в царской армии. По рассказам его внука, Фрязинова Валерия Владимировича, Сергей еще до Октябрьской революции вышел в отставку и в рядах белой армии не состоял. После революции он работал на заводе в Кореневе (район поселка Красково Московской области) и впоследствии стал его директором. В начале Великой Отечественной войны его призвали на фронт. С фронта родственники получили от него всего два письма. После 1942 года Сергей Фрязинов числится без вести пропавшим.
Иван Фрязинов родился в 1882 году. Окончив Вифанскую Духовную семинарию, поступил работать учителем в школу. В 1913 году он стал диаконом в Успенской церкви села Шубино (Московской области), а в 1919 году был переведен в Георгиевскую церковь села Сильвачева и в 1924 году рукоположен в сан священника при этой же церкви.

«Прихожане очень любили отца Иоанна за добросовестное служение, за то, что он сразу отзывался на всякую просьбу, и если кто из несостоятельных прихожан приходил крестить свое дитя, никогда не требовал платы. В конце 1930-х годов храм закрыли, богослужения в нем прекратились, но отец Иоанн по-прежнему крестил, причащал, соборовал и отпевал своих подопечных».

26 января 1938 года священник Иоанн Фрязинов был арестован и обвинен в «контрреволюционной агитации и клевете против Советской власти и ВКП(б), защите шпионской банды Тухачевского, опошлении сталинской конституции». На допросе он не признал себя виновным и 11 февраля 1938 года областной тройкой НКВД по статье 58 УК РСФСР отец Иоанн был приговорен к расстрелу. Приговор привели в исполнение 22 февраля 1938 года на Бутовском полигоне.

Это страшное место расположено неподалеку от деревни Дрожжино Ленинского района Московской области. Именно там казнили тех, кто был осужден так называемыми «тройками»

После расстрела Ивана Фрязинова храм в селе разорили, вынесли оттуда всё, что представляло собой какую-либо ценность, и забросили, предав таким образом строение забвению и разрушению. Однако само по себе здание храма представляло материальную ценность, поэтому там устроили коровник, который долго не просуществовал и вскоре сгорел.
В 1953 году родственникам Ивана Фрязинова, по их запросу, было выдано свидетельство о смерти. Указанная в нем причина не имела ничего общего с настоящей причиной его смерти.

Значительно позже, только в 1989 году, стала известна настоящая причина смерти и точная дата его кончины. В том же году прокуратурой Московской области Иван Васильевич Фрязинов был реабилитирован.

В 2002 году по предоставлению Московской Епархии Архиерейским Сбором Русской Православной Церкви Иван Васильевич Фрязинов был канонизирован и причислен к лику святых как новомученик.

К сожалению, никаких сведений о старших сестре и брате Николая Васильевича, Софье и Алексее, мне найти не удалось.
Продолжение следует










Рекомендованные материалы


Стенгазета

Свои или чужие? Часть 2

Большую же часть эвакуированных обеспечивали жильем за счет уплотнения местного населения. Натыкаемся в архиве на ранее неопубликованные документы: «При вселении в дома по уплотнению, отношение некоторых местных жителей было явно враждебное. Смотрели, как на приехавших из другого государства, которые нарочно приехали – мешать жить». Очень злое отношение.

Стенгазета

Свои или чужие? Часть 1

Ленинградцев эвакуировали по рекам на баржах, катерах и пароходах, самолетами, автотранспортом, но преимущественно по железной дороге. Дорога была долгой, лишенной каких бы то ни было бытовых удобств, голодной и небезопасной. Переезд в далекий тыл тянулся в среднем около месяца.