Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.11.2018 | Общество

Безвыигрышное положение

То, что украинские военные корабли должны запрашивать разрешение на проход Керченского пролива, превращается вовсе не в требование международного права, а дань праву сильного.

Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия.

Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине. Москва прекрасно понимает, что никаких правовых доводов, оправдывающих присоединение Крыма, в природе не существует. Аргумент про единодушный ответ крымчан на вопросы референдума, сформулированные в 2014-м с помощью вежливых «зеленых человечков», работает только для российских телезрителей. Именно поэтому Кремль объявил вопрос закрытым и в принципе отказался его обсуждать.
Однако в этой ситуации то, что украинские военные корабли должны запрашивать разрешение на проход Керченского пролива, превращается вовсе не в требование международного права, а дань праву сильного. Праву того самого российского пограничника, с радостным матерком героически таранящего украинский буксир, который раз в десять меньше нашего сторожевика. Этот погранец и является самым ярким символом отечественной внешней политики.

Парадоксальным образом, однако, ставка на абсолютное военное превосходство России над Украиной обернулась абсолютной беспомощностью на международной арене. Российские представители, которые с пеной у рта доказывают, что украинский президент Порошенко специально устроил провокацию, дабы улучшить свою незавидную предвыборную ситуацию, похоже, даже не отдают себе отчета в том, насколько в унизительное положение ставят нашу вроде бы великую державу.

Задумаемся: великая страна, которая вдруг стала пешкой в предвыборной игре в соседней недружественной стране! То, что наблюдалось в Керченском проливе и вокруг него, представляет собой для России классический цугцванг. Пропустить корабли — значит получить повторение ситуации, имевшей место в сентябре. Тогда два судна украинских ВМС мирно прошли под Керченским мостом (им даже дали российских лоцманов!). А потом украинские военно-морские начальники рассказывали про героический проход с расчехленными пулеметами и готовностью к столкновению с россиянами.

Другой вариант — устроить сражение, как и произошло сейчас. С неизбежной всемирной реакцией. Показательно, что большинство иностранных государств и международных организаций, отреагировавших на инцидент, не стали прямо называть Россию виновницей. Однако все они поспешили подтвердить свою приверженность соблюдению суверенитета и территориальной целостности Украины.
Если в последнее время мир стал подзабывать о российской аннексии, то Киев нашел прекрасный способ об этом напомнить. В виде победоносного маленького поражения, как чрезвычайно точно охарактеризовал произошедшее Антон Орех на «Эхе Москвы».

И дальше Москва, так гордящаяся своей военной мощью (за отсутствием других поводов), превращается в отличного мальчика для битья на международной арене. Порошенко, у которого еще вчера было не слишком много шансов на переизбрание, будет красоваться на предстоящих консультациях с представителями США и ведущих западноевропейских государств. Введение военного положения в нескольких областях Украины сроком на 30 дней дает возможность действующему президенту примерить мундир, показать себя защитником Отечества. А заодно, с помощью военной цензуры, заткнуть рот критикам. Показательно, что при том, что в украинской Раде практически отсутствуют люди, симпатизирующие России, закон о введении военного положения прошел с немалым трудом. Его прикладное внутриполитическое значение очевидно для всех участников процесса.

Россия же, вроде бы продемонстрировавшая твердость, одержавшая очередную военно-морскую победу над буксиром и двумя катерками, волей-неволей начинает играть прикладную роль в украинских выборах. Роль пугала.

Источник: "Ежедневный журнал", 27 ноября 2018,








Рекомендованные материалы



Приход охранника на государственные похороны

Путину-то что, сказал: «Желаю, чтоб…» — а дальше хоть трава не расти. А чинам из Федеральной службы охраны надо репу чесать, думать, как не только безопасность, но и душевный комфорт президенту обеспечивать. Однако как тут обеспечить комфорт, позвольте спросить, когда сегодня в Доме журналиста собираются люди, которые президента не очень, мягко говоря, любят.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.