Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.11.2018 | Колонка / Общество

Изоляция России — новый этап

Некоторое время стратегия «чем хуже, тем лучше» работала.

Похоже, начинается новый этап российской внешней политики. Вот сообщение о содержании очередного заседания Совета безопасности, этого путинского политбюро: «Владимир Путин информировал постоянных членов Совета безопасности о некоторых кратких контактах, состоявшихся на полях мероприятий в Париже».

Задумаемся: несменяемый лидер великой державы, перманентно встающей с колен, всерьез анализирует вместе с подчиненными некие «кратковременные», длившиеся меньше минуты «контакты». Что именно сказали Макрон и Меркель, нехотя подавая ему руку, как именно похлопал по плечу Трамп и какой эффект на мировое общественное мнение произвело опоздание Путина на мероприятие, собравшее полсотни глав государств. Дело даже не в том, что празднования в Париже, посвященные окончанию Первой мировой войны, изначально не предполагали каких-то серьезных переговоров ни «на полях», ни «на ногах». Дело в том, каким отчаянным напором, какими завышенными ожиданиями сопровождается каждое пересечение Путиным В.В. границы Российской Федерации.
Вспомним, какой ажиотаж был создан вокруг гипотетической встречи в Париже главного начальника нашей страны с американским президентом Трампом. Изначально было понятно, что сколько-нибудь серьезные переговоры невозможны при формате, предложенном хозяевами. Но вопреки очевидному околокремлевские аналитики и публицисты продолжали строить планы в стиле «Путин вот приедет…». Хотя никакой встречи не состоялось, американская пресса все равно обрушилась на Трампа за поощрительный взгляд, брошенный на Владимира Путина. При этом в Москве тут же увидели в срыве встречи козни Макрона.

Последние события показывают: российская внешняя политика окончательно лишилась своего главного элемента. А именно: возможности использовать непосредственное общение Владимира Путина с лидерами зарубежных стран. В представлении российского президента международные дела — дело королей. Он многократно говорил, что с сомнением относится к любым публичным заявлениям лидеров государств. Путин много раз подчеркивал, что для него куда более значимы секретные договоренности, которые достигаются в результате личного общения. Достаточно вспомнить реакцию российского президента на то, что турецкие ВВС сбили российский самолет. Путин откровенно возмущался тем, что турецкое руководство не провело секретных переговоров с российским по вопросам, которые вызывали трения: «Неужели трудно было предварительно снять трубку или по имеющимся каналам сотрудничества между военными сказать: знаете, там мы разговаривали, а по этому участку границы не разговаривали, но здесь тоже есть наши интересы. Имейте в виду: просим то-то, или — не наносите удар. Никто же даже не сказал ничего!».  И это при том, что незадолго до инцидента российский посол был вызван в турецкий МИД, где ему были высказаны все озабоченности в связи с нарушениями воздушного пространства этой страны.

Нельзя не согласиться, что личные контакты лидеров чрезвычайно полезны. Но только в том случае, когда между лидерами существует хотя бы минимальный уровень взаимного доверия. Когда же в ответ на озабоченности, высказываемые приватно, звучит «а вы докажите», смысл общения на высшем уровне утрачивается. Какой смысл рисковать собственной репутацией, общаясь с «токсичным» Путиным (который ассоциируется у западных избирателей с присоединением Крыма и секретной войной, развязанной в центре Европы), чтобы быть в очередной раз обманутым? Вспомним, как российский президент убеждал «партнеров», что у него нет планов аннексии Крыма.

Когда в результате украинского кризиса Москва оказалась в глухой международной изоляции, Кремль разработал стратегию, которая сводилась к тому, чтобы намеренно создавать ситуации, когда западные лидеры будут вынуждены общаться с Путиным. Так Обама не хотел разговаривать с главным российским начальником, когда тот прибыл осенью 2015-го на сессию Генассамблеи ООН. Но Путин развернул авиагруппу в Сирии, возник риск инцидентов, так как американцы уже летали в воздушном пространстве этой страны. И Обама, скрепя сердце, был вынужден пойти на контакт. Некоторое время стратегия «чем хуже, тем лучше» работала. С Путиным встречались в «нормандском формате», дабы стабилизировать положение на Донбассе. Но по мере того как список неприемлемых для Запада акций множился — использование отравляющих веществ в Солсбери, воровство информации, попытки вмешательства в выборы, — Запад стал переходить к политике сдерживания России. Необходимость в общении с Владимиром Путиным решительно отпала.

Источник: "Ежедневный журнал", 13 ноября 2018,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.