Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.10.2018 | Анимация / Интервью

Моисей бьет чечетку

Нина Пэйли, автор анимационного хита "Сита поет блюз", снова в одиночку сняла полнометражный мультфильм "Седер-Мазохизм" , стравший средоточием самых актуальных тем сегодяшнего дня от религии до феминизма

   
Нину Пэйли с того времени, как она в одиночку сняла полнометражный мультфильм «Сита поет блюз», называют one-woman-band, а саму «Ситу» в одном из кино-топов недавно включили  в первую десятку лучших киномюзиклов всех времен. Тогда, 10 лет назад, Нина построила фильм на истории разрыва Ситы и Рамы из «Рамаяны», положенной на любовные песенки 20-х годов, сопроводила его обсуждением странностей этой истории со своими американскими друзьями индийского происхождения, и соединила индийский сюжет с рассказом о расставании со своим бойфрендом. В этот раз Нина в качестве центрального сюжета берет еврейский пасхальный Седер – ритуальную трапезу накануне Песаха, во время которой принято рассказывать о событиях книги Исход, сопровождая каждый эпизод каким-то символическим блюдом.


Историю выхода евреев из египетского рабства она рисует все в том же насмешливо-непочтительном ярком дизайне, в каком рисовала «Ситу». И также Моисей, евреи, фараон, египтяне, первосвященники, а также овцы, ослы и прочая живность, бьют чечетку и поют хиты от Армстронга (как же в этом сюжете без Let my people go?) до Леннона, Led Zeppelin, и даже Далиды с ее  Paroles, paroles.  Сам ритуал тем временем рассказывается сладким голосом радиоведущего с записи 1955-го года -  на экране он принадлежит Христу с картины «Тайная вечеря» испанского художника 16-го века Хуана де Хуанеса.
Когда Нину в интервью как-то спросили, почему она решилась взяться за этот сюжет, она   рассказала, что сразу после «Ситы» стала получать огромное количество «хейтерских» писем с ядовитыми советами не соваться в чужую религию и лучше сделать кино о своей (как это узнаваемо!).

Тут она и решила снять кино о пасхальном Седере, хотя, как смеется Нина: «они, конечно, думали, что я христианка».  Нина не религиозна, но седер (также, как пасхальную трапезу в России), устраивают  многие нерелигиозные семьи, просто как дань еврейской традиции и возможность рассказать детям об истории народа. Погружаясь в события книги Исход, которые ей по детским воспоминаниям о празднике, казались радостными (Ура! Свобода!), она обнаружила, что это очень кровавая история (одни только десять казней египетских чего стоят).  И в фильме на полях сюжета стали возникать ее достаточно жесткие комментарии по поводу цены войн за свободу и свою землю -  на эту тему Нине было что сказать и по-поводу евреев, и мусульман, и христиан. И это делает ее кино не только смешным и глумливым, но страстным и гневным. Тут, пожалуй, главным в ряду стал эпизод со старой песней Пэта Буна  This Land is mine в трактовке ровно противоположной традиционной:   бесконечная цепь убийств на Святой земле, начавшаяся с древних людей и до сегодняшних армий, доходит до того, что сама Смерть провозглашает «Это моя земля».


This Land Is Mine from Nina Paley on Vimeo.

Третьим, снова, как и в «Сите» очень личным сюжетом, в «Седер-Мазохизме» становится ее разговор со своим  пожилым отцом. На экране голосом Хирама Пэйли говорит Бог-отец, вот только лицо у него как будто вырезано из доллара. А голосом Нины ему отвечает смешная жертвенная козочка  - похоже именно так или чем-то вроде «паршивой овцы» чувствовала себя свободная и беззаконная младшая дочь-аниматор в профессорской семье. Отец рассказывает дочери о своих еврейских корнях, домашней традиции праздновать Cедер Песах, беспокоится  о том, что она ведет безалаберную артистическую жизнь, когда-то бросила колледж, не имеет твердой зарплаты и так далее. Этот разговор Нина записала в 2012-м году, за три месяца до смерти отца, и на мой взгляд, именно он переводит «Седер-Мазохизм» от гневных политических заявлений к очень откровенной и личной интонации размышлений о собственной идентичности. К попытке Нины понять, что значит для нее еврейство, ее корни, связанные с домашними традициями и с религией, которая выглядит в ее глазах все более проблематичной, и ее семья, против требований которой она бунтует так же, как ее отец в юности бунтовал против религии в своей семье. 
Есть в этом фильме и обнимающий все, «рамочный» сюжет, возникший, как я понимаю, на последнем этапе. И он феминистский: почему Бог – это всегда старый белый мужчина, а где же тогда древние богини, с которых все началось, почему они забыты? Богини, прототипами для которых стали старинные скульптуры из Метрополитена и Британского музея, танцуют, а хор женщин с икон и религиозных скульптур в финале фильма поют голосом Нины сочиненную ею песню протеста против патриархата.



Впрочем, есть у этого фильма и еще одна тема, выходящая за рамки экрана. Нина, как и раньше, остается непримиримым борцом с авторским правом и за свободное распространения искусства. В финальных титрах «Седер-Мазохизма» написано: «Копирование – это акт любви. Пожалуйста, копируйте и делитесь». Она использовала огромное количество хитов в своем фильме, ничуть не заботясь об «очистке прав» и говорит о том, что тот, кто захочет заниматься его лицензионным показом, пусть  и заботится о правах. Сама она этим заниматься не собирается, мечтая только о том, чтобы фильм смотрели люди, и говорит, что всегда есть  не вполне официальные пути выложить фильм в интернет:  пусть, кто захочет его посмотреть, овладеет умением качать с торрентов. А еще она в этот раз выдумала фигуру Продюсера Х, которого указала в начальных титрах. «Ведь у всех фильмов есть продюсеры и команда, которые представляют фильмы на фестивалях, - говорит она, - а у меня их нет. Представлять фильм на фестивалях нужно, это повышает интерес к нему, а я не могу находиться везде. Поэтому я каждый раз буду выбирать Продюсера Х, который будет готов представить фильм!»

 

После фильма я задала пару вопросов о семье Нине, которая не смогла приехать в Анси, поскольку отлеживалась дома после операции.


- Вы говорите, что ваш отец был воспитан в религиозной семье, но не был сам религиозным человеком, а в вашей семье, когда вы росли, праздновали Песах? Какое значение для вас имеет то, что вы еврейка?

-  Мы праздновали Песах, но не верили в Бога. Мы читали слова, это был ежегодный ритуал, но никто из моей семьи не был религиозным. Для меня быть еврейкой – это просто истина. Это описывает базовый факт о моем воспитании и истории семьи. Но может быть «еврейка\иудейка» ("Jew") - это не самое точное слово, поскольку оно подразумевает религию. «Ашкеназка», наверное более точно.  Лучшее слово, которое описывает мое истинное наследство – это "Yid". Я со всех сторон произошла от говорящих на идише, от идишистской культуры. Даже мои бабушки и дедушки с обеих сторон немного говорили на идише. А я не говорю и это печально.

- Что вы имеете в виду, когда говорите, что ваш отец “верит в деньги” и рисуете его лицо на долларе?

- Когда я говорю, что мой отец верит в деньги, я подразумеваю, что он верит в «финансовую стабильность», что  хорошая работа и гарантированный источник дохода - это ключ к безопасности. Это имело для него первостепенное значение, несмотря на то, что за свою жизнь он был свидетелем обрушения рынков,  денежной инфляции, потери рабочих мест и падения различных государств. Это своего рода религиозная вера.

Мой отец был математиком, профессором университета. Когда он был молод, в США университетские рабочие места были защищенными, многочисленными и хорошо оплачивались. Несмотря на то, что все это полностью изменилось – университетская зарплата упала, рабочих мест стало мало, выгода и защищенность работы исчезли, а погоня за учеными степенями стала бесполезной, - он продолжал считать, что это правильный путь. Мои брат и сестра пробовали следовать ему, но оба они не стали профессорами - не из-за отсутствия способностей, а потому, что мир изменился. Но его это не заботило, это была его вера.

Ему было все равно, будем ли мы профессорами математики, он просто считал, что быть университетским профессором чего либо – значит быть в безопасности. Очевидно, что это уже не так, но в его время так было.
Насколько я знаю, у него не было такой религиозной страсти к математике, как у меня религиозная страсть к искусству. Он не был таким типом математика. Я думаю, что он любил математику, но в основном это была его работа. Еще он был политиком; когда я был ребенком, он был мэром нашего города Урбана в Иллинойсе.

 

 

 

Источник: Блог Большого фестиваля мультфильмов, 8 сентября 2018,








Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.