Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.10.2018 | Анимация / Интервью

Я тащусь от морфинга

Разговоры с дебютантами: Макс Литвинов

Самый первый фильм Макса Литвинова показывали на БФМ-2015 – это была несколько психоделическая история про птицелова, наказанного птицами за жадность. Сюжет прятался за кислотными цветами и витиеватым движением, фильм казался странноватым и любопытным, но тогда мы так и не познакомились с его автором. Но потом мне приходилось слышать, что в знаменитой французской киношколе La Poudrière, через которую прошли уже несколько талантливых ребят из России, учится одаренный студент из Нижнего Новгорода Макс Литвинов. 

Настоящий российский анимационный дебют у Макса случился весной этого года на Суздальском фестивале, куда он приехал уже с дипломным фильмом «Красный гараж», снятым в Пудриере.  Тут уже была более разработанная и остроумная история про парнишку, мечтавшего пойти на гаражный концерт, но боящегося  злобного хулигана, поджидавшего во дворе. О том, как очкарик, изнемогающий от желания все-таки попасть на концерт, доводит себя до белого каления и выскакивает навстречу драчуну. История завершалась смешно, но лучшим в ней было именно то, как это сделано: бесконечное кипение, превращение кадра и героев, все эти фантастические изменения пропорций, дающие напряжение сюжету. Каждый кадр был так плотно набит движением, что следить за ним было тяжеловато, но было видно, что кино это нестандартное, свежее,  и нельзя было не заметить, что у нас, в очень традиционалистской анимационной среде,  так не снимают.  Призов фильму не досталось, но по тому, в каком восхищении был весь околофестивальный анимационный молодняк – студенты и фанаты, приехавшие своим ходом, чующие новое и модное – было очевидно, что будущее у него есть. Для того же суздальского фестиваля Макс поучаствовал в конкурсе заставок про традиционных персонажей Марусю и Гуся и этот короткий ролик демонстрировал те же  самые авторские качества, прежде всего невероятную увлеченность самим движением.

На фестивале я поговорила с Максом, чтобы выяснить, откуда он такой взялся и что теперь с ним будет.

 

Birder Dash


Birder Dash from Max Litvinov on Vimeo.

Заставка для Суздальского анимационного фестиваля


SUZDAL from Max Litvinov on Vimeo.

- До Пудрийера у меня не было никакого анимационного образования. Я инженер по образованию, 7 лет отучился в нижегородском политехническом университете, закончил магистратуру и работал программистом. Я рисовал с самого детства, но как хобби, никаких художественных школ. В университете меня вдохновляли гравюры типа Дюрера и сюрреализм, я рисовал черной ручкой что-то такое. Не копировал, но мне всегда нравилось рисовать то, что приходит мне в голову, когда я мечтаю, слушаю музыку, сплю. Я пошел работать программистом компьютерных игр и мне очень не нравилась эта работа, потому что это были очень плохие компьютерные игры и мне было очень скучно в офисе. Я просто отключался и воображал какие-то вещи. Я понял, что мне не интересно развиваться, как программисту, какие-то мозговые усилия вкладывать в это.

- У вас не математический склад ума?

- Сначала казалось что такой, мне это бабушка в детстве говорила, а оказалось, что нет.  Или он как-то изменился, я не знаю. Я понял: чтобы спасать свою душу, мне надо бросать эту профессию и искать какое-то другое дело, которое мне нравится. И поскольку я все время что-то воображал, я понял, что это будет рисование и что надо делать мультфильмы. И я бросил работу и просто несколько лет сидел дома и учился делать анимацию

- Без работы?

- Сначала без, а потом появился фриланс всякий. Учился интуитивно, глядя на то, что мне нравилось в интернете, пытался угадать, как это сделано. До того я не увлекался анимацией, всегда смотрел мультфильмов намного меньше, чем мои сверстники. В течение нескольких лет я выработал свой стиль – все очень графично и сконцентрировано на самом движении, а не на содержании. Я все это выкладывал в интернет, у меня появилась какая-то фанатская база и  клиенты тоже появились.

- Что за клиенты?

- Я рисовал анимацию для детских приложений к книжкам, клипы для музыкантов, (был, например, американский музыкант, который пел для детей песни в стиле кантри, у него была уже разработанная вселенная с персонажами и он меня просил в моем стиле их нарисовать), и самая классная работа, которая у меня до сих пор есть -  это заказы иллюстраций для научно-популярных статей в виде гифок. Они идеально подходят для любых интернет-изданий, привлекают внимание, больше людей читают статью. Заказывают всякие зарубежные издания иллюстрации к научно-популярным статьям и мне это очень нравится. Они мне обычно дают полную свободу. Я могу прочитать статью и интерпретировать ее по-своему, как бы комментировать иллюстрацией эту статью, это очень весело и интересно.

- Это что-то научно-популярное?

- Да, у меня есть клиент, на который я больше всего работал MIT – массачусетский технологический университет,  у них есть свой интернет-журнал.

- А каким образом у вас появились иностранные клиенты?

- Ну просто я выкладывал в интернет, они увидели и их привлекло.

- Не все же , что выкладывается в интернет, видят заказчики, до них как-то достучаться нужно.

- Так получилось что некоторые мои работы были опубликованы в блогах, посвященных анимации и иллюстрации,  видимо, заказчики просматривают эти блоги в поисках новых художников. Не знаю точно, как это работает, но на меня люди как-то вышли.

Гифки

tumblr_oxnho59z6i1rwpj7mo1_500 tumblr_o8jpmfjxjP1rwpj7mo1_540

tumblr_odr59ixJfs1rwpj7mo1_500 tumblr_ozcot9KpgW1rwpj7mo1_500 tumblr_p3iqv0IXuU1rwpj7mo1_500

 

 

- А наши вам заказывают подобные вещи?

- Пока не особо много, есть сайт «Чевостик» - это научно-популярное интерактивное приложение для маленьких детей, и я попробовал…

- Так значит,  в какой-то момент вы решили, что все-таки хотите поучиться профессиональной анимации?

- Даже не то что поучиться. В какой-то момент мне стало тоскливо, поскольку я в Нижнем Новгороде живу и работаю абсолютно один, сидя дома, и от этого начинает крыша ехать,  становится очень депрессивно и грустно, потому что не с кем даже поделиться теми проблемами творческими, которые у меня есть. Не было ни одного человека, который бы занимался анимацией рядом со мной. Меня это напугало и я просто решил для прикола подать документы куда-нибудь и поехать.

- А почему не в Москву, например?

- Потому что мне писали люди, которые учились в Москве, и я понял, что мне немного не подходит сам формат обучения.

- Что за проблемы с форматом? У нас обычный, классический.

- Мне хотелось чего-то более экспериментального, где  я могу себя проявлять абсолютно свободно.

- А почему вы выбрали Пудриер?

- Абсолютно спонтанное решение было. Мне про него рассказали люди, которые так или иначе либо сами там учились, либо знали людей, которые учились там.  И я понял, что это школа, где  можно делать все что ты захочешь и тебе в этом помогут. Туда приходят люди с желанием сделать фильм в своем авторском стиле и все направлено на то, чтобы тебе помочь делать так, как ты сам хочешь. Не пытаются на тебя слишком сильно влиять с точки зрения того, как надо делать правильно, просто помогают твою идею наиболее качественно воплотить. При этом она может быть совершенно любой стилистически. Для меня это очень важно - стилистическая свобода.

- А что у вас было с французским, там же на французском обучение?

- Ничего. На экзамен я поехал, не зная ни одной фразы, и обещал выучить язык за два месяца, если меня возьмут. Я не первый такой был, поэтому они поверили. Я позанимался с репетитором, но все равно, когда приехал, ничего не понимал, но одногруппники мне все переводили на английский.

- Но в конце концов вы заговорили?

- Конечно. Мозг сам впитывает все.

- Вам понравилось там учиться?

- Конечно. Действительно великолепная школа и я оттуда вынес гигантское количество информации. Самое главное, что они учат тебя задавать правильные вопросы. Не говорят как делать, а говорят, что стоит задуматься об этом, об этом и об этом, то есть ставят так вопрос, как бы я сам не ставил и это очень сильно освежает.

- Какие у вас были работы в Пудриере?

- Огромное множество. Чего только не было, первый этап обучения состоит в том, что мы пробуем все профессии, которые бывают в производстве - звукорежиссеры, монтажеры, каждый этап производства фильма. Учеба в Пудриере – это набор мастер-классов: приезжают люди, известные в индустрии и они делятся личным опытом. И нас научили разбираться в каждом этапе создания фильма для того, чтобы мы потом могли работать с другими людьми и знали, что так можно сделать, это делается именно так и занимает ровно столько времени.

Первый фильм Макса Литвинова в Пудриере. L’HYDRE D’OR  


L'HYDRE D'OR from Max Litvinov on Vimeo.

 

- Есть среди маленьких фильмов которые вы делали, что-то, чем  вы гордитесь, считаете удачей?

- Их много.

- У вас нет комплексов!

- Полно.

- Профессиональных?

- Есть, но я просто знаю, где у меня сильные стороны. В первый же месяц обучения нас разделили на команды, дали аппаратуру и нужно было снять кино на несколько минут. Мы сделали совершенно шикарное кино с двумя прекрасными француженками о том, как я делаю операцию одной из них и из ее чрева вытаскиваю овощи, а потом оттуда вылезает, как монстр, французская сосиска и мы ее жарим и едим. Там красивый свет и все это выглядело как голландский натюрморт: черный фон, фрукты, это было совершенно не похоже на то, что я делал и до,  и после.  Я подумал: «Ни фига себе, так тоже можно!»

- Не хотелось потом с предметной техникой работать?

- Нет, потому, что дальше у нас не было такого мастер-класса и я снова вернулся к рисованной анимации. Еще мы разрабатывали заявку на питч сериала для детей и он очень удачно прошел у нас.

- Вы стали его делать?

- Нет, не стали. Нами серьезно интересовались продюсеры. Но это значило, что нужно решить, что я собираюсь посвятить кучу времени работе с этими людьми, в этой команде, над этим проектом. Я не мог на это решиться, потому что это отличается от того, что я на самом деле хочу делать. Но проект был классный, он меня очень развеселил и заставил поверить в то, что я тоже могу создавать персонажей с характерами и ситуации.

- Значит вы точно знаете, что именно вы хотите делать?

- Я хочу делать фильмы, в которых есть какой-то свой определенный тон… Трудно описать словами:  меня интересует рисование движения, анимация и в этом суть того, что я делаю.

- А за вашим дипломным фильмом стоит какая-то реальная история?

- Этот фильм – большой эксперимент для меня, обычно с повествованием у меня проблемы, мне очень сложно рассказывать истории. У меня есть какой-то набор впечатлений и я не могу их связать в нарратив.

- Вообще-то вы вполне внятно разговариваете.

- Вы мне задаете вопросы и я рассказываю про свое любимое дело сейчас, поэтому мне очень легко говорить об этом. Но это не интересные истории с точки зрения развития событий. И здесь нет никакого: «потом моя жизнь изменилась… ». Я очень мучился, не мог найти сюжет и просто решил оттолкнуться от реальной истории.

- Получился связный сюжет, с драматургией.

- Да. Мне очень хорошо помогали и преподаватели, и коллеги, и все люди вокруг. Там такая атмосфера, что к любому можно обратиться и он тебе будет помогать. Это классно.

- Но главное для вас все равно не связано с сюжетом?  Вы укладываете свое движение в сюжет по необходимости?

- Я по-прежнему нахожусь в поиске. Я не могу найти ту форму повествования которую  могу применять для своей анимации. У меня есть интерес к движению, но я не знаю, как можно сделать из этого фильм, который будет смотреться как кино, а не   просто набор каких-то движений. Мне нужно все редуцировать, сделать все сильно проще  с точки зрения истории, чтобы зритель мог сконцентрироваться на движении, но чтобы там все-таки была история, а не полная абстракция. Я сейчас мечусь между абстракцией и историей и не могу найти нужную точку на этом отрезке.

- У вас очень любопытно происходит даже не движение, а какое-то превращение, морфинг, пульсирующие герои. Они интересные и по графике, и по тому как они меняются. Важен не столько характер их движения, сколько характер их изменения. Ведь обычно у вас именно это работает?

- С этим мне искренне и по-настоящему интересно работать, это то, что меня внутренне заводит, я тащусь от морфинга, от рисования этих персонажей, я его чувствую тактильно практически, когда рисую, и мне интересно смотреть, когда другие люди делают такую анимацию.

Тизер «Красный гараж»


Garage Rouge teaser from Max Litvinov on Vimeo.

- А с цветом у вас что?

- Я дальтоник и вижу по-нормальному только яркие цвета. Я очень плохо различаю неявные цвета, хотя мне они нравятся и это тоже большая проблема. Мне не очень интересно использовать яркие цвета, мне хочется использовать приглушенные, но я их не контролирую. И этот фильм у меня черно-белый не потому что это такая задумка, а потому, что я не смог цвета подобрать.

- Вам нужен второй человек, колорист?

- Он не подберет то, что мне нужно. Он подберет какие-то свои цвета и я скажу, что это все не то. То есть я угадываю какой-то цвет, но я не смогу его воспроизвести, смешать краску, понять чего там нужно добавить, в какую сторону сдвинуть, чтобы вышло то, что нужно. Я купил себе очки для дальтоников и они не работают. Я не могу повторить тот цвет, что у меня в голове.

- А технически это не решается? Вы же программист.

- Я не программист уже совсем, забыл все, что знал.

- Вы фильм когда закончили? Какая его фестивальная судьба?

- Прошлым летом, год назад. Права на фестивальные показы принадлежат школе, они рассылают наши фильмы, какие-то куда-то принимаются, нас приглашают и мы ездим.

- Вы не планировали после этого остаться работать во Франции?

- У меня был проект, я подал его на резиденцию, его отклонили.  Не было запасного плана, потому что я думал, что у меня отличный проект,  и уже некогда было делать другой, потому что я заканчивал свой дипломный фильм.

- А этот, отвергнутый проект, вы будете делать где-то еще?

- Наверное нет, сейчас я как-то потерял к нему интерес. Но у меня много других, на которые я, возможно, когда-нибудь смогу написать заявку и  послать куда-то.

- Значит, у вас есть идея, что надо работать во Франции?

- Нет, у меня нет такой идеи, мне просто хочется путешествовать чаще, а не сидеть все время дома, потому что я вернулся к той же ситуации, в которой я был…

- Может быть двинуться в Москву, где анимационный круг гораздо шире?

- Это один из вариантов. Просто в Москве очень дорого жить и для этого мне нужно иметь очень классную работу там. Я сейчас не зарабатываю на то чтобы жить в Москве.

- А снимать жилье вместе с кем-то? Молодежь сейчас по-моему вся так в Москве живет.

- Я так не могу, мне нужно личное пространство. Мне нужно куда-то приходить и вместе с кем-то работать. Мне нужно взаимодействие профессиональное, а не бытовое.

- Вы вернулись домой и стали работать с теми же клиентами, что и раньше, как будто вернулись на два года назад. Что вы делаете для того, чтобы все же двигаться поступательно, а не взад-вперед?

- Ну вот я приехал на Суздальский фестиваль например.

-  Вам важна фестивальная атмосфера,  вас это бодрит?

- Я в восторге. Я должен признаться, что я очень ленивый зритель, то есть я мало смотрю. Мне интересно копаться в очень определенной анимации, которая мне нравится и я себя там комфортно чувствую. Это какая-нибудь японская экспериментальная, а остальную мне уже лень смотреть. А здесь я смотрю все и оказывается, так много интересных фильмов делается в России. Дебютный показ был лучшим показом в моей жизни.

- Да, надо сказать, он был ударный. Ну и сама фестивальная атмосфера должна давать вам зарядку. К тому же познакомились тут наверняка с большим количеством людей, с которыми будете теперь иметь дело.

- Надеюсь, что да. И я чувствую что мне гораздо веселее, чем дома.

 

Сайт Макса Литвинова https://kclogg.com/

 

 

Источник: Блог Большого фестиваля мультфильмов, 15 сентября 2018,








Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.