Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.02.2018 | Колонка / Общество

Ни бог, ни Трамп и ни Конгресс

Когда перечислены все — это значит никто.

Российские олигархи, окружающие Владимира Путина и исправно обеспечивающие его деньгами вот уже двадцать лет, провели минувшую ночь без сна. Ведь 29 января «вашингтонский обком» должен был опубликовать страшный «кремлевский доклад», в котором, как обязал Конгресс полгода назад, американское министерство финансов должно было перечислить представителей бизнеса, тесно связанных с Владимиром Путиным (задача непростая, по той простой причине, что те, кто «не связан» с Кремлем, пребывают ныне в Лондоне или штате Коннектикут). На внесенных же в черный «кремлевский список» должны были, как представлялось, обрушиться всевозможные кары, отнюдь не исчерпывающиеся отказом в американской визе
Если толковать принятый конгрессменами закон расширительно, то санкции должны были обрушиться не только на любую американскую компанию или банк, вступившие в отношения с фигурантами списка, а вообще на любую российскую компанию, имеющую отношения с американской. При наихудшем сценарии развития событий это означало отключение крупнейших представителей отечественного бизнеса от всех международных контактов.

Те, понятное дело, засуетились. В Вашингтоне были наняты многочисленные лоббисты, дабы исключить попадание конкретных персон в страшный список. В немалую ажитацию пришли и отечественные либералы, как проживающие внутри России, так и те, кто волею судеб оказался за ее пределами. Все бросились строчить проекты, предложения и рекомендации в вашингтонский обком, предлагая именно свой, конечно же, самый верный способ селекции олигархов и отделения чистых от нечистых. Как водится, тут же переругались и стали обвинять друг друга в продажности.

И вот вожделенная дата настала. Однако вашингтонские чиновники сперва попридержали список обреченных на остракизм российских олигархов и чиновников. Представители администрации сконцентрировались на реализации другой части требований Конгресса, а именно: на противодействии наращиванию российской военной мощи за счет торговли с зарубежными государствами. На сей счет они предоставили доклад (секретный) и провели столь же секретный брифинг в сенатском комитете по иностранным делам. Старший демократ сенатского комитета по иностранным делам Бен Кардин, активно продвигавший идею широкомасштабных санкций, смог лишь заявить: «Я не буду обсуждать засекреченное содержание этих обсуждений. Но я сконцентрирован на этих санкциях и продолжу пристально следить за этим, чтобы добиться снижения возможности российского правительства вести эту торговлю».

В Госдепе и вовсе заявили, что дела обстоят блестяще. «По нашим оценкам, другие страны в общей сложности отказались от запланированных или анонсированных закупок на сумму в несколько миллиардов долларов», — отметила представитель Госдепа Хизер Нойерт. Она подчеркнула, что этих средств недосчиталась оборонная промышленность РФ. Любопытно, считают ли американские дипломаты своей победой заключение Россией миллиардных контрактов на продажу систем ПВО с Турцией и Саудовской Аравией?
Однако во внешнеполитическом ведомстве настаивают: если закон работает, то новые санкции не понадобятся. Если санкции все-таки последуют, то они будут сфокусированы не на российских юридических лицах, а на зарубежных партнерах РФ, которые ведут торговлю с отечественной оборонкой и разведслужбами.

И лишь некоторое время спустя появился так страшивший всех список. Чиновники из Минфина и разведывательного сообщества блестящим образом саботировали требование Конгресса. Если слишком рискованно с политической точки зрения выделить подлежащий наказанию «путинский круг», а послать подальше законодателей невозможно, то следует сделать этот список максимально широким. В результате в него, не мудрствуя лукаво, включили практически весь кабинет министров, включая Дмитрия Медведева, все руководство Администрации президента, начиная от Антона Вайно, не забыв при этом шефа протокола и главу Президентского совета по правам человека. Тот же принцип действует и в отношении приближенных олигархов. К ним механически причисли всех, чье состояние превышает миллиард: Дерипаску и Лисина, Абрамовича и Евтушенкова. Не избежали этой участи и руководители группы «Альфа», которые накануне демонстративно открещивались от связей с отечественным ОПК.
Таким образом, Вашингтон ясно дал понять: незамазанных в российских верхах просто нет. Но при этом в документе ясно написано: до поры до времени никаких санкций применяться не будет. Таким образом, весь отечественный руководящий класс оказывается в подвешенном состоянии. И, в теории, каждый конкретный чиновник поостережется делать гадости США.

Однако правда в другом. Когда перечислены все — это значит никто. Кремль, на самом деле, молиться должен на всех этих поносимых Владимиром Путиным «людей в черном», которые, как считает российский начальник, мешают честному старику Трампу установить добрые отношения с Россией. Именно вашингтонский истеблишмент корректирует отклонения в политике — неважно, исходят они от администрации или от Конгресса, — если отклонения мешают обеспечению национальных интересов. Так, как истеблишмент эти интересы понимает.

Поэтому, мягко говоря, наивной выглядит позиция тех российских оппозиционеров, которые полагают, что, выступив на слушаниях в Конгрессе, поговорив минут двадцать (больше не положено) с каким-то видным конгрессменом, они, черт побери, откроют американцам глаза на происходящее в России. Американский правящий класс прекрасно об этом происходящем осведомлен. Было бы глупо, а главное — унизительно ждать из Вашингтона решающей поддержки…

Источник: "Ежедневный журнал", 18 января 2018,








Рекомендованные материалы



Приход охранника на государственные похороны

Путину-то что, сказал: «Желаю, чтоб…» — а дальше хоть трава не расти. А чинам из Федеральной службы охраны надо репу чесать, думать, как не только безопасность, но и душевный комфорт президенту обеспечивать. Однако как тут обеспечить комфорт, позвольте спросить, когда сегодня в Доме журналиста собираются люди, которые президента не очень, мягко говоря, любят.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.