Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.05.2017 | Анимация / Интервью

То, что я хотела и то, как я хотела

Режиссер-аниматор Светлана Андрианова о хулиганстве, вечном студенчестве и о «Двух трамваях»

На недавнем Суздальском анимационном фестивале специальный приз жюри получил фильм Светланы Андриановой «Два трамвая»  - необычное кукольное кино, вдохновленное книжкой художницы Анны Десницкой по стихотворению Осипа Мандельштама. Награда имела формулировку – «за поэтичность». И действительно, всех тронула происходящая на фоне довоенного Ленинграда нежная история о том, как маленький трамвайчик растет, а рядом с ним старится его заботливая трамвайная мама. Между тем, режиссер Светлана Андрианова – вовсе не томная лирическая дева, а одна из самых веселых и хулиганских режиссеров в сегодняшней российской анимации. Долгое время после окончания ВГИКа, Светлана занималась рекламой, где и отточила умение делать лапидарное и яркое кино. Даже ее коммерческие проекты, где заказчик позволял хоть немного отступать от правил, вспоминаются, как островки насмешливой свободы и талантливого дуракаваляния.

«Два трамвая» для Андриановой – новый шаг и по способу рассказа лирической истории, и по открытости к новым возможностям ( она никогда прежде не снимала кукольных мультфильмов). С Суздальского фестиваля этот фильм поехал по миру, в начале июня его покажут в конкурсе самого престижного анимационного фестиваля мира, во французском городе Анси.

 Мы поговорили со Светланой о ее любви к учебе, о рекламе и авторском кино, а еще о том, как непросто было собрать команду  для съемок кукольного фильма.

 

- Я родилась в Костроме и поступила в художественную школу аж в 8 лет, туда же берут в 10-11, а я была высокая. Когда это окончательно до всех дошло, то меня хотели оставить на подготовительные, но у меня уже были успехи и педагоги сжалились. А в 11 лет я уже приехала в Москву и поступила в МСХШ, это был лицей при суриковском институте, такая школа-интернат на Крымском валу для особо талантливых детей. Попасть в интернат, конечно, стресс для ребенка, особенно творческого. Меня оттуда три раза выгоняли за плохое поведение…

-       Ты такая свободолюбивая была?

-       А что не видно , что ли?  Я и сейчас не поменялась, разве что внешне. По спецпредметам я МСХШ с отличием закончила - в  Суриковский меня сразу брали. Но я пришла в Сурок и думаю:  что я тут 6 лет буду делать? Рисовать меня уже очень хорошо научили, и такой мне там тухляк показался. А потом я пришла во ВГИК и мне оттуда не хотелось уходить, вот, - думаю, -  это мое место. Там неформалы вокруг бегали, с длинными волосами – класс! А я была такой подросток – в косухе, все цвета радуги на волосах, тут бритое, там кольца… Пришла поступать крутая -  МСХШ с отличием, а  мне тут же двойку влепили по композиции. Я даже поверить не могла, думала, может фамилию перепутали? Но оказалось, что все, что происходит в жизни, к лучшему. Мне друзья сказали, что Татарский набирает курс на «Пилоте» и я пошла к нему поступать. Прошла к нему первым номером, он мне даже преподавать рисунок на этих курсах предложил. Проучилась там год,  а потом ВГИК стал набирать первый экспериментальный курс компьютерной графики и анимации. А мне ведь всегда, когда рисовала, казалось: вот сюда бы ритм, а здесь  музон добавить -  оживить хотелось, только потом поняла, что это же и есть анимация и компьютерная графика. Компьютеры только начали появляться, и очень обрадовалась, что в первый раз не поступила на художника-постановщика анимационного кино. Учиться было очень весело, к тому же в общаге жили – самое веселое было время. На первый свой анимационный фестиваль, в Тарусу, я попала еще со студенческим своим фильмом «Поэт и луна». И там познакомилась с ключевым человеком своей жизни – генеральным директором студии «Даго» Димой Юрковым, он был в жюри, ему понравился мой фильм и он пригласил меня к себе на студию работать, как только я закончила институт. И я там проработала режиссером рекламы, художником по компьютерной графике аж десять лет – благодаря этому я какую-то почву под ногами обрела, квартиру купила. Отличнейшие люди и реклама была отличной школой.

-       Ах вот почему у тебя был довольно поздний дебют, оттого, что ты рекламу снимала. Ведь твоя однокурсница Лиза Скворцова стала кино снимать куда раньше.

-       Ну да, я квартиру купила, сняла с себя этот хомут и пошла во все тяжкие – стала кино заниматься.

-       Я помню, что у тебя даже реклама была очень авторская и смешная. «Шкода», например. https://www.youtube.com/watch?v=5PypERy0HrE

-       А водка «Славянская»? Там очень был известный художник Дамир Муратов. Примитивист прикольный. https://www.youtube.com/watch?v=1nVucut6y_Q

-       Из твоего раннего я еще помню клип в антинаркотическом проекте «Реанимация».

-       Да, на песню Найка Борзова, это давно было, когда я еще работала в «Даго». https://www.youtube.com/watch?v=Ebz32IfulWY

-       А что ты считаешь своим первым авторским фильмом?

-       «Зеленые зубы» на студии «Пчела». Это то, что я хотела и то, как я хотела – такая панкуха, неформальность. Это совершенно мое кино – и дурное и, надеюсь, обаятельное. Маша Муат (худрук «Пчелы») сказала: «Светка, давай, пора». Поверила в меня и вдохнула в меня веру. Ей нужен был сюжет для детского альманаха. Я говорю: «Маш, ну я ж не могу для детей снимать, я ж только 18+». Смешно, что все мои следующие фильмы оказались тоже для детей.  https://www.youtube.com/watch?v=Kz4T0_twXIw

-       Замечательная детская страшилка получилась. Помню еще у тебя была ужасно смешная реклама юбилейного фестиваля «Крок», хулиганская такая. https://www.youtube.com/watch?v=CJw1xfUYpEw

-       За два дня сделала! Все надо быстро делать – вот «Зеленые зубы» я за два месяца сняла. Вернее, надо с первого раза. Вообще от кино надо отдыхать, а у меня шло подряд. После «Зеленых зубов» – «Немного о себе» – тоже с «Пчелой» по рисункам Тани Задорожной, совершенно гениальной девочки. Я нашла ее в интернете и  влюбилась с первого взгляда. Хотела что-то о ней узнать, увидела надпись «Немного о себе» и подумала – вот наконец-то! А там написано: «Себь – это такое существо…»

-       Этот фильм  выглядит, будто ты его очень быстро делала.

-       Нет, долго. Сначала пробовала с закадровым голосом. Но ударение же. И все рассыпается. Я уж подумала, что «каменный цветок не выходит». А потом решила по новеллам сделать, как немое кино, чтобы зритель читал, и уже его дело, куда он ударение ставит. Приблизила это к комиксам. То есть получилась, что сняла его дважды - сначала одно кино, а потом другое. https://www.youtube.com/watch?v=E6sDEJB_nv8

-       И после этого была моя любимая «Звездочка»?

-       Вот в «Звездочке» я всё делала по 10 дублей.

-       Да, я помню, что ты говорила, что «Звездочка» тяжело шла. А в чем была проблема, почему ты застряла?

-       Не знаю, ну, не получалось. Если бы я знала, в чем корень проблемы, я бы ее решила. https://www.youtube.com/watch?v=KbtJHYbMGK8&t=12s

-       Кино же чудесное получилось, может тебя смущало, что там хулиганства мало?

-       Может быть. Все равно там есть моменты, которые не решены. Мне кажется, нельзя так часто кино делать, это как рожать каждый год. Я вот сейчас только «Два Трамвая» закончила, а мне уже в августе надо сдавать другое кино.

-       А почему так получилось?

-       Ну потому , что мне сначала, в августе, на «Трамваи» министерство денег не дало, вернее поставили в резерв, а потом в декабре, можно сказать на день рожденья мне такой подарок, - дали, когда я уже подписала другие контракты, и время было занято. Получилось, что  у меня было  всего три месяца на производство, а за это время нельзя сделать кукольный фильм.

-       Давай начнем с начала:  тебя Алдашин позвал на Союзмультфильм «Трамваи» делать?

-       Да, он мне позвонил два года назад: приходи, нам нужны талантливые режиссеры. А я наткнулась в книжном магазине на эту книжку Осипа Мандельштама с рисунками Ани Десницкой. Это ее дипломная работа.  Как девчонка заморочилась: она проиллюстрировала книгу куклами! Эта книжка -  источник моего вдохновения, по ней я и делала фильм. В книге более картонно все выглядело, но мне как раз это нравилось. А меня переубедили союзмультфильмовские художники, что это слишком просто, слишком по-студенчески. Теперь я жалею, что фактура бумаги, картона ушла в профессионально-реалистическую школу Союзмультфильма. У нас были плоские человечки из бумаги и трехмерные, объемные реалистичные дома.  А трамваи – что-то среднее, барельеф, который женил все. То есть было три пространства, три составляющие художественной стилистики. Дома мы делали заново по Аниным эскизам из книги, только побольше, чтобы они с куклами сочетались в большом кукольном павильоне. Десять домов у нас было и десять трамваев – три возраста у сына, и в каждом по два зеркальных варианта - правый-левый, то есть всего шесть, и две мамы плюс её зеркальные копии, просто мы старенькую потом еще подфактурили, состарили.

-       А почему ты так далеко уходишь от стихотворения? Ведь у Мандельштама и в книжке два брата, а не мать и сын.

-       Ну каждый же человек снимает о своем. Я мать и у меня сын.

-        А твоя мама жива? Вот эти  отношения с старенькой матерью – тоже твое?

-       Да, наверное. Каждый же через себя всё воспринимает. Ко мне после показа подошел мужчина и говорит: а я думал, что это папа-трамвай. Гендерные различия здесь не важны, это же собирательный образ, есть родитель и ребёнок.

-       В этом фильме совсем нет твоего хулиганства, он очень сентиментальный, даже в большей степени, чем «Звездочка». Это из-за темы? Тут юмор есть в изображении, но подколок твоих нет.

-       Ну я ведь тоже… Как говорится: хулиганю я по пятницам, а этот фильм был в понедельник. Ну и тема глобальная. А еще тут очень сильное художественное решение. Я когда увидела эту книжку, Ане говорю: кино явно будет хорошее, тут главное - не испортить. А потом и история разрослась. Поначалу сценарий был написан на 7 минут, а вылезло все в 10 минут.

-       Ты же первый раз работала с куклами, кто у тебя был в команде?

-       Найти команду было невероятно сложно. И тем более что бы это была действительно команда, нужно хотя бы пару месяцев, что бы понять что из себя каждый специалист представляет. Оказалось, что кукольных специалистов осталось очень мало, а те, кто остались на Союзмультфильме,  уже очень преклонного возраста и многие не знают, как компьютер включать. А надо было пахать и быстро. В результате мы ничего не успели и я очень многое доводила одна дома на коленках -  уже на компьютере. То есть на одну треть – это просто компьютерная графика. Где-то пришлось даже затрехмерить персонажей. Но никто из профессионалов мне не сказал, что увидели компьютер, всем кажется, что это кукольное. Непреодолимой проблемой оказался человеческий фактор: один человек заболел – все встало. Я плачу всем остальным людям зарплату за то, что они просто ходят на работу. А время-то идет, это деньги, студия. Очень тяжело далось.

-       А найти людей нельзя?

-       Невозможно. Кукольников почти нет у нас, а кто остался – все заняты на разных проектах.  Тех, кто делает кукол – полтора человека. И значит отсутствие конкуренции. Просто чтобы ты понимала масштабы катастрофы: к началу съемок у нас не была готова ни одна кукла.  Все куклы окончательно были готовы за месяц до конца съемок, ты можешь такое представить?

-       А как же вы снимали без кукол?

-       Ну, сначала одна была, потом бумажки снимали, где нет трамваев. Вот у нас был оператор Игорь Скидан-Босин, он в это же время у Хржановского работал, так что приходил на пол дня. То есть получается у нас было пол оператора. Ну нету больше операторов для кукольного кино. Нету.

-       У тебя что, все время был стресс? Или ты получила удовольствие от того, что поработала с чем-то новым?

- Но зато у меня были аниматоры Алла Соловьева и Катя Рыкова – это такой уровень отношения к работе…  Я счастлива была с ними работать. Алла Соловьева – это совершенно запредельного уровня аниматор, какой-то бог. Я когда увидела впервые сцену, где маленький трамвайчик читает учебник, - вроде бы что такого? – а у меня мурашки прямо были от счастья. Мне захотелось взять на ручки этот кусок железа, погладить, мне казалось, что он замурлычет сейчас. Я считаю, что прикоснулась к чему-то великому. Я о таких аниматорах только слышала. Я даже потом в постпродакшне смотрела по кадрам сцену и смаковала. Нет, какие-то были удовольствия, были, были. Но в основном были ситуации, которые неподвластны управлению. https://www.youtube.com/watch?v=ZO7dBE17qlk - трейлер

-       То есть получилось не то, что ты задумала?

-       Да, я вижу очень много ошибок, осталось ощущение неудовлетворенности. Правда, вот я «Варежку», например, смотрю, там столько технического брака, но ты этого не видишь, видишь теплоту и душевность фильма. Но в Суздале на фестивале смотрела «Трамваи» на большом экране и думаю: блин, все переделаю. Я тут поговорила с Костей Бронзитом о фильме и теперь попробую перемонтировать. Понимаю, что где-то еще динамики не хватает. Урезать надо.  Но я и так уже столько вырезала. А жалко же такую ювелирную работу – реально аниматоры работали с пинцетом и очками-лупой для ювелиров. Просто рука не поднимается резать по живому. Но я еще попробую.

-       А что тебе Костя сказал?

-       Про монтаж, про тайминг. Два часа мы говорили и все по делу. Очень жалко, что у меня не было таких педагогов. Ну не в сорок лет я должна это слышать. Я должна была это слушать и учиться, когда мне было 20 лет. Всю жизнь я мечатала учиться у Назарова и никак это не получалось. И в этот раз на Союзмультфильм шла и думала: наконец-то я у Назарова буду учиться. Все спрашивала у Алдашина:  ты послал Назарову материал? – Да, послал. Потом он наконец-то сам позвонил, и сказал, что ему не понравилось и он бы за такое кино не стал бы браться, а через месяц умер. Разговор, которого я ждала всю жизнь. Ну почему во ВГИКе не преподавали ни Назаров, ни Норштейн?

-       А ты не хочешь сама преподавать?

-       Нет, мне кажется, я вечный студент. Я ведь еще после ВГИКа в школе-студии ШАР год училась – хотелось режиссуре поучиться, а то во ВГИКе больше тусовка была. Это был последний курс Хитрука – кое-что смогла взять у него.  Я совершенно не чувствую себя зрелым режиссером.

-       Расскажи, что сейчас в твоей жизни происходит.

-       Сейчас так сложилось, что я половину времени живу в Черногории, работаю оттуда удаленно. Там прекрасно – море из окна, красиво, воздух, люди доброжелательные – улыбаются всё время. Скучновато конечно – слишком спокойно, слишком радостно. Но когда московского стресса не хватает, взял билет и приехал сюда, а потом обратно. Для творчества, конечно, нужны внутренние страдания. В выражении «художник должен быть голодным» - что-то есть. Не то что он физически должен быть голодным, но должна быть какая-то внутренняя неудовлетворенность, которую он направляет в творчество. А когда у тебя все хорошо…

-       Понятно, что там у тебя все хорошо. А в Москве что тебя заставляет работать?

-       Здесь тоже люди симпатичные. Но Москва более тяжелый, серый, агрессивный город.  Когда живешь на две страны, берешь от каждой страны ее лучшую часть. Я так понимаю, что и там, и там есть плохое. Но я не успеваю дойти до той середины стакана – и уезжаю. Я и Москву люблю, и Черногорию.

-       Там ты берешь погоду, природу…

-       Даже пустоту. А здесь наоборот такая заполненность, постоянный час  пик. Смешно, все пишут: Светка, когда ты приедешь? А когда приезжаешь, звонишь всем, а все заняты. Это проблема Москвы. В Черногории чуть не каждый вечер все встречаются в кафе -  друзья, семья, все общаются, а тут все ходят в фейсбук.

-       У тебя получается столько зарабатывать анимацией, чтобы спокойно жить на две страны?

-       Ну вот я сейчас делаю анимационную вставку в игровое кино, и за месяц мне платят столько, сколько мне выделил Союзмультфильм за год работы на “Двух трамваях”. Там мне нужно было сделать ожившую гравюру и я поняла, что это без компьютерной трехмерки – никак.

-       А разве раньше ты делала что-то в 3D?

- Нет, раньше, когда мне нужна была трехмерка, мне легче было нанять кого-то, тем более, что трехмерщиков полно. Ею нужно постоянно заниматься, там все время технологии меняются. Но сейчас решила, что и сама справлюсь, села за учебники и начала изучать.

-       Ты действительно вечный студент. Чего бы тебе хотелось в профессии?

-       Даже не знаю.  Я могу сказать, что “Два трамвая” - это фильм всей моей жизни. Такой Арарат, который я хотела, ждала. Готовилась именно к такому фильму. А сейчас у меня, конечно, опустошение.

-       А ты живописью-то продолжаешь заниматься? Ты же в красоте сейчас живешь.

-       Да. Я всю зиму занималась именно живописью. Почему-то совсем не хотелось анимацией заниматься, а только рисовать. Акварелью.

-       Хорошо жить на 2 страны?

-       Иногда думаешь, что нет единства какого-то, а потом думаю, что во мне самой нет единства и это для меня идеальнейший вариант – не засиживаться. Так что не загадываю. Сейчас у меня все так хорошо в жизни, что я боюсь шевельнуться - по законам драматургии должно что-то плохое произойти. Ребенок вырос, профессию получил, пошел работать, мама здорова, за квартиру кредиты выплачены – все хорошо по всем пунктам. А я на любой шорох думаю, что что-то произойдет.

-       А следующий твой фильм какой?

-       Опять вернулась на студию «Пчела», уговорила Олесю Щукину у себя быть художником, опять, как и «Звездочка», будет по Юльки Ароновой сценарию – про дом. Так и называется – «Дом».

 

 

 

Источник: Culttrigger. 20 апреля 2017,








Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.