Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.05.2016 | Колонка / Общество

Путин как всеобщий «доктор Зло»

Мы действительно подошли к переломному моменту в отношениях с окружающим миром.

Британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что Владимир Путин и лидер террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади были бы счастливы, если бы Британия покинула Евросоюз. В Кремле попытались иронизировать. Путинский толмач Песков заявил, в Кремле «уже привыкли к тому, что российский фактор является одним из устойчивых инструментов в электоральной кампании в США». Но «использование российского фактора или фактора президента Путина в теме Вrexit (этой аббревиатурой обозначают возможный выход Британии из ЕС)» было-де новым для российского руководства.

Справедливости ради замечу, что Кэмерон безусловно прав. Если Великобритания и в самом деле уйдет из Европейского союза после июньского референдума, в Кремле, конечно, будут ликовать. ЕС в этом случае покинет один из самых жестких путинских оппонентов, последовательный сторонник санкций в отношении Москвы. Но я сейчас о другом. Песков, отдадим ему должное, увидел действительно нарастающую на Западе тенденцию.
Путин все чаще входит в стандартный набор злодеев, противников свободы и демократии, который время от времени используется в прессе и выступлениях политиков. Никого уже не удивляет, когда он в этом списке через запятую следует после лидера террористического «Исламского государства». Чем дальше, тем больше он становится этаким «доктором Зло», воплощением всего самого скверного, превращается в образ, который используется в пропагандистских целях.

С одной стороны, можно сказать, что Владимир Путин с подчиненными долго и последовательно за это боролись. Ведь еще сравнительно недавно российские начальники с кислыми рожами жаловались, что их позицию игнорируют, их мнение не замечают на международной арене. А теперь – совсем другое дело. Ну, кто после Крыма и Донбасса рискнет не обратить внимание на то, что говорит тов. Путин В.В. Представители самых разных профессий буквально с лупой в руках вчитываются в каждое его слово. Так же, как заокеанские советологи изучали когда-то брежневские «сиськи-масиськи».

Не так давно я слушал одного западного эксперта, который на полном серьезе говорил о российском ядерном потенциале так, как если бы договора СНВ не существовало вовсе – он вел речь о тысячах и тысячах боеголовок, как будто вернулся в начало 70-х годов прошлого века. На свой недоуменный вопрос относительно того, на чем такие подсчеты основываются, я получил ответ, что нет смысла учитывать договоры, если Россия их не соблюдает. И с этим не поспоришь.

Мы действительно подошли к переломному моменту в отношениях с окружающим миром. На Западе уже никто не дискутирует на тему, вынашивает или нет Россия агрессивные замыслы, все обсуждают, как именно она эти планы реализует. Отставные военные в открытых докладах (а действующие штабные работники – в закрытых) чертят стрелы на картах, указывая, как только что созданная 1-я гвардейская танковая армия будет брать Прибалтику. И вот уже один за другим появляются аналитические доклады — последний из них «Closing NATO’s Baltic Gap», — авторы которых настаивают, что у НАТО недостаточно сил, чтобы защитить Прибалтику в случае российского вторжения. Причем, повторю, никто уже не спорит, возможно такое вторжение или нет. Владимир Путин долго работал над тем, чтобы доказать свою непредсказуемость и безбашенность. Следует констатировать, он достиг здесь немалых успехов.
Только Запад не забился испуганно в норку, как ожидали в Кремле. Там точно по Бисмарку, так любимому Путиным, начали в оценке намерений Москвы исходить не из договоров, ею подписанных, а из возможностей России. Причем сейчас эти возможности очевидным образом завышаются. Так было во время первой «холодной войны», частью которой была гонка вооружений. Именно она, а не «Першинги» с «Томагавками» уничтожила СССР.

Ну, а пока что главный начальник может радоваться своей всемирной славе, обсуждая с индонезийским лидером перспективы закупок пальмового масла…

Источник: "Ежедневный журнал", 19 мая 2016,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.