Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.11.2015 | Колонка / Общество

Москва нашла себе союзника

Российские бомбардировки, несмотря на оглушающий звон победных реляций, не приносят успеха в наземном наступлении сирийских войск

Сирийский узел запутывается все сильнее. Под жестким давлением республиканцев администрация Барака Обамы вдруг заговорила о возможности ограниченных наземных операций (освобождение пленников, захваченных террористами, подготовка отрядов умеренной оппозиции). И таким образом, рискует вновь наступить на те же грабли – начать военную операцию без очевидной военной цели, только чтобы продемонстрировать свою решительность.
Одновременно очевидно, что российские бомбардировки, несмотря на оглушающий звон победных реляций, не приносят успеха в наземном наступлении сирийских войск. Похоже, наступление захлебнулось, и теперь силы Асада едва отбивают контратаки вооруженной оппозиции.

И вот на таком-то фоне российская дипломатия добилась очередного выдающегося успеха. Недели не прошло после того, как глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров предложил серьезно расширить состав участников переговоров по Сирии. До недавнего времени в этих переговорах участвовали США, Россия, Саудовская Аравия и Турция. Москва предложила привлечь к разрешению сирийского кризиса больше дюжины государств, включая Египет, Иорданию, Катар, ОАЭ. И, главное, Иран. До недавнего времени против участия Тегерана резко возражали США. В Вашингтоне утверждали, что иранские власти, которые прямо поддерживают и обвиняемую в терроризме «Хезболлу», и режим Асада, несут прямую ответственность за развязывание в Сирии гражданской войны. И вот теперь, видимо, желая уже любым путем выбраться из этого ближневосточного болота, Вашингтон скрепя сердце согласился на участие Ирана в переговорах. Уже 30 октября иранский министр иностранных дел должен прибыть в Вену. Наблюдатели предсказывают: теперь в ходе переговоров «анти-асадовской» группе будет противостоять «про-асадовская».
Разумеется, от этого переговоры не пойдут быстрее. Но произошедшее, безусловно, можно рассматривать как важную дипломатическую победу России. Напомню две мысли, которые главный начальник страны старательно внедрял в головы участников дискуссионного клуба «Валдай». Первая – длительный мир наступает после заключения договоренностей между блоками государств. И договоренности эти фиксируют некий баланс сил. Вторая – сирийское урегулирование может стать некоей моделью для будущего международного сотрудничества.

Признаться, я все гадал, о каких-таких блоках государств рассуждал Путин. Потому как нет пока что в природе никаких других блоков (оформленных, по крайней мере, юридически), которые могли бы стать противовесом американским союзам – НАТО в Европе, военным союзам с Японией и Южной Кореей в Азии. И вот теперь обрисовывается желанная Кремлем модель мирового устройства. Объединенный Запад и Россия, возглавляющая антизападную коалицию мировой шантрапы от средневековой северокорейской деспотии до теократического государства иранских аятолл. Ну и чем не многополюсный мир? Надо сказать, что еще в конце 1990-х, при Ельцине, была довольно популярна подобная внешнеполитическая концепция. Она сводилась к тому, что Россия может играть существенную роль в мировой политике, выступая в роли представителя сообщества цивилизованных государств при общении со странами-изгоями. По странному стечению обстоятельств многие из этих государств были клиентами развалившегося СССР, и посему в теории у Москвы должны были оставаться всевозможные каналы для неформальных контактов. Теория не сработала. Авторитарные диктаторы, кто угодно, только не идиоты. Они отлично понимали, что лучше обращаться напрямую к Западу, чем через посредников. А Москва, продолжавшая отстаивать право на самобытность Северной Кореи и Ирана, стала превращаться в главу коалиции изгоев (отдадим должное мудрости пекинских правителей – те брезгливо уклонились от такой возможности). Так что добро пожаловать в новый мир. Мир, где мощь Запада балансируется союзом Ирана, спонсирующего террористов, и Россией с ее ядерным потенциалом.

Источник: "Ежедневный журнал", 29 октября 2015,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».