Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.11.2014 | Общество

«На ногах» и на задворках

Новая внешняя политика России.

Главный российский начальник уверенно следует на саммите АТЭС от одной дипломатической победы к другой. О чем бодро повествуют блондинки обоих полов, именуемые президентским журналистским пулом. Вот «Коммерсант» повествует о встрече Путина с американским лидером: «Барак Обама заметил его. Другие президенты, наверное, удивились даже, когда тот вскинул руку и издали замахал Владимиру Путину (следует заметить исторической справедливости ради, что не российский президент первым начал)». А «Московский комсомолец» рассказывает со слов президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова об обмене фразами с австралийским премьером, что, слава Богу, никто никого не хватал за грудки. И так далее до бесконечности. О том, например, что китайцев ничуть не обидело, что российский начальник набросил свой плед на плечи замерзшей жене председателя КНР Синь Цзиньпина. Они, мол, в таком восторге, что убрали запись об этом со всех интернет-ресурсов, включая социальные сети.
Мы наблюдаем сейчас новый этап отечественной дипломатии. С одной стороны, Путин вполне может претендовать на роль важного китайского вассала, продавая Поднебесной энергоносители ниже себестоимости. За что и получает пока что все положенные почести.

С другой — лидеры стран Запада его просто игнорируют. Никаких полномасштабных встреч и переговоров, как это обычно происходит во время международных форумов вроде саммита АТЭС, пока что не случилось. Путинскому пресс-секретарю приходится идти на всевозможные ухищрения, чтобы имитировать в этих условиях активную дипломатическую деятельность. «Путин и Обама смогли несколько раз использовать паузы в работе саммита, чтобы поговорить. Они затронули вопросы двусторонних отношений, ситуацию вокруг Украины, Сирии, Ирана… Возможностей для встречи было больше чем две, это были краткие беседы», — утверждает Песков, рассказывая журналистам про бесконечные встречи «на ногах» и «на бегу». И вот журналистское сообщество бурно обсуждает, отозвался или нет Обама на слова Путина о том, как прелестен окружающий пейзаж. А также получилось или нет российскому президенту похлопать по плечу американского коллегу или же Обаме удалось увернуться.
Все это очень напоминает сцену из «Золушки» Шварца, когда мачеха с дочками коллекционируют знаки внимания коронованных особ, дабы претендовать на роль первых красавиц. Помните? «А мне король сказал: "Очень рад Вас видеть", один раз. …"Ха-ха-ха", один раз…"Проходите, проходите, здесь дует", один раз. — Итого, три раза». Такая у нас нынче внешняя политика.

Никто почему-то не задается простым вопросом, а почему, собственно говоря, главе великой державы, как позиционируют Путина его подчиненные, требуются все эти ухищрения, чтобы обменяться мнениями с коллегами по важнейшим вопросам мировой политики: положению на Украине или в Сирии. Дело в том, что устроенная в соответствии с международным протоколом полноценная встреча главы иностранного государства с Путиным неизбежно создаст немалые проблемы этому самому главе (если он, конечно, не председатель КНР). Тут же оппозиция и, вы будете смеяться, общественность устроят скандал: как это можно официально встречаться с руководителем страны, которая оттяпала солидный кусок соседнего государства.

Еще недавно путинские советчики убеждали босса: эти западники — слабаки. Покричат, покричат да и успокоятся. Все оказалось серьезнее. С Путиным просто не желают общаться. И дело, разумеется, вовсе не в том, что злокозненные американцы давят на союзников. Просто необходимо выдумывать специальные объяснения для проведения официальных встреч с агрессором. Похоже, Путин убедился в этом на саммите АТЭС. Нет сомнений, что это повторится на саммите «двадцатки». Внешнеполитические победы России позволили ей занять достойное место на международной арене. Место изгоя…

Источник: "Ежедневный журнал", 11 ноября 2014,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.