Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.02.2006 | Колонка

Танцы вокруг камня

Управляемая демократия трансформируется в деспотию

Вся минувшая неделя прошла под знаком шабаша, устроенного российской властью вокруг «разоблачения» английских шпионов, работавших под крышей посольства. Мало того, что завербованные агенты общались с резидентом через напичканный электроникой контейнер, замаскированный под простой российский камень. Сосканировав с камня секретную информацию, британские дипломаты, по версии ФСБ, тут же принимались подписывать чеки для оплаты деятельности отечественных неправительственных организаций, например Московской Хельсинской группы.

Цель дубоватой чекистской операции очевидна – доказать, что неподконтрольные Кремлю общественные организации наверняка находятся на службе иностранных разведок.

Вести обо всем этом речь, может быть, и не имело бы смысла, если бы сама история со всей очевидностью не продемонстрировала то состояние, в котором в результате неустанной шестилетней деятельности властей находится страна. Официозное телевидение (другого в России просто не осталось) послушно вдабливало в головы граждан нескладную чекистскую версию. Ни один журналист не решился задать оперативникам из ФСБ очевидного, лежащего на поверхности вопроса: если за камнем-контейнером велось столь плотное наблюдение, почему британские шпионы не были взяты с поличным, почему им позволили этот камень унести? С ходу были приняты на веру в высшей степени сомнительные доказательства шпионской деятельности английских дипломатов и их связи с правозащитниками. Не усомнились в истинности всей этой истории и послушные Кремлю депутаты Думы, поспешившие разработать резолюцию, обличающую британские спецслужбы за связь с российскими неправительственными организациями.

Не удивлюсь, если завтра «Единая Россия» вместе с «Нашими» выведут на митинги протеста собранных по разнарядке московских дворников. А уж те потребуют –  нет, не расстрелять подлых британских наймитов: времена нынче гуманные, – но уж наверняка закрыть зловредные организации.

Казалось бы, чего российская власть так взъелась на неправительственные организации? Признаемся, влиятельность их, к сожалению, невысока. А авторитетны они лишь для небольшого числа людей. Штука в том, что только эти организации да еще пара-тройка газет позволяют себе в путинской России высказывать несогласие с официальной точкой зрения. А полностью прижать их к ногтю Владимиру Путину сейчас, когда Россия председательствует в «большой восьмерке», не с руки. Стало быть, по чекистской традиции, их следует дискредитировать. Ведь теперь в ответ на любую критику Кремль, подобно нерадивому председателю колхоза из анекдота, будет отвечать: «Нехай клевещуть, гады». Разве можно, мол, относиться всерьез к заявлениям и протестам тех, кто живет на деньги иностранных разведок.

Наличие зарубежных недругов, денно и нощно пытающихся нагадить России, – отличное оправдание провалов во внутренней политике.

Помните, как после бесланской трагедии Путин заявил, что террористы являются инструментом неких зарубежных темных сил, которым не нравится то, что у России есть ядерное оружие? Не удивлюсь, если завтра какой-нибудь городской начальник объявит прорыв теплотрассы диверсией ЦРУ, а пожар, обернувшийся гибелью людей, – провокацией японской разведки.

Среди московской либеральной публики весьма популярна теория о том, что путинский авторитаризм на самом деле весьма мягкий и он никогда не дойдет до жестокости и идиотизма авторитаризма советского. И пусть российское телевидение совершенно тошнотворно, зато можно читать любые книжки, посещать любые выставки, смотреть любые фильмы. Стало быть, можно «отделиться» от этого государства, жить своей частной жизнью. Как видим, теория эта не подтверждается отечественной практикой. Режим стремительно набирает по части и жестокости и идиотизма. Так, история с британским шпионским камнем произошла одновременно с помещением Михаила Ходорковского в штрафной изолятор под совершенно абсурдным предлогом.

В немалой степени эта быстрая трансформация «управляемой демократии» в деспотию объясняется пассивностью и равнодушием российских граждан, которые в большинстве своем пока не обращают внимания на сигналы вроде усиливающейся шпиономании. Но режим отступает только тогда, когда и если сталкивается с массовым, организованным протестом. Пора учиться такому протесту. Времени, похоже, осталось совсем немного.   



Источник: "Объединенный Гражданский Фронт", № 3 (21), 30.01.2006,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.