ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 21 ИЮЛЯ 2017 года

Арт

Свидетельское рисование

В лондонской галерее Illustration Cupboard открывается выставка молодого британца Джорджа Батлера

Текст: Игорь Гулин

В лондонской галерее Illustration Cupboard, показывающей работы современных книжных и журнальных иллюстраторов, открывается выставка молодого британца Джорджа Батлера.

Известность двадцативосьмилетнего Батлера скорее не художественной, а журналистской природы.

В прошлом году он пешком перешел турецко-сирийскую границу, изучал жизнь беженцев и повстанцев, описывал военные преступления и разрушенные города. До того — путешествовал по Африке, где пару раз юношу чуть не убили и один раз чуть не похитили, по Афганистану, Азербайджану и Индии, изучал работу пожарников, врачей, антиглобалистов и спасателей диких животных. Репортажи и путевые дневники Батлера появлялись в Times, Guardian и еще в десятке важнейших журналов. Часто они сопровождаются словами. Но в основном это рисунки.

Репортажная графика — жанр старый, как сама журналистика, а может, и старше: рисунки в старинных книгах о путешествиях и прочая показательная этнография — это, в конце концов, то же самое.

Но то, что делает Батлер, закономерным образом воспринимается уже на фоне фотографии.

Кадры из точек военных и природных катаклизмов, образы катастрофического состояния человечества стали привычным фоном существования западного человека, чем-то, что трогает лишь на ритуальном уровне (об этом писал Ролан Барт в своей классической книге о фотографии, недавно переизданной). Они не прочитываются больше как свидетельства, разве что формальные — как цифры, обозначающие число погибших или оставшихся без дома. Унифицированные фотографии с плачущими детьми не говорят ничего о присутствии снимающего в месте трагедии. С рисунком — совсем другое дело. Парадоксальным образом теперь в нем гораздо больше присутствия. В отличие от сливающегося с аппаратом репортера, человек, рисующий трагедию, вынужден на нее смотреть. И, возможно, смотреть долго, вступать в ситуацией в отношения. Для Батлера это особенно актуально.

В отличие от большинства художников, занимающихся тем или иным видом репортажной графики, он не использует карандаши (а тем более — фломастеры).

Батлер пишет тушью и красками. Тем самым в каждой его работе заложен труд, не только труд рисования в часто экстремальных условиях, как психологических, так и климатических (тушь течет, бумага становится влажной), но и банальный физический труд — таскания с собою коробки с довольно тяжелым набором художественных инструментов. Этот труд — как бы гарантия потраченного на картину временного усилия. Вторая гарантия — история, стоящая за каждым его рисунком (Батлер обычно рассказывает ее в комментариях). Часто эти истории связаны между собой. Вот женщина, у которой бойцы Асада убили всех сыновей, а саму ее пытали, вот усыновленный ею десятилетний мальчик, чудом избежавший расстрела, вот находящийся в том же лагере другой мальчик, оставшийся без ноги, а вот — другой безногий, генерал повстанческой армии. Его рисунки, как правило, образуют сети историй героев и историй самого процесса рисования.

По внутренней структуре все это гораздо больше похоже не на фотографии, а на документальный фильм — такой, в котором режиссер постепенно погружается в отношения со своим объектом, и эти-то отношения и становятся главным сюжетом.

Батлер почти всегда рисует людей в экстремальных ситуациях или, по крайней мере, в короткой передышке между ними. Но, как ни странно, в самих его работах — отточенность, взвешенность, никакого дрожания, паники, ужаса или возмущения. Удивительно, но, несмотря на все вышесказанное, репортажи Батлера — это в первую очередь очень красиво. Это — крайне мастерская иллюстрация, любой "Нью-Йоркер" бы ее не постыдился, а любая завалящая этнографическая книжка стала бы с такими картинками большим событием.

Но в силе батлеровских картинок — и их не то что слабость, но как бы опасность. Судить то, что он делает, с точки зрения эстетики — будто бы неправильно. Это не о том, а о свидетельстве, участии, авантюрной смелости, в конце концов.

Здесь не до владения кистью, чувства цвета и композиции, умения минималистически экономить пространство, умещать на листе максимум возможного.

Это все — не то, но именно об этом и думаешь в первую очередь, глядя на его рисунки. В этом смысле его талант — может быть, предательство его же собственных целей. Страдания и героизм в его рисунках перестают быть газетными штампами, но они становятся красивы — не неким внутренним, а самым внешним, эстетизированным образом. Как относиться к этой красоте — главная вещь, которую должен решить для себя человек, сталкивающийся в репортажами Батлера. В журнале или на выставке — не так важно.

.

Лондон, Illustration Cupboard, с 16 июля по 3 августа

Джордж Батлер


Лондон, Illustration Cupboard, с 16 июля по 3 августа






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Игорь Гулин через RSS

Читать Арт через RSS

Источник: Журнал "Коммерсантъ Weekend", №25 (319), 05.07.2013,
опубликовано у нас 19 Сентября 2013 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru