Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.07.2013 | Анимация

Психологизм, сюрреализм и прочее

Короткометражки в Аннеси - четвертая часть

   

Главное, конечно, конкурс, который на четвертый день и правда был хорош.

Началось с La Grosse Bête Пьера-Люка Гранжона, тут снова, как и в «Белом волке», прекрасная графика, хотя совсем простая и очень театральный прием перехода от сцены к сцене – пасть зверя захлопывается и ее отодвигают, как ширму. У него отличная история о деревне рядом с которой жило чудовище, которое ело жителей одного за другим. И они все время придумывают, что бы такое сделать, чтобы от чудовища спастись. Есть идея, что его надо все время ждать и все время бояться, тогда оно не придет. Скоро устают бояться, тогда начинают друг друга пугать – тоже надоедает. Тогда уже начинают профилактически друг друга есть. Было ли это чудовище вообще – так и не ясно, но уже и не важно, они и сами друг друга съедят.

Gloria Victoria всеобщего любимца Теодора Ушева. Он объявил, что этот фильм – завершение трилогии про взаимоотношения искусства и власти, где была «Башня Тауэр» и «Друкс-Флюкс», и что на этом он заканчивает свои постмодернистские игры. Что, мол, это была учеба (поскольку он анимации никогда не учился) и вот теперь он считает, что школу закончил. В тех фильмах он работал с авангардом и конструктивизмом на русскую, кстати, музыку – Мосолова и Свиридова. А тут  - на главную тему 7 симфонии Шостаковича, а образы уже, пожалуй, экспрессионистские. Фильм сделали в стерео варианте, с очками. Смотрится он сильно, причем там собственно анимации  не очень много, все больше на монтаже построено, несутся почти статические картинки, но у Тео, конечно, феноменальная музыкальность и ритм движения изображения фантастический, все прямо на тебя лавиной падает, причем не поймешь, где какая цитата. Все обсуждали потом на утренней встрече, что это кино о войне, и Ушев сам интересно говорил о том, что начал фильм с глубокого стерео и цвета, а к концу музыка нарастает тогда, как цвет уходит и изображение делается более плоским, что и происходит в головах воюющих, делящих мир на своих и врагов. А для меня фильм был не столько про войну, сколько вообще про нарастание ненависти и в этом смысле он смотрелся очень актуально. (Вот тут ролик: https://www.nfb.ca/film/gloria_victoria)

Далее шла «Обида» нашей Ани Будановой, мне она очень нравится - не вопреки, а как раз благодаря тому, что этот фильм выглядит третьей частью екатеринбургского цикла про "Девочку дуру", начатого Зоей Киреевой (если второй частью считать "Подарок" Михаила Дворянкина). В "Обиде" немного путаный сценарий, там не сразу разберешься, где сегодняшнее действие, а где флеш-бэк, но богатство нюансов, психологические тонкости и то, что в анимации называют "актерской игрой", многое искупает. Уж не говорю о том, как хорош этот эскизный, "волосатый" рисунок Михаила Дворянкина, в каждом из трех фильмов немного другой, но  совершенно узнаваемый.  Не буду сейчас углубляться в детали самого фильма, но удивило то, что Аню, хоть она и приехала в Аннеси, совсем не было видно. Здесь принято после показа фильма в главном зале выходить приветствовать публику – на моем сеансе она не выходила и ее даже не вызывали. Принято на следующий день после первого показа приходить утром на «кофе с режиссерами» - тоже ее не было.  Я пыталась ее найти, и мне сказали, что Аня совсем растерялась, а французы ни о чем ее не предупредили. Обидно и вообще свинство с их стороны, знают же, что она впервые. И тем более обидно оттого, что приз за лучший дебют она-то в результате получила, но оттого, что и для  журналистов, и международного анимационного сообщества она так и осталась неведомой русской, наверняка какие-то возможности были упущены, да и фильм был бы лучше понят после встречи с режиссером.  Вот Юля Аронова как раз очень бодро рассекала по всему городу на велосипеде, беспрестанно встречала ее на сеансах.

Вернемся к четвертому конкурсному показу. После «Обиды» шел фильм  Жереми Клапена (который «Позвоночная история» и Skhizein) с неожиданной для него почти простой историей Palmipedarium. Про мальчика, который хотел быть охотником, как папа, и даже ходил с ним на охоту на уток. Но вот собака притащила какое-то нелепое полузадушенное существо с длинной шеей, и парнишка не стал его выдавать папе, а перекрасил в утку, повтыкал в него, голого, перьев и стал учить летать. Впрочем, без сантиментов – когда птиц полетел, малыш стал примеряться, как бы в него стрельнуть.

Boles – симпатичое кукольное кино Шпелы Чадеж (Spela CADEZ) из Словении, сказано, что по рассказу Максима Горького «Болесь», но я, к стыду своему, его не читала. Про писателя, к которому приходит соседка-проститутка, чтобы он сначала написал письмо к  ее жениху, а потом – от жениха. Хорошие куклы (хоть и силиконовые, чего я не очень люблю, уж слишком он симулирует настоящее тело), прекрасно двигаются, все остроумно, с деталями по взаимоотношениям. И много придумано чисто анимационного, трюкового, особенно, когда писателю не пишется: то у него пальцы становятся мягкие, как лапша и не получается печатать, то они прилипают к клавишам и тянутся, как резина.

Yuki Onna – Снежная женщина, несмотря на то, что снял Иржи Барта, человек известный, мне совершенно не понравилась. Скучная анимация из якобы старых фотографий с живой игрой. По рассказу некоего писателя 19 века про то, как мальчик увидел снежную женщину и должен был это до смерти скрывать, но в старости рассказал жене и оказалось, что она и была снежной женщиной. Но все это смотрелось ужасно занудно.

Kolmnurga afäär – совершенно сюрреалистическое кукольное эстонское кино, как это и любят на Нуку-фильме. реж. Andres TENUSAAR. Переводится как-то вроде «Треугольное дело» и действительно там такой сплошной танец вокруг треугольников несколько мистического вида, прямо-таки настоящий сюр-мюзикл. Причем, часть персонажей – окномойщики и поломойки с руками на месте голов, а еще среди участников вороны. Описывать не буду – мало понимаю, что все это означает, да и не люблю я символы, но сделано очень энергично и ритмично.

 Why? Factor англичан Ben FALK, Jordan WOOD – дурацкая, но забавная кукольная история из архива Монти Пайтона про человека, уныло поющего на прослушивании свои глупейшие песенки, но комиссия почему-то жалеет и не выгоняет его, позволяя петь еще и еще.

Ну а на ночном сеансе посмотрела четвертую программу внеконкурсных короткометражек, ту, где наша Юля Аронова с фильмом «Моя мама - самолет». (Весь фильм тут https://vimeo.com/groups/5390/videos/56288999)

Программа, кстати, была весьма неплохая. Например, была вот какая история ( - A Flood Story голландца Maarten Isaäk DE HEER), причем, в начале было написано, что это видеоинсталляция, а не мультфильм. 17 минут с одной точки нам показывают очень традиционно, в духе детского мультфильма снятую панораму поселка, где живут антропоморфные животные. Кто-то вяжет, кто-то играет, кто-то заводит машину и уезжает, все под бытовые звуки. Всякие уточки, тюлени и др. Потом начинается дождь, поселок постепенно уходит под воду, жители спокойно садятся в лодку и ждут. Дождь заканчивается, вода медленно спадает, звери снова расходятся по домам и опять занимаются домашними делами. Если бы это шло не 17 минут, а часа два, то, конечно, было бы куда радикальнее – будто перед окном сидишь и смотришь что там люди делают, только окно  анимационное, а за ним полный покой. Вот оно https://vimeo.com/51592540

Я-то на самом деле в этой программе хотела посмотреть новый фильм Бастьена Дюбуа Cargo Cult про папуасов в Новой Гвинее, которые во время второй мировой войны, насмотревшись на самолеты, решили построить соломенный самолет в качестве приношения своему богу. Но, по-моему, история получилась слишком простая, почти анекдот, совсем без того второго плана и нюансов, а главное – без той атмосферы, которая была в «Мадагаскаре». (Трейлер https://vimeo.com/62094392) .

Еще там была чилийская документальная анимация Chile imaginario docu-animado, - это всегда любопытно, поскольку сильный материал. С изображением режиссер тоже пытался экспериментировать, но без большого успеха, поскольку от прямого нарратива и демонстрации рассказчиков уйти не смог.

Ну и в завершение программы - всегда уместный английский анекдот Wildebeest про идиотов-быков, которые обсуждают, бревно это в реке плавает или крокодил. И в тот момент, когда уже совсем решают, что бревно, оно оказывается вполне прожорливым крокодилом.











Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.