Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.07.2013 | Анимация

Бедные мальчики

Анимационный фестиваль в Аннеси – конный завод и полные метры

   

Рассказ о фестивале Аннеси-2013 начну с конного завода (haras d’Annecy), который теперь стал главным фестивальным центром вместо закрытого на реконструкцию Бон Лье.  Как выяснилось, этот красивый комплекс, построенный к 1885-му году действительно был отдан лошадям до самого 2009-го  года, а теперь, когда главный кино-концертный зал Аннеси закрылся, на поляне посреди бывшего конного завода город построил временное здание, которое прослужит пару сезонов до открытия прежнего центра. И хотя лошадей тут уже почти 4 года нет, стойкий запах конюшни преследует всякого, приходящего на главную площадку фестиваля.

Я туда пришла на первый же сеанс первого дня работы Annecy-2013. Это был конкурсный полный метр с длиннющим названием «Моя мама в Америке и она встречала Буффало Билла» (реж. Marc BORÉAL, Thibaut CHATEL) - сентиментальное французское кино  про младшеклассника, живущего с младшим братом и отцом-вдовцом и с надеждой слушающего враки соседки о письмах, якобы приходящих от его матери-путешественницы. Снято оно по некоему популярному детскому комиксу - простенько и без претензий. Смотрибельно, хоть на мой взгляд и пресновато:   не противный рисунок и чувствительная история, как это принято в детских фильмах, про взросление, преодоление страхов (второгодник бьет и отнимает шарики для игры) и все такое прочее. (Забегая вперед, скажу, что этот фильм заслужил «специальное упоминание» у жюри полного метра).

На второй сеанс у меня был билет на «Пиноккио», но оказалось, что именно на это время назначен пресс-показ внеконкурсного пиксаровского «Университета монстров»  и их же короткометражки «Голубой зонтик», которые мне хотелось хоть одним глазом посмотреть (эти фильмы должны были открывать фестиваль, в Аннеси обожают Пиксар). «Голубой зонтик» снимал Сашка Унсельд, когда-то он приезжал со своими фильмами из Германии на Крок, теперь, оказывается, работает на Пиксаре. Из новых разработок в этом фильме, как я понимаю, Пиксар больше всего гордится тем, что все изображение выглядит совершенно реалистическим, поэтому особенно забавно, когда у реальных предметов проявляется мимика на физиономиях – решетки на люках мигают глазами-гвоздиками, мусорные бачки и указатели тоже имеют лица.  Много эффектного придумано для стерео показа,  мерцающее освещение, отражающееся от мокрых предметов и особенно ночной дождь, будто бы на него смотришь, запрокинув голову. Но само кино – ничего интересного. Трехкопеечная история про то как синий зонтик-мальчик влюбился в красный зонтик– девочку и они сначала потеряли, а потом нашли друг друга. Причем глазки-ротики на зонтах уже нарисованы совершенно условно, точно так, как было в фильме про смерть пузырьков из пупырчатой бумаги, но тот был гораздо остроумнее. 

Зато «Университет монстров»  (реж. Дан Сканлон) был отличный, даже жалко было уходить.  Тоже стерео. Зачин – про детство одноглазого Майка Вазовского, который тогда еще был не такой болтливый, но шустрый и везде оказывался самым маленьким, с трогательной зубной пластинкой. Его, как водится, все обижали, но он не унывал.  Ну а потом началось о том, как он поступил в университет Монстров - в такой классический западный университетский городок с каналами, мостами и лодками, как в Кембридже, и со студентами, валяющимися на траве. Как всегда,  на Пиксаре шикарная анимация и, главное, очень точная «актерски» - с нюансами, сложными реакциями и т.д. В общем, жалко было уходить, но ждал конкурсный полный метр – «Пиноккио», а «мои университеты» для героев «Корпорации монстров» можно с июля посмотреть в прокате.

«Пиноккио» - это большой международный проект, французско-итальянско-бельгийско-люксембургский, а режиссер, вроде, итальянец - Enzo D'ALO.  Шикарные, нарядные фоны, очень французские на вид – яркие цвета, резкие контрасты, черные тени, эффектно. Но герои вполне заурядные и по части рассказа истории все очень традиционно, скучновато, мало юмора (разве что нытик папа Карло все время теряет парик), а Пиноккио получается не паршивцем, а маленьким героем без страха и упрека, который в конце концов приводит историю к счастливому концу.  Ну и злые мальчишки в школе, понятно, над ним измываются.

Таким образом, главным сюжетом в полных метрах первого дня для меня получилось несчастное мальчишеское детство полное унижений, злых сверстников и противных учительниц. Видимо, считается, что это беспроигрышный вариант, всякий тут себя узнает.

Вообще-то для тех, кто едет в Аннеси, полные метры – не главное, а скорее дань рынку и интересам публики,  один из полнометражных фильмов, получивших приз в ночь закрытия показывают  на огромном экране под открытым небом для всего города. Но никуда не денешься – полнометражного кино снимают все больше, что видно и по программе Аннеси: в этом году в конкурсе было 9 картин, а вне конкурса – еще 14, это не считая нескольких «спец событий» - то есть предпремьерных внеконкурсных показов.

Из конкурса, который показался мне в этом году совсем неинтересным, самым заметным, на мой взгляд, был испанский «Апостол» (реж.  Fernando CORTIZO RODRIGUEZ), показывавшийся у нас на прошлом московском кинофестивале - лихое кукольное жанровое кино, страшноватые приключения сбежавшего из тюрьмы вора в жуткой деревеньке. Тут и мистика со страшными заклятиями бессмертия, и плутовские обертона, связанные с главным героем.  На мой взгляд, с живыми актерами кино могло бы оказаться не хуже, но все равно фильм сделан достойно и внимание держит, особенно, конечно, благодаря музыке Гласса. 

Остальное выглядело куда беднее. Еще один конкурсный французский полный метр – «Жасмин» (реж. Alain UGHETTO) – рассказывал про любовь француза и иранки на фоне революции в Тегеране,  и строился на воспоминаниях француза-аниматора, который, видимо, весь этот рассказ и лепит из пластилина.  По театральным фестивалям я уже давно вижу, что левая европейская интеллигенция очень высоко ценит важность поставленной темы, но мне трудно смотреть, как  на сцену, так и на экран, когда все самое интересное заключается в самом рассказе, в тексте, а не в постановке. Так и на этот раз долго выдержать такой «театр у микрофона» со сплошными разговорами, скромно проиллюстрированный движением условных бесполых и совершенно одинаковых человечков двух цветов (желтый – француз, синие – иранцы),  я не смогла, убежала на другие показы. Надо сказать, потом сразу два весьма уважаемых мною специалиста – поляк Марчин Гижицкий, входивший в жюри Фипресси  и швейцарец Отто Альдер, профессор и создатель фестиваля Фантош, - сказали, что им понравилась «Жасмин», так что я даже стала жалеть, что не досмотрела до конца и не убедилась, что в этом фильме есть что-то еще ценное, кроме понятной озабоченности иранскими проблемами.

Прочее, что хоть как-то меня интересовало из конкурсных и внеконкурсных полных метров, я  пошла смотреть в фестивальную видео-библиотеку, чтобы наверстать пропущенное и не тратить время на то, что не стоит того. Посмотрела  похожую на все детские полнометражные мультфильмы сразу южноафриканскую картину «Хумба» ( реж. Anthony SILVERSTON) – бойкое, глуповатое компьютерное 3D про мальчика-зебру, который родился смелым, но ущербным – без полосок на задней половине. Ну и пошел искать полоски на свою задницу.

Американская «Легенда страны Оз: возвращение Дороти» (реж. Daniel ST PIERRE, William FINN), тоже компьютерное 3D, пошловато-нарядная, и тоже без единой собственной мысли и оригинального хода – так же интереса не представляла.

Одно могу сказать, фильм, в результате получивший Кристалл Аннеси за полный метр – бразильская Uma História de Amor e Fúria (реж. Luiz BOLOGNESI) , где сюжет скачет от легенд о том, что было 600 лет назад до сегодняшнего дня – было  вообще смотреть невозможно. Дизайн выглядел настолько бедно и банально, а анимация убого, что на торжественном закрытии зрители-профессионалы только ахнули, увидев на экране коротенький фрагмент. Смотреть это кино на фестивале, конечно, мало кому пришло в голову и после закрытия все только делились друг с другом недоумением. Со сцены говорили, что фильм касается важных тем – видимо, в этом все и дело. Хотя я и не ожидала такого от жюри, в которое кроме двух продюсеров больших студий, входил и режиссер Роберт Морган – автор маргинальных кукольных фильмов ужасов. 

Пожалуй, из того, что я смотрела в видео-библиотеке отрывками, самым любопытным оказался внеконкурсный шведский Tito on Ice  (реж. Max ANDERSSON, Helena AHONEN)– в сущности, документальный фильм, в котором авторы проехались по странам бывшей Югославии и сделали кучу интервью о том, как люди помнят развал страны. Причем, смастерили из папье-маше зубастое чучело Тито и сажали его рядом с каждым интервьюируемым. И иногда вместо говорящей головы рассказчиков показывали грубо анимированные картонные головы, что выглядело куда хуже. Но то, что люди рассказывали, слушать было действительно интересно. 

Отчаявшись, в поисках хорошего полного метра к концу фестиваля я пошла на спец-событие, французскую «Тетю Хильду» (реж. Benoit CHIEUX,   Jacques-Remy GIRERD), по картинкам казавшуюся очень милой. В результате мы увидели плакатный антиглобалистский сюжет, где тетя Хильда – гений ботаники и садовод, а ее злая сестра вводит мир в катастрофу, злоупотребляя всякими генными модификациями, плюс политические шпильки в адрес властей, идущих на поводу у капитала. Одна была радость в этой скучной истории – влюбленный в Хильду биологический гений был русским, беспрестанно вставлял в речь русские словечки, а звали его - Михаил Алдашин. Не могу это объяснить ничем другим, кроме того, что на раннем этапе съемок над фильмом работали друзья настоящего Михаила Алдашина, французские художники Юрий Черенков и Зоя Трофимова. Присутствие на экране Миши, хоть и совершенно не похожего на того, что живет в Москве, хоть как-то смиряло с дурацкой историей, написанной по трафарету новых времен.











Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.