Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.06.2013 | Колонка / Общество

Путин идет на ты

Он намерен дать бой «рассерженным горожанам» на их поле, в оппозиционной Москве.

Главной тенденцией текущего исторического периода в нашей стране является нарастающий абсурд, который приказано абсурдом не считать. Например, третье дело Ходорковского, согласно которому зловредный олигарх проплатил научную экспертизу своего второго приговора. Экспертизу, которую заказал тогдашний президент страны Дмитрий Медведев. Получается, именно он, формальный глава и гарант, а не только несколько экспертов, были куплены узником Краснокаменска, дабы сформировать выгодное Ходорковскому общественное мнение. Но разве это кого-нибудь смущает? Ничуть. Нет никаких сомнений: поступи этот абсурд в суд, обвинительная «двушечка», а может быть, и «десяточка» кому надо — гарантирована. Сергей Гуриев воспринял это как вполне реальную угрозу.

Начался «большой» процесс по «болотному делу». Судя по всему, значительная часть обвинений строится исключительно на показаниях полицейских, избитых-де разнузданными демонстрантами. Других доказательств нет. Но и это никого не смущает. Кому «двушечка», кому «десяточка» — опять же гарантированы. В Кирове обвинение против Навального рассыпается на глазах: свидетели, вызванные прокурором, или безбожно путаются в показаниях, или вовсе от них отказываются. Однако ни у кого нет сомнений, что судья проштампует любой приговор, который будет спущен сверху.

Похоже, главный начальник страны окончательно определился в своем отношении к подведомственному народу. Меньшую часть, тех, кто требует верховенства закона, свободы и возвращения политических прав, он считает агентами Госдепа и ненавидит. Большую часть, которая вполне удовлетворена картиной мира, которую рисует зомбоящик, он презирает. Именно поэтому раз разом повторяет один и тот же прием: когда речь заходит о неприятном, но известном человеке, делает вид, что такого не знает. Чем, по мысли главы государства, демонстрирует ничтожность оппонентов. Ведь даже если Путина поймают на лжи, как в случае с Сергеем Гуриевым, которого он якобы знать не знает и которого (как доказали блогеры) он совсем недавно величал по имени-отчеству, это отнюдь не скажется на его рейтинге. Путинская Россия смотрит в Интернете порнуху, а не черпает там информацию. И даже если факт, что глава государства прилюдно соврал, станет широко известен, путинское большинство ничуть не оскорбится, а лишь проникнется уважением к его ловкости.

И вот, исходя из ненависти к одним и глубокого презрения к другим, Путин принял решение о проведении досрочных выборов мэра Москвы. Расчет все такой же наглый — пусть ловят за рукав, это же ровным образом не значит ничего. Все расчеты очевидны: за три летних месяца, оставшиеся до выборов, кандидаты, неугодные власти, вряд ли смогут собрать нужное количество подписей (каждую из которых со всем мыслимым тщанием проверят всегда компетентные органы) или заручиться необходимыми процентами голосов муниципальных депутатов. Ну а если это чудо случится, то уже никаких возможностей вести избирательную кампанию у оппонентов Собянина не будет вовсе.

Путин идет, так сказать, на ты. Он намерен дать бой «рассерженным горожанам» на их поле, в оппозиционной Москве. Хотели выборы — получите. Правда, проходить они будут по правилам, которые придумал он сам. Когда все, кроме путинского кандидата, бегут со связанными ногами.

С сожалением приходится констатировать, что уверенность нацлидера в победе подкрепляется его расчетами на неспособность оппозиции предпринять хоть что-нибудь. Если все будет как обычно, то первый месяц будем спорить о том, нужно ли участвовать в выборах или бойкотировать их. Согласия достичь не удастся, в результате некоторые лидеры призовут своих сторонников к бойкоту, а другие приступят к переговорам о выдвижении единого кандидата. В результате сто раз переругаются и десять раз нарушат ранее достигнутые договоренности. Потом каждый все равно пойдет избираться самостоятельно, с тем чтобы получить свои полтора процента голосов.

Однако, похоже, на сей раз есть шансы, что дела пойдут иначе. Потому что есть важные причины, зачем Путин затеял эти досрочные выборы. Как ни крути, очередная «рокировочка» означает, что главный начальник боится будущего. И не только потому, что пример Турции перед глазами: протест может начаться даже без видимого ухудшения экономики. А ведь у нас это ухудшение не за горами. Из-за неизбежного роста тарифов ЖКХ, фактического разложения здравоохранения и образования, пенсионной реформы, грозящей «обнулить» накопления граждан. При том что все эти проблемы уже сейчас вовсю дают себя знать в Москве. Поставив их во главу избирательной кампании, показав, что у этих задач может быть решение, оппозиция может как минимум привлечь к себе внимание горожан.

Что касается извечной борьбы самолюбий и амбиций внутри оппозиции, то есть надежда, что очевидная опасность репрессий должна наконец  подтолкнуть к объединению противников нынешней власти. Потому как единственная альтернатива объединению, по нынешним временам, это эмиграция. И последнее: разговоры про бойкот кажутся мне, мягко говоря, не слишком рациональными. Специалисты утверждают: стратегия власти как раз и будет заключаться в том, чтобы сделать избирательную кампанию максимально незаметной, а явку на выборы — минимальной. Тогда дворники и сантехники становятся важнейшим ресурсом, обеспечивающим победу. Зачем же, спрашивается, помогать властям?

Главное, что надо понимать — времени на принятие решений крайне мало. 



Источник: "Ежедневный журнал", 7 июня 2013 ,








Рекомендованные материалы



Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.


О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.