Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.12.2012 | Театр

Валютный набор

В Берлине проходит фестиваль русского искусства Фестиваль Rusimport

В те самые дни, когда в Москве показывал последние спектакли фестиваль NET, в Берлине открылся фестиваль «Rusimport». Оба смотра были связаны с очередным годом «Россия-Германия»: московский фестиваль показывал почти исключительно немецкий театр, а берлинский, как ясно из названия, был целиком посвящен русскому искусству в весьма широком диапазоне.

Признаюсь, все эти годы культурных обменов, которые теперь следуют беспрерывной чередой,  отчего культурные институции, умеющие добывать деньги у государства, шарахаются от одной страны к другой, - вызывают у меня смешанные чувства. Приятно конечно, что хоть иногда можно найти финансирование на большие проекты,  фестивали, лаборатории или выставки, у которых иначе не было бы шанса. Но тяжело смотреть, как большая часть отпущенных на культурный обмен средств уходит на срочное и бессмысленное «освоение бюджета» теми, кто успел кусок этого бюджета урвать, а сложные долгосрочные проекты, задуманные как культурные исследования, заведомо не могут ни на что рассчитывать. Будто интерес к культуре Германии или, скажем, Франции, можно удовлетворить вот такой разовой «инъекцией». И мало утешают слова реалистов, что, мол, скажите спасибо, что хоть что-то пошло на дело, а не все превратилось в матрешечные шоу и приемы с фуа гра. 

С этой точки зрения мне всегда обидно за фестиваль NET, руководители которого – особые поклонники немецкого театра,  - каждый год плачут, что не могут привезти  какую-нибудь новую замечательную постановку из Германии, например, Томаса Остермайера. Ведь немецкий театр – модный и поэтому дорогой, и, стало быть, год России-Германии – единственный шанс показать товар лицом.

Впрочем, про NET расскажу в другой раз, сейчас речь о двенадцатидневном берлинском «Русимпорте», который проходит с поддержкой того же самого НЕТа. Русскую программу  составляли немецкие специалисты – Андреа Татьяна Виггер и Томас Оберэндер, нынешний директор объединенного фестивального центра «Берлинер Фестшпиле». Составили разумно и разнообразно, даже тот, кто любит другое искусство, спорить не станет – это действительно наш сегодняшний валютный набор, успешно представляющий Россию за рубежом. Классику театра демонстрировали «Три сестры» Фоменко, за постмодернистский визуальный театр отвечал Дмитрий Крымов с глумливым экскурсом в историю советской драматургии «Горки 10»,  питерская группа АХЕ была приглашена с прихотливым мультимедийным шоу «Депо гениальных заблуждений». От кино была «Елена» Звягинцева, от арта – богатое, иронически-гламурное видео «Пир Тримальхиона» АЕС+Ф в залах выставочного дома Мартин-Гропиус-Бау и остроумно придуманная интерактивная выставка молодых московских художников, работы которых по выбору зрителя проецировались на стены галереи, выстроенной посреди фестивального центра. Даже словесность в программе «Русимпорта» присутствовала в виде бодрого сатирического шоу  Быкова-Ефремова-Васильева «Господин хороший». И тем не менее.

Я была в Берлине в первые дни фестиваля, открывшегося 29 ноября.  Русское присутствие чувствовалось в городе повсеместно и без Фестшпиле – показывали русские программы на фестивале короткометражек, наши участвовали в фестивале студенческого кино, в галереях открывали выставки русских художников.  Невольно приходило в голову, что к концу года спешно старались дотратить бюджет обменных мероприятий.  Само открытие «Русимпорта» производило такое же впечатление: полупустой зал вел себя в лучших традициях посольских мероприятий. Очень узнаваемые русские дамы театром не интересовались, шушукались о светских новостях, хихикали над шутками посла о том, что «русимпорт» с советских времен воспринимается, как   нечто торговое, и в антрактах покидали театр.  На «фоменок» было больно смотреть: они пытались «поднять» зал, как гирю, но без успеха, публика была чужая и мертвая. Казалось те, кто привык ходить в театр в этом городе, ничего и не слышали про «Русимпорт». К счастью, сарафанное радио и немногочисленные немецкие журналисты смогли  хоть немного повернуть ситуацию: на второй спектакль народу пришло чуть больше и сам спектакль прошел лучше, а на третий день публика уже стоя аплодировала в финале. Журналисты сравнивали фоменковских «Трех сестер» с немецкими спектаклями Алвиса Херманиса (который, кстати, в это время был в Берлине и сам пришел) изумлялись исторической подробности формы, а кто-то даже находил содержание авангардным. Тут-то бы и начать настоящие гастроли, но на место «Трех сестер» в фестивальный дом уже приехал «Господин хороший».

Для кого показывали это шоу, вопросов не возникало – для тех же, кому тут раздавали афиши-листовки берлинского Русского дома с разного рода антрепризными представлениями. Зал был полон возбужденной русской публики, ничем не отличающейся от московской в театре Эстрады. Видно было, что номера Быкова-Ефремова (главным образом из «Гражданина поэта»), тут знают наизусть, как и сегодняшнюю русскую жизнь, и тем из самых последних новостей для сочинения импровизатора-Быкова накидали тьму (подошла про слезы бывшего сельхозминистра Скрынник - в духе Вознесенского поэма начиналась «Плачет Скрынник на автомате»).  В общем, был, в отличие от спектакля Мастерской Фоменко – явный успех. Разве что немного в конце настроение подпортил звонкий вопрос зрительницы с балкона в ответ на кокетливое объявление Васильевым очередного «номера художественной самодеятельности» - «А если самодеятельность, то почему билеты такие дорогие?».  Правда, билеты не были такими уж дорогими, особенно по московским меркам – от 25 до 65 евро, такие же, как и на спектакль Фоменко (в Москве на «Три сестры» дорогие билеты дороже вдвое).

Вчера закрылась «Трилогия» АЕС+Ф, длившаяся два месяца, с конца сентября – в контексте постоянно сменяющихся экспозиций Мартнн-Гропиус-Бау она смотрелась вполне органично. Но как будут смотреться в театральном контексте «Русимпорта» издевательские «Горки-10», которые должны показать сегодня и завтра, а вслед за ними и «Депо гениальных заблуждений», которые планируется показать трижды – боюсь предполагать. «Посольским» зрителям, судя по всему, это будет не интересно, а настоящих театралов – хоть немцев, хоть русских – пока в залах Берлинер Фестшпиле видно не было.  Впрочем, даже если они появятся, и современный русский театр вызовет у них интерес, скорее всего этот разбуженный интерес придется отложить и законсервировать до другого обменного года.











Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.