Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.11.2012 | Колонка / Общество

Взбесившийся принтер СК

Девушку Клио не обманешь

В который уж раз убеждаюсь: муза Клио, ответственная за историю, в отличие от своих легкомысленных товарок — девушка весьма серьезная. Ошибок и случайных совпадений не допускает. Ну, казалось бы, где Анатолий Сердюков, министр обороны, важный и абсолютно лояльный путинский вельможа — и где оппозиционеры Навальный, Собчак, Развозжаев? Их орбиты не могли сойтись ни при каких обстоятельствах. Однако сошлись.

Ранним утром 25 октября официальный сайт Следственного комитета сообщил, что в «Оборонсервисе», акционерном обществе, созданном Министерством обороны, идут обыски и выемки документов.

Официальный представитель СК Владимир Маркин, тот самый, который еще вчера рассказывал, что от явившегося с явкой с повинной оппозиционера Развозжаева не последовало никаких заявлений о пытках, поведал: в отношении руководителей «Оборонсервиса» возбуждено аж пять уголовных дел. Их обвиняют в намеренном занижении стоимости объектов недвижимости, принадлежащих военному ведомству, и в последующей их продаже фирмам, связанным с тем же «Оборонсервисом». Немедленно на сайте Life News, именно там, где регулярно печатаются стенограммы прослушек телефонных разговоров оппозиционеров, появилась информация: ранним утром Анатолий Сердюков находился на квартире Евгении Васильевой, бывшей руководительницы департамента имущественных отношений Минобороны. И именно он встретил-де представителей следственных органов на пороге квартиры Васильевой. Откуда г-н Сердюков якобы отправился в офис «Оборонсервиса», где наблюдал за проведением следственных действий. Позже он выступил с заявлением, которое ставит под сомнение слова Маркина: «Любые публичные заявления о размерах ущерба и причастности к ним конкретных должностных лиц холдинга ОАО «Оборонсервис», которые высказываются до окончания следствия, являются не более чем версиями».

Небольшая справка для того, чтобы ввести читателей в курс дела. ОАО «Оборонсервис» было создано три года назад.

Фактически оно взяло на себя обеспечение всей хозяйственной деятельности Минобороны: ремонт военной техники на подведомственных заводах, уборку территорий, питание военнослужащих, отопление военных городков и многое другое.

Целью было освободить командиров частей и соединений от хозяйственных забот, позволить им сконцентрироваться исключительно на боевой подготовке вверенных им войск. При этом, естественно, военные, вплоть до самых высокопоставленных, были отрезаны от контроля над финансовыми потоками. Что, естественно, понравилось далеко не всем. Разумеется, деятельность «Оборонсервиса» далеко не идеальна. Разумеется, и там полно халтурщиков и воров. Разумеется, количество соблазнов возросло многократно, когда в условиях военной реформы Минобороны стало избавляться от значительной части своей собственности, включая чрезвычайно лакомые земельные участки и здания в столице и Подмосковье. Однако при всех очевидных минусах структура ОАО является куда более открытой, чем прежняя, основанная на федеральных государственных унитарных предприятий, подчиненных управлениям Минобороны. Как минимум она должна представлять годовой отчет о своей деятельности, позволять аудиторские и прочие проверки.

Несомненно, все происходящее является атакой на Анатолия Сердюкова. Атакой, обставленной точно так же, как это делалось в отношении оппозиционеров. С одной стороны — обвинения в коррупции в отношении людей, входящих в ближний круг жертвы наезда. Обвинения, замечу, строящиеся на некой субъективной оценке (наверное, экспертной) стоимости продававшихся объектов. Не берусь судить об этом конкретном случае, но мы помним объективность таких оценок по другим делам, которые вел Следственный комитет. Обращает на себя внимание и то, что одновременно появились сливы с намеками на личную жизнь министра. Это уже фирменный стиль.

Отмашку на такой наезд дали откуда-то сверху. Главный вопрос, с какого этажа? Вряд ли инициатива исходила от президента. Все годы пребывания Анатолия Эдуардовича в должности Путин демонстрировал ему всяческую поддержку. Более того, после выборов президента Сердюков довольно внятно дал понять, что не держится за должность.

Путину было достаточно просто отправить министра в отставку. Уверен, что никаких возражений это не вызвало бы. И уж совсем не в стиле нынешнего президента копание в грязном белье сподвижника.

Скорее всего, эта история указывает на некую бюрократическую схватку. Вспомним, например, об аресте по высосанному из пальца обвинению заместителя министра финансов Сергея Сторчака. Тогда никто не сомневался, что главная цель — его босс Алексей Кудрин. Вспомним, о генерале Бульбове, который оказался на нарах в результате конфликта между ФСБ и Госнаркоконтролем. Так или иначе, но, похоже, что так называемые правоохранительные органы вновь становятся инструментом межклановой борьбы. И действуют в этой борьбе точь-в-точь, как они действуют против противников режима: ночные обыски и сливы в «желтые» СМИ. Анатолий Эдуардович Сердюков в самом страшном сне не мог себе представить, что с ним, уважаемым человеком, поступят так же, как с какими-то Навальным и Собчак. Однако любой исторический процесс развивается по своей внутренней логике. Включая и процесс репрессий. Девушку Клио не обманешь.



Источник: "Ежедневный журнал", 25.10.2012г.,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.