Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.07.2012 | Анимация

О стариках, детях и…

... девушке с воображением. Анимационный фестиваль в Аннеси назвал победителей

   

Итак, главный анимационный фестиваль Европы раздал призы. Получившийся список награжденных картин, хоть и выглядел весьма последовательным, но по большей части разочаровывал.

Начнем с того, что программа Аннеси в этом году была совсем неплохая и весьма разнообразная. Да, тут всегда предпочитают понятное энергичное кино, либо с коммерческим оттенком, либо касающееся социальных проблем, но были и экспериментальные, и провокативные фильмы, и чисто формальные поиски – в общем, хватало из чего выбирать. Но жюри главного конкурса,  каким тут традиционно считают короткометражный,  весь свой пакет премий, кроме Гран-при, отдала самому банальному и предсказуемому кино, какое только можно было найти. Но зато это были фильмы «на важные темы». Спецприз жюри отдали французу Франку Диону за черно-белую компьютерную ленту  «Эдмонд был осел» - унылейшую повесть о «маленьком человеке», над которым издеваются коллеги по офису. Однажды, после того, как на героя нахлобучили шляпу с ослиными ушами, он почувствовал, что может быть счастлив, только превратившись в настоящего осла, ну и, в конце концов, превращается.  Приз за лучший дебют взял французский любитель Японии Флориан Пьенто за картину «Люди, которые никогда не останавливаются» - тысячу раз виденные картины японизированных потоков одинаковых людей, которых не заставят остановиться ни несчастья вокруг, ни нечто прекрасное /https://vimeo.com/36774721 /. Ну и как апофеоз банальных решений – «специальное упоминание», отданное Йохану Оттингеру за кукольные «Семь минут в Варшавском гетто» - опять же черно-белый фильм о том, как немецкие солдаты ради смеха застрелили еврейского мальчика, пытавшегося из-под забора достать кусочек еды.

Глядя на белокурого богатыря, вышедшего за наградой, можно было предположить, что этот викинг – потомок тех самых немцев, пытающийся загладить вину деда, впрочем, Оттингер не немец, а датчанин. Мне, честно говоря, в последнее время кажется, что надо бы установить временный мораторий на картины о Холокосте, а то неизбежность получения международных призов «за тему» заставляет конъюнктурщиков клепать жалостливые картины одну за другой,  всевозможные международные жюри - откупаться наградами от кликуш, а зрителей – ждать от фильмов на еврейскую тему только слезливых штампов.

Лицо фестиваля спас Гран-при, парадоксально отданный фильму легкому, яркому, смешному, ритмичному и безусловному фавориту фестиваля – картине «Трамвай» знаменитой чешки Михаэлы Павлатовой, снятой на французской студии Sacrebleu (он же получил международную награду критиков - приз ФИПРЕССИ ). Это невероятно энергичная история о вагоновожатой,  которая воспринимает вождение трамвая, как эротический акт. Она видит серых пассажиров-мужчин в зеркало заднего вида и сладострастно двигает рычаги, а удары компостера по билетам, будто фрикции полового акта, доводят ее до оргазма. Все это так лихо снято под все ускоряющуюся музыку, что во время показа хохот в зале не прекращался ни на минуту. Павлатова сама немного стеснялась того, что ее фильм получился таким несерьезным и, как она говорила, «глупым» и, извиняясь, признавалась, что это была не ее идея, а заказ. Дело в том, что  планировался большой международный проект - игровой фильм о женских сексуальных фантазиях. И ему было решено предпослать маленькое анимационное вступление, сделать которое пригласили Павлатову. Но игровой фильм так и не сняли,  анимационное вступление зажило собственной жизнью и тут же было расхватано фестивалями (перед Аннеси «Трамвай» показали в Каннах).

Зато в конкурсе полнометражных фильмов, с каждым годом становящемся все более важным (поскольку самих анимационных полных метров становится больше и они все разнообразнее), - выбор жюри оказался самым последовательным и убедительным. Из многочисленных детских трехмерных компьютерных приключений, веселых сказок, подростковых азиатских фэнтези и боевиков, жюри выбрало три безусловно взрослых картины. И главный приз отдало отличному документально-анимационному расследованию «Крулик – путь за пределы бытия» румынского режиссера Анки Домиан. Речь идет о молодом румыне Клудио Крулике, несправедливо обвиненном в воровстве на территории Польши и умершем в результате голодовки протеста. Очень сильное, анимационно изобретательное кино рассказывает о жизни Крулика с самых детских лет от его собственного лица, без пафоса, почти бесстрастно, но оттого особенно пронзительно. Думаю, что в сегодняшней российской ситуации, где судебная машина вот так же хватает и убивает невинных людей, этот фильм смотрелся бы особенно актуально. /https://video.mail.ru/mail/euroveny/_myvideo/410.html/

Приз ЮНИСЕФ и даже, что особенно необычно, приз публики,  взяла еще одна документально-анимационная картина – «Усыновление разрешено» Лорена Буало и Юнга Хенина, личная история корейского мальчика, которого в числе других 200 000 детей во время корейской войны отдали на усыновление за границу. Юнг, ставший одним из режиссеров и художником фильма, с пяти лет жил в бельгийской приемной семье, и эта картина, соединяющая очень простой, не слишком выразительный рисунок с документальной съемкой и старыми фотографиями, рассказывает о его поисках национальной идентичности.

Вообще, то, как разнообразно разворачивался на фестивале актуальный сегодня жанр документальной анимации – от поразительных находок до чисто конъюнктурных поделок, -  стоит отдельного разговора.

И еще одна тема, все время приходящая на ум во время фестиваля и впрямую относящаяся к полнометражному испанскому фильму  Игнасио Феррераса «Морщины», получившему «специальное упоминание»:  какие сюжеты стоят того, чтобы их рассказывали языком анимации? «Морщины» - это отличная история о доме престарелых, снятая по одноименному графическому роману Пако Рока, - драматическая, сентиментальная и смешная. В ней нет ничего, что требовало бы анимационных средств – никакой специальной оптики, никакой иррациональности, метаморфоз и волшебства. Это просто грустная повесть о стариках, об одиночестве, поздней дружбе и о настигающем Альцгеймере. Нарисован этот фильм  даже не просто, а банально, но сценарий так хорош, что все равно держит внимание, и жаль, что «Морщины» не сняли в игровом кино – хорошие старые актеры могли бы придать сентиментальному сюжету настоящую глубину и трагизм.

Ну и напоследок – о выигравшей не самый значимый приз французского телевизионного «Канала +» обаятельной шутке Карло Вогеле из Люксембурга – «Una furtiva lagrima» то есть «Тайная слеза».Лихо работающий с предметами молодой режиссер показывает последний путь рыбы с рынка до сковородки с кипящим маслом, как реквием. Раскрывая рот и закатывая глаза в хозяйственной сумке рядом с овощами, на полке холодильника, на разделочной доске и на самом адском огне, живая рыба поет скорбную арию Неморино из оперы Доницетти «Любовный напиток», и это действительно душераздирающее зрелище.  https://vimeo.com/39309971

На закрытии фестиваля объявили, что Серж Бромберг, бессменный арт-директор фестиваля, обаятельный шоумен и едкий критик, много сделавший для сегодняшней славы «анимационных Канн», прощается с Аннеси, и теперь ему на смену придет известный канадский продюсер Марсель Жан. И значит этот фестиваль уже никогда не будет прежним.



Источник: "Московские новости", 14 июня, 2012,








Рекомендованные материалы



Итоги года в анимации. 21 лучший

Для этого фильма главное – атмосфера уходящего времени: старый дом с деревянными половицами, заставленный коробками к переезду. Кучи книг, где узнаются те, что были в каждом советском доме, а среди них типовые художественные альбомы, обложки «Нового мира» и «Огонька» с Брежневым. Комната дедушки, где все осталось , как при нем с замершим календарем, шкафом с костюмами, портретом и бюстиком Ленина, который для девочки выглядит манекеном, - ему можно нацепить бусы и накрасить губы. Старая собака, уходящее лето и, в какой-то степени уходящее детство - Лола становится старше.


Призеры, фавориты, скандалисты

Фестиваль Крок в этом году был юбилейным, двадцать пятым, и по этому поводу организаторами было решено впервые за последние годы объединить студенческий и профессиональный выпуски, которые обычно чередовались. Программа таким образом получилась особенно интенсивная, фильмов-фаворитов у профессионалов, плывущих на фестивальном корабле, было много, да и жюри традиционно жаловалось, что призов на все любимое ему не хватило, так что принятие решений было кровавым.