Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.07.2012 | Колонка / Общество

Министерский бунт

Так или иначе, Дмитрию Анатольевичу показали его место.

«То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду». Почему-то именно эта фраза из Салтыкова-Щедрина пришла в голову, когда узнал про милую беседу, состоявшуюся между премьером Дмитрием Медведевым и министром обороны Анатолием Сердюковым.

При посещении подмосковного военного городка Покровское глава правительства вознамерился устроить разнос. Оказывается, вопреки высочайшему повелению до 15 июня не была разработана и согласована методика передачи военных городков местным властям. Обращаясь к вице-премьеру Дмитрию Козаку, Медведев грозно заявил: «Хочу, чтобы вы, Дмитрий Николаевич, мне доложили персонально, кто несет ответственность за неутверждение методики, с предложениями о дисциплинарной ответственности. Надо уволить кого-нибудь — дело хорошее». И тут же получил в ответ от министра обороны: «Тогда меня. Потому что я не утвердил, потому что я не вижу, как передавать дефицит».

Насколько можно понять, первоначально предполагалось передавать военные городки (речь идет о почти трех тысячах населенных пунктов) муниципальным образованиям вместе с деньгами на их содержание. Однако из-за роста тарифов все деньги, по словам Сердюкова, были истрачены еще в первом полугодии, дефицит составляет 70 миллиардов рублей. Передавать военные объекты в собственность муниципалитетов одновременно со средствами на их содержание по сути невозможно.

Медведева явно ставили на место. В прямом столкновении он быстро стал отыгрывать назад: «Тогда нужно было, Анатолий Эдуардович, звонить мне и говорить: я не утверждаю ее (методику передачи военных городков — А.Г), потому что такая позиция». Но Сердюков не собирался уступать. Он ответил, что направлял в правительство бумагу с обоснованием отказа в утверждении методики. Единственное, что нашелся ответить премьер, так это потребовать докладывать ему лично. В итоге, пытаясь сохранить лицо, глава правительства строго-настрого потребовал утвердить методику расчета финансирования военных городков аж в пятидневный срок.

Надо сказать, что, несмотря на многочисленные кризисные ситуации — война с Грузией, саботаж генералитетом военной реформы, скандал с десантниками, — все четыре года медведевского президентства между ним и Сердюковым никаких конфликтов не возникало. Наоборот, Медведев не жалел превосходных степеней, описывая деятельность министра обороны: «Анатолий Сердюков, что бы там ни говорили и как бы ни критиковали, — успешный министр, и за последние четыре-пять лет в смысле реформирования системы Министерства обороны он сделал так много, как никто другой до него». Сердюков же свято блюл законы субординации. Он никогда и ничем не напоминал, что на должность его поставил Путин и только ему он чувствует себя обязанным. Вполне спокойно терпел, когда Медведев в прошлом году устраивал разнос по поводу срыва гособоронзаказа и требовал «расстрелять паникеров».

А вот сейчас опытный царедворец, прекрасно ориентирующийся в неписаных правилах путинского двора, взбрыкнул. Очевидно, чувствовал себя вправе так поступить. Стало быть, уважал не личность, а президентскую должность. Не исключено также, Сердюков считает, что оказывает любезность высшим начальникам, оставаясь на неспокойной должности министра обороны, и вовсе не намерен терпеть разносы по мелочам.

Прав, как видим, оказался Игорь Юргенс, предупреждавший: молодой премьер Медведев может не совладать с матерыми министрами. Так или иначе, Дмитрию Анатольевичу показали его место. Хорошо, в физиономию не получил…



Источник: "Ежедневный журнал", 27 июня 2012,








Рекомендованные материалы



Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.


О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.