Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.04.2012 | Театр

Справедливость победит потом

"Золотая маска" раздала награды

   

Когда «Золотая маска» раздает награды, всегда бывает много недовольных и даже возмущенных выбором жюри. Но есть мнение, что все это гневное бурление вскоре сходит как пена, и если бросить ретроспективный взгляд на победителей прошлых лет, список лауреатов ничуть не выглядит сомнительным. Вероятно, потому, что представляется уже не результатом споров конкретных людей с разными вкусами, а выражением коллективного бессознательного и убедительно отражает умонастроения своего времени. Примерно так же мы привыкаем к новым московским постройкам, многие из которых поначалу кажутся ужасающими, а потом оказываются городскими доминантами. Наверняка то же самое произойдет и с победителями восемнадцатой «Золотой маски» — протестующие против кого-то из лауреатов и защищающие его примирятся.

Но уже сейчас видно, что отечественный театр, так же как и наше общество, существует на сломе вех, парадигма меняется. На мой взгляд, практически все решения, принятые судьями из жюри театров драмы и кукол (несмотря на то, что среди них были люди и традиционных, и авангардистских убеждений), говорят об одном: деятели театра жаждут обновления и молодости. И уже не так важно, что именно сулит это обновление и способна ли эта молодость в традиционной системе координат выдержать сравнение с мастерством старших. Театр хочет перемен, и тут голосом жюри явно говорит коллективное бессознательное нашей сцены.

Главный приз драматического конкурса, которым обычно считают премию за лучший спектакль на большой сцене, отдан безусловному фавориту и публики, и критики — спектаклю Александринки «Счастье» в постановке признанного новатора Андрея Могучего (его же художник и, по существу, соавтор спектакля Александр Шишкин взял приз за лучшую сценографию). Но важно не только то, что приз получил режиссер, имеющий репутацию авангардиста, но и понимание того, кто не получил награды. По кулуарным признаниям членов жюри известно, что спектакли крупнейших режиссеров нашего времени Льва Додина и Эймунтаса Някрошюса не просто не набрали голосов — они вообще не имели поклонников среди судей. И если ситуация с «Калигулой» Театра наций (к тому же смягченная тем, что Евгений Миронов получил приз за мужскую роль) хоть как-то объясняется тем, что, по общему мнению, этот спектакль действительно не удался литовскому гению, чуждому умозрительных раскладов из пьесы Камю, то «Три сестры» общепризнанно лучший спектакль Додина за последние годы, и молчаливый протест судей много говорит о сегодняшнем отношении как к прежним театральным богам, так и вообще к традиционному театру.

Приз за режиссуру получил ровесник Могучего, тоже режиссер среднего поколения Юрий Бутусов за «Чайку» в «Сатириконе» — спектакль очень нервный, отбрасывающий все наработанные режиссером приемы ради захлебывающегося, на грани истерики, признания в любви к театру. Постановка, в которой режиссер сам несколько раз выскакивает из зала на сцену, чтобы встряхнуть публику, станцевать или прокричать монолог, покорил жюри прежде всего своим молодым драйвом, и признанные режиссеры из списка номинантов — Женовач, Фокин, Карбаускис, Эренбург — ушли на задний план.

Тот же самый расклад подтверждают и спецпризы драматического жюри: замечательно тонкий, полный блестящих актерских работ, но вполне традиционный спектакль «Современника» «Враги. История любви» получил особую награду с невнятной формулировкой «за доброту». А второй спецприз ушел впервые участвующему в «Маске» молодому режиссеру Роману Феодори за барнаульскую «Мамашу Кураж», с неожиданным настоящим успехом сыгранную на сцене МХТ. Тут жюри, формулируя основания для награды, отметило редкое для молодого режиссера умение справиться с крупноформатной постановкой. Эта похвала для премии такого масштаба изначально кажется сомнительной, будто речь идет о самодеятельности и молодого танцора отмечают за то, что он не падает.

Ну и конечно, самый показательный (и одновременно самый спорный) выбор жюри сделало в номинации «Лучший спектакль малой формы», отдав приз спектаклю «Отморозки» «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова. Студенческий спектакль, попавший в конкурс оттого, что числится принадлежащим только что созданному театру (формально выпускные спектакли театральных школ на «Маску» выдвигать нельзя), поставлен по роману Захара Прилепина «Санькя». Главный козырь «Отморозков» — в той самой бешеной, переливающейся в зал молодой энергии, которая заражает зрителей всякого удачного дипломного спектакля. В «Отморозках» юный драйв соединяется с неким невнятным пафосом борьбы, на мой взгляд, вполне манипулятивным и ложным, но в наши дни выглядящим необычайно обаятельно и для судей, и для публики, которая тут же расправляет плечи и чувствует, что участвует в чем-то очень честном, смелом, даже (несмотря на государственный статус «Седьмой студии» и успешные гастроли этого спектакля) как будто полузапрещенном. Умный Серебренников это настроение понимает и, как говорится, «с ним работает». Получая «Золотую маску», режиссер сказал, что аплодисменты зала принадлежат не только ему, но и тем, кто борется за справедливость. И что рано или поздно справедливость восторжествует. Что именно считать справедливостью, он не сказал.



Источник: "Московские новости", 18 апреля 2012,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.