Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.03.2012 | Анимация

Сто лет в обед

В Суздале закончился главный российский фестиваль анимации

В этом году на 17-м Открытом Суздальском фестивале конкурсную программу мультфильмов, снятых за прошедший год, удалось уложить в два дня. Еще два дня ушли на празднование столетия отечественной анимации и дискуссии о том, как жить нашей анимационной отрасли в следующем веке. Перспективы выглядели весьма туманно, отчего прошедшее казалось особенно счастливым.


Юбилей

На открытии фестиваля показали фильм Владислава Старевича «Прекрасная Люканида, или Война усачей и рогачей» - тот самый, с первого публичного показа которого 26 апреля 1912-го года, отечественные историки кино и ведут отсчет отечественной анимации. Фильм этот считался утерянным, но совсем недавно его нашел и восстановил историк анимации Николай Изволов, причем в реконструированной версии пародийное кино из рыцарской жизни жуков и стрекоз шло в сопровождении голоса рассказчика со столь современно звучащим насмешливым текстом, что большинство зрителей были уверены, что он сочинен сегодня вместо утерянных субтитров. Однако Изволов рассказал, что остроумный текст Старевича – настоящий, опубликованный во время выхода фильма, а  те старинные субтитры, что мы считаем непременной принадлежностью немых картин, на самом деле – более позднее изобретение. Поначалу фильмы (как анимационные, так и игровые), сопровождались голосом актера-рассказчика, и особое мастерство комментатора, путешествовавшего по российским городам вместе с лентой, было в том, чтобы точно следовать за «картинкой» в то время, как киномеханики повсюду крутили ручку кинопроектора с разной скоростью. И на последнем сеансе, когда уставший механик мечтал поскорее уйти домой, кино могло оказаться чуть не вдвое стремительнее, чем в середине дня, а «импровизатор» должен был тарахтеть, как пулемет, чтобы зрители не потеряли нить.

Вторая важная юбилейная новость – обнародование «Золотой сотни», первого в истории нашей анимации рейтинга отечественных мультфильмов. Для первого раза он был сделан самым простым способом, безо всякого высчитывания баллов и других хитростей – просто по числу упоминаний в сводном списке, для которого по сотне любимых мультфильмов назвали сто уважаемых профессионалов анимации. Сюрпризом оказалось то, что лучшим российским  мультфильмом  всех времен оказалась не картина Юрия Норштейна, возглавляющего подобные мировые рейтинги (хотя все картины Юрия Борисовича вошли в сотню, начиная с «Ежика в тумане», стоящего на второй позиции и до незаконченной «Шинели»). А всенародно любимый «Жил-был пес» Эдуарда Назарова, три другие картины которого тоже вошли в «Золотую сотню».  Я думаю, что под этим списком  с теми или иными небольшими поправками могли бы подписаться все любители отечественной анимации, и сегодня российский рейтинг дает хорошую пищу для размышлений как для искусствоведов, так для социологов. Судя по нему, до шестидесятых годов у нас мультфильмов практически не было (в рейтинге всего 10 фильмов, снятых до 1960-го года, причем ни одного в 30-х годах и 2 фильма все того же Старевича в десятых). Зато в 60-х годах – взрыв, целых 25 фильмов, четверть всего списка (в первую очередь благодаря Федору Хитруку, у которого 9 «золотых» фильмов, начиная с гениального «Винни-Пуха»). 70-е и 80-е дали списку только по двадцатке, а 90-е и 2000-е – и вовсе по десятку хитов на десятилетие. Хотелось бы знать, что сулит анимации будущее десятилетие: продолжение качественного спада, которое, как мы видим, не зависит от роста  общего, выданного на гора числа часов мультипликации, или все же есть надежда на новый подъем?

На открытии фестиваля было решено показать «первый фильм нового века анимации», случайным образом вытянутый из списка. Им оказался «Старый листок» по рассказу Кафки, мрачно-замедленная, напряженная и живописно очень выразительная картина двадцатитрехлетнего студента ВГИКа Филиппа Ярина.  Этот фильм, как и программа нынешнего Суздаля, имеющая явный крен в сторону молодого авторского кино позволяет надеяться на то, что будущее у нашей анимации все-таки есть.


Фильмы

Традиционно на суздальском фестивале картины разделяют на 5 категорий: короткий метр (то есть штучная авторская анимация), фильмы-дебюты, студенческие фильмы, прикладная анимация (реклама, клипы и т.д.), и сериалы. Полных метров в Суздале практически не видят, поскольку продюсеры даже не посылают картины на фестиваль, понимая, что в профессиональной среде стыда не оберешься, и уверяя, что их интересует только зритель, вернее, касса.   Сериальная продукция, которая, помимо полных метров во всем мире приносит студиям главную прибыль, у нас пока тоже имеет бледный вид. В программе этого года из 18 картин, представляющие  новые циклы, зрителям понравились только те, что имели «авторский» вид, вроде мрачного стеба Андрея Бахурина «Бледный мальчик», сделанного для канала «2х2» (серия «Красный луч» мистически трактовала акцию группы «Война»), дурашливого комикса Алексея Алексеева «Klassiki» с беседой двух идиотов – мульт-сценаристов Толстого и Чехова, и  симпатичного приложения к сериалу «Фиксики» - анимированных Сергеем Мериновым песенок под названием «Фиксипелки». Приз в этой номинации в полном согласии с мнением зала взял фильм «Китовая любовь» Леонида Шмелькова, в «настоящем» сериале «Везуха!» студии «Метроном» - с едиными героями и общим ярким, обаятельным дизайном. Истории для младших школьников в этом сериале складываются из рассказов современных писателей, в центре которых стоит семья – на этот раз иронический сюжет крутился вокруг того, куда девать многочисленных хулиганских внебрачных детей собаки по имени  Кит.

С некоммерческим кино ситуация складывается парадоксальная. С одной стороны, из-за  общего финансового и системного кризиса в анимации авторского кино стало заметно меньше. В то же время, общий объем профессиональной анимации не уменьшается за счет того, что в последние годы сделало рывок образование: хороших студенческих и дипломных фильмов стало намного больше. Стало быть, есть силы для качественного развития анимации. Парадокс номер два: хороших студенческих фильмов много, хороших дебютов – почти нет. И это тоже свидетельство системного кризиса: лучшим выпускникам киношкол сейчас трудно найти себя в профессии,  они как бы выброшены на произвол судьбы в отсутствии индустрии и студийной поддержки. В результате победителем в дебютной категории предсказуемо стал фильм вчерашнего выпускника Антона Дьякова, снятый на базе своей же киношколы, то есть по-прежнему под заботливым присмотром преподавателей школы-студии «ШАР» – забавная, музыкальная короткометражка «Костя» про приключения доброжелательного скелета в недоверчивом и равнодушном мире.

Среди студенческих фильмов безусловными фаворитами и жюри, и зрителей, было два (оба принадлежат «ШАРу», который в этот раз имел право получить приз за лучшую киношколу). Первым номером шел «Пишто уезжает» Сони Кендель  - рисованный лирический рассказ о старом коте, которого как-то осенью так все раздражало, что он решил уехать из деревни навсегда. А потом, сидя на скамейке в ожидании автобуса, вдруг передумал. И эта смена настроения, когда все, что героя прежде бесило, вдруг стало его радовать, была схвачена так тонко и точно, что фестивальный зал просто влюбился в Сонин фильм. Второй любимицей Суздаля стала стильная  силуэтная сказка Константина Бриллиантова «Умба-Умба» о шахтерах и коте, где тоже в самый драматический момент сюжет вдруг выруливал на счастливый финал. Фильмы «взрослых» режиссеров в большинстве своем были далеки от подобного оптимизма и, честно говоря, казалось, что любовь публики к картинам Сони и Кости связана не только с их безусловными достоинствами, но и со зрительской тоской по вот такой искренней вере, что жизнь может повернуть к лучшему.

О большей части авторских фильмов, названных в Суздале лучшими, наша газета уже писала: и о лирическом воспоминании об отце «Заснеженный всадник» Алексея Туркуса (он взял Гран-при и первое место профессионального рейтинга). И о фильме Екатерины Соколовой «Сизый голубочек», где герой, всю жизнь наблюдавший за женщиной из окна проходящего поезда, соединился со своей любимой только в мечтах на пороге смерти (приз за лучшую режиссуру).  И об обаятельной музыкальной трилогии «Праздник для слонов» Алексея Демина (приз за лучшую музыку – композитору Андрею Семенову), и об изящной компьютерной сказке с грустным концом «Я видел, как мыши кота хоронили» Дмитрия Геллера (спецприз жюри). Открытием фестиваля стал фильм Натальи Мирзоян «Чинти» (приз за изобразительное решение) – ироническая сказка об индийском муравье, до самой старости упорно строящем потрясший его на картинке Тадж-Махал, не зная, что самодельная копия шедевра стоит на ступенях у настоящего. Фильм этот был сделан изысканнейшим образом в технике сыпучих материалов с помощью разных сортов чая, дававших удивительные переходы цвета и фактур.

Вообще, судя по фестивалю, редкая «порошковая» технология сейчас у нас переживает  новый расцвет, уж не знаю, оттого ли, что технологически наша анимация очень плохо оборудована и пытается из доступных средств выбрать что-то нетривиальное, или потому, что эта импрессионистическая техника дает особенные изобразительные возможности для смены настроений.

Ну и под занавес не могу не сказать еще о двух фильмах. «Мой странный дедушка» вгиковской дипломницы Дины Великовской, о мальчишке, стыдящемся своего чудака-деда, получил не предусмотренную регламентом премию «За лучший кукольный фильм», подтверждая завоеванный два года назад юной постановщицей статус одного из самых перспективных сегодня режиссеров-кукольников. А черно-белый рисованный фильм «Мать и сын» Андрея Ушакова (диплом жюри), где здоровяк-сын увозит свою старенькую мать из деревенской развалюхи, - восхищал тонкостью лирической атмосферы и растворенностью  в клочковатом русском пейзаже.

Хотелось бы рассказать и о других, но места нет. На этот раз, хоть фильмов было не так много, программа  оказалась богата хорошим кино (что и подтвердила беспрецедентная щедрость жюри). И вот это нежданное богатство дает главную надежду на то, что следующий век анимации повернет ее жизнь к лучшему.



Источник: "Московские новости", 7 марта 2012,








Рекомендованные материалы



Смешно, если бы две зебры занимались сексом, и этого бы никто не видел, кроме меня.

О Маше Коневой, как о режиссере, все мы услышали внезапно и были заинтригованы. Она появилась не в команде выпускников школы-студии ШАР, где училась, а позже, сама по себе, как дебютант. И до того, как мы увидели ее фильм, мы узнали, что Машина короткометражка “Вдоль и поперек”, единственная из российских мультфильмов, взята в конкурс Берлинале-2018, где и пройдет ее мировая премьера.


«Нам мешает нос, нам нужно что-то решить с носом!»

Режиссер Екатерина Филиппова: "У слоненка была проблема с носом, но самое интересное, что и мне все говорили: нос длинноват, сделай покороче, его сложно будет анимировать, ты уверена, что этот персонаж должен быть с таким длинным носом? Ходили такие: нам мешает нос, нам нужно что-то решить с носом. Это и в фильме было, и в жизни, поэтому мы со слоненком сроднились."