Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.01.2012 | Интервью / Музыка

О «Возвращении» и не только

Борис Андрианов: «В каждом городе России обязана звучать классическая музыка в лучшем исполнении»

Новогодние и рождественские праздники отмечаются в Москве под звездой традиционного фестиваля «Возвращение», в пятнадцатый раз собирающего выпускников столичных музыкальных вузов. С 6 по 14 января меломанов ждут неизбитые, изящно составленные программы, сыгранные ставшими уже признанными в мире музыкантами. Один из хедлайнеров фестиваля, постоянный его участник, - знаменитый виолончелист Борис Андрианов. Он играет во многих концертах «Возвращения», и порадовал слушателей 4 января сольным вечером в Малом зале консерватории.

- Прелюдией, или увертюрой фестиваля «Возвращение» стал концерт «Другой Новый год», который прошел 31 декабря во Дворце на Яузе. На концерте была премьера созданного критиком и композитором Петром Поспеловым опуса «Ловцы жемчуга на Яузе», в котором ты исполнил одну из сольных виолончельных партий. Каково жанровое определение этой музыки?

- Начнем с того, что этот новогодний концерт был подготовлен организаторами фестиваля «Возвращение»: гобоистом Дмитрием Булгаковым, скрипачом Романом Минцем и Co. Помимо старожилов в концерте выступали юные музыканты – стипендиаты фонда «Возвращение». Главная идея таким образом была в том, что мы играли в ансамбле с талантливыми детьми. Вводили их в наш профессиональный круг. Вторая идея в том, что Петя Поспелов в своем «фирменном» стиле (микст симфонии, оперы, оперетты, вплоть до саундтрека к «Индиане Джонс») сделал произведение с хорошим драйвом, которое разыгрывалось по законам перформанса. Там на сцене постоянно вертелся круг, и помимо игры на инструменте, надо было успевать запрыгивать на круг и с него соскакивать. Было весело!

- Хорошо. Сольный концерт 4 января с «Возвращением» никак не связан. Так ведь? Какую программу ты для концерта выбрал?

- То, что мне хотелось играть, то и выбрал. Вот, в частности, песни Брамса, сонату Франка, очень редко исполняемую сонату Рихарда Штрауса. С пианистом Рэмом Урасиным у нас по-моему получилась такая стильно выдержанная романтическая программа.

- Насколько я знаю, это не первое твое сотрудничество с Рэмом Урасиным. Несколько лет назад вышел диск с вашим исполнением сонат Рахманинова, Шостаковича…

- Да, этот диск получил приз «Выбор редактора» английского журнала «Граммофон». Еще один записанный с Рэмом диск с романсами Рахманинова и прелюдиями Шостаковича, переложенными нами для виолончели и фортепьяно, готовится к выпуску. Кстати, музыку, которая звучит 4 января, идеально играть именно в Малом зале Консерватории, потому что он самый лучший по акустике.

- А тебя не смущает, что информации о вашем концерте до обидного мало? Как следствие – не полностью заполненный зал.

- Во-первых, мы рискнули сыграть в самый разгар новогодних каникул. Во-вторых, наверное, маркетинг должен работать гораздо лучше. Хотя, конечно, повторяю, раз на раз не приходится. Иногда на подобные же по программе вечера собирается полный зал.

- А вообще как ты считаешь, филармоническая жизнь Москвы находится на должном уровне?

- Считаю, что в смысле уровня концертов и их разнообразия с Москвой проблем нет. Проблема в том, что у нас страна огромная, и в провинции концерты, что звучат в Москве, почти не проходят. Классическая музыка обязана получать помощь в рамках федеральной культурной программы. И не только в городах, с традиционно хорошим реноме: Екатеринбурге, Иркутске, Новосибирске… А повсеместно. Города часто не могут платить за организацию гастролей. Музыканты не могут бесплатно работать. Чтобы удержать академическую музыку в регионах, требуется федеральная программа.

- Да, и как раз ты расширяешь географию этой музыки благодаря своему фестивалю «Поколение звезд». Расскажи, пожалуйста, о нем.

- Четыре года назад мы придумали такой музыкально-просветительский проект. Осуществляем его при поддержке Министерства культуры РФ с государственной концертной программой (РГКК) «Содружество», ООО «Культурные инициативы». С музыкантами моего поколения мы ездим в разные российские регионы. Чем дальше – тем лучше (ездили на Север, Ямал, в Кавказские Минеральные воды, на Дальний Восток), к самой неискушенной публике. Мы играем концерты и даем мастер-классы для детей, желающих учиться классике. Мне страшно радостно это все делать. Понимаешь, вот еще что происходит. Да, иногда приезжают в далекие города столичные звезды. Однако билеты на их концерты может позволить купить себе только светская публика, бомонд этих городов. Они приобретают билеты по пять тысяч. Другим же людям это просто не под силу. Считаю, что в каждом городе региона, областном центре каждую неделю должен проходить хороший общедоступный концерт классической музыки.

- Как же это осуществить реально?

- Пусть Путин денег даст на это. Вот и все. Регионы собственной инициативы сегодня лишены. Имеются, конечно, исключения (Ханты-Мансийск, например), но они лишь подтверждают правило. Смешно сказать, например, когда гастролировал в огромном городе Ставрополе, то мне сказали, что последний раз виолончель звучала у них двадцать пять лет назад! Куда это годится?

- В благополучной Москве ты третий год организовываешь фестиваль «Viva Cello». Он запоминается небанальными программами и участием музыкантов мирового уровня (в этом году, например, значились Александр Рудин, Юрий Башмет, Стивен Иссерлис). Судя по информации на сайте, в четвертый раз ты планируешь провести «Viva Cello» в Лондоне?

- Да, планируем играть параллельно в Москве и в Лондоне. Однако все это под вопросом, поскольку финансирование фестиваля лишено господдержки и зависит от участия спонсоров. Я очень благодарен меценатам Тамазу и Иветте Манашеровым, их благотворительному фонду «U-Art: Ты и искусство», поддерживающему «Viva Cello». Придумав фестиваль, я решил отойти от традиционных камерно-симфонических канонов и сделать программу в разных экспериментальных жанрах. В этом году, например, были проекты с виолончелью и электронной музыкой, с ди-джеем, внуком Сергея Прокофьева Габриэлем, с виолончелью и изобразительным искусством (проект «Cello e Pittura»). К тому же, даже в традиционных по формату концертах у нас звучат мировые премьеры виолончельной музыки (в этом году композиторов Вангелиса и Антона Жерарда).

- В качестве постлюдии беседы, расскажи, пожалуйста, о своем участии в грядущем «Возвращении».

- Начну с позитивных изменений статуса фестиваля. В этот, пятнадцатый раз, «Возвращение» проходит не в крошечном Рахманиновском зале, а в более вместительном Малом зале Консерватории и при поддержке Московской Филармонии, которая сделала «Возвращение» своим отдельным абонементом. Все программы фестиваля, как всегда, остроумно составлены. Безотносительно моего участия, надеюсь, их оценят меломаны. А меня можно услышать 10 января, в концерте, посвященном Чайковскому и музыке, созданной под его влиянием, и 14-го, на традиционном концерте по заявкам самих исполнителей. К этому завершающему фестиваль вечеру я готовлю произведение Софии Губайдулиной.



Источник: "Московские новости" 04.01.2011,








Рекомендованные материалы



Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.


«Когда эти круглые смешарики вдруг ожили, меня накрыло счастье и я поняла: я хочу заниматься этим».

Наталья Мирзоян: "Это, знаешь, как зависимость, вот игроманы – они же сидят за компом, им не оторваться от игры, и тут тоже так, когда начинаешь анимировать… И бывало, что работаешь, например, до семи утра, не потому что хочешь работать, а потому что пошло. Залипла. Мне кажется, у всех кто действительно аниматор, бывает это состояние".