Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.10.2011 | Кино

Ром и искушение в Пуэрто-Рико

Джонни Депп инициировал еще одну экранизацию романа Хантера С. Томпсона

С 20 октября в нашем прокате «Ромовый дневник» режиссера Брюса Робинсона. Фильм вышел, можно сказать, незаметно. В Америке вообще появится только 28-го. Пустота вокруг него странна, ведь это экранизация автобиографического романа авангардного журналиста Хантера С. Томпсона, покончившего с собой в 2005 году. Его образ второй раз в жизни воплотил на экране Джонни Депп (он продюсер фильма, которому и принадлежит его идея) - в свои без малого пятьдесят Депп, наверное, последний раз изображает молодого и не слишком опытного человека.

И это редкий в киноистории пример фильма-пары. Не приквела, не сиквела, не ремейка – именно пары: к фильму «Страх и ненависть в Лас-Вегасе».

В «Страхе и ненависти», который экранизировал знаменитый выдумщик Терри Гиллиам, Хантер С. Томпсон с лицом все того же Джонни Деппа спрятан под псевдонимом Рауль Дюк. Это фильм про то, что неправильное по общественным меркам поведение может быть в тупо консервативном обществе единственно приемлемым. Про то, как рождался стиль журналистики, проповедуемый Хантером С. Томпсоном, когда описываешь не происходящие события, а собственную реакцию на них, во многом спровоцированную наркотиками. Именно наркотические глюки – смешные, страшненькие – запоминаются в фильме больше всего.

«Ромовый дневник» - куда более спокойное произведение: и в литературном, и в киноварианте. Глюков тут мало, зато есть один ударный, когда персонаж Деппа, то бишь все тот же Хантер С. Томпсон (скрытый тут под именем Пол Кемп) и его приятель что-то такое закапали в глаза, и сначала их не берет, а потом Деппу-Кемпу начинает казаться, будто язык приятеля вылезает изо рта, начинает удлиняться и извиваться как кобра. Это фильм о молодых годах и журналистских университетах Хантера С. Томпсона, который в конце 1950-х нанимается на работу в провинциальную газетку, выходящую в Пуэрто-Рико. Тут не нюхают, не обкуриваются, не ширяются – зато постоянно пьют, поскольку ром в Пуэрто-Рико чуть ли не дешевле воды. Самый смешной из журналистов, которого изображает Джованни Рибизи, вообще никогда не просыхает, что не мешает ему совершать поступки трезвые и честные.

И вот тут самое важное. За всеми загулами персонажей, за их пьяной необязательностью, за всей этой тусовкой с красивыми капризными девушками – короче, за всей этой нищей богемной жизнью кто-то не разглядит серьезного содержания. А оно в «Ромовом дневнике» безусловно есть.

Во-первых, это фильм с хорошими высказываниями о сути человека. Как вам, например, такое: «Люди – единственные живые существа на Земле, которые нуждаются в поисках Бога. Но ведут себя так, словно Бога нет». Во-вторых, фильм о достоинстве и, как это ни парадоксально прозвучит, необходимости активных социальных действий: «И я понял связь между нищими мальчишками на помойках и начищенными дверными ручками банков».

Можно сказать, что «Ромовый дневник» - о становлении революционера. Не Че Гевары, конечно, и уж тем более, упаси господи, не Ильича, но сознательного нонконформиста, который не зря станет писать потом не так, как принято. Для которого при всем обилии рома личная честь важнее всего. Уж точно важно – не продаваться тем, кто готов купить и жаждет с помощью твоего пера сделать нищую страну своей собственностью (мы, в данном случае, имеем виду пляжи Пуэрто-Рико). Еще одна недурственная идея фильма: надо хоть раз постараться победить негодяя. Устроить бунт – пусть бесперспективный. Это важно ради самого себя.

Чуть пафосно, но, согласитесь, красиво. И к нам имеет самое прямое отношение. В том числе непосредственно к нам – журналистам.

P. S. Режиссер фильма англичанин Брюс Робинсон, можно сказать, родственник Хантера С. Томпсона. Карьерные успехи сочетались у него с годами запоев. Он мог осуществиться как актер, рано снявшсь у Кена Рассела, Трюффо и в самой «Ромео и Джульетте» Дзеффирелли – но не осуществился. Мог прославиться как сценарист (номинация на «Оскар» за «Поля смерти» Ролана Жоффе) – но не прославился. Все три снятых им в конце 80-х – начале 90-х фильма «Уайтнейл и я», «Как преуспеть в рекламе» и «Дженнифер восемь» ни на что не похожи, абсурдны, безумны (особенно второй – про циничного двойника, который вырастает на шее человека в виде фурункула и постепенно его вытесняет). До «Ромового дневника» он не снимал почти двадцать лет. Экранизация долго ему не задавалась. Но логично, что если уж не Терри Гиллиам, то именно этот режиссер справился с романом Хантера С. Томпсона.



Источник: Московские новости, 21 октября 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.

Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».