Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.10.2011 | Колонка / Общество

Всероссийский Берлага

Рвотный рефлекс

Помните старый анекдот: «Говорит Москва. Передаем сигналы точного времени: бип-бип-бип. Для тех, кто не успел, повторяем сигналы точного времени: бип-бип-бип». Когда я включил вчера теленовости, мне показалось: или я сошел с ума, или перепились выпускающие редакторы всех федеральных каналов. Потому что в эфире под видом новостей шел повтор субботней встречи Дмитрия Медведева с людьми, объявленными его сторонниками. Тот же как бы президент, те же физиономии. Тот же словесный понос. В сто первый раз номинальный глава государства разъясняет свое место в тандеме, предлагая обсудить, «как нам заниматься модернизацией общества и государства в ближайшие годы с учетом той политической конфигурации, которая может возникнуть, но только в том случае, если мы успешно выступим на выборах: и на выборах в декабре, и, конечно, на выборах в марте». Ну чисто всероссийский бухгалтер Берлага: «Я сделал это не в интересах истины, а в интересах правды».

Однако при внимательном изучении стула (увы, порой профессия политического комментатора сродни профессии врача-инфекциониста) вдруг выяснилось: я не сошел с ума, выпускающие редакторы трезвы как стекло.

Через трое суток после первой встречи президент, у которого, очевидно, теперь образовалось много свободного времени, решил устроить второе шоу с участием тех, кого назначили быть его сторонниками. Медведеву, видимо, чрезвычайно важно продемонстрировать, что он хоть кому-то интересен, вот он и ухватился за высказанную на первой тусовке дежурными лизоблюдами мысль о создании некоего Общественного комитета его сторонников. Импровизируя на голом месте, Медведев пытается соединить каким-то образом эту идею с идеей «большого правительства»: «Из этого Общественного комитета в конечном счете можно было бы создать механизм коммуникаций и, если хотите, прообраз этого самого ''большого или расширенного правительства''».

При этом выясняется, что предлагаемое Медведевым «большое правительство» представляет собой некий большой почтовый ящик, куда желающие участвовать могут направлять свои предложения: «Что очень важно — это система обратной связи. Еще раз хотел бы подчеркнуть, что система обратной связи, может быть, в наибольшей степени хромает в нашем обществе и в силу исторических причин, и в силу несовершенства, наверное, нашей сегодняшней работы. Как создать такую систему обратной связи — делами, советом, критическим подходом — мне бы очень хотелось с вами обсудить».

При этом нет совершенно никаких гарантий, что высокопоставленные чиновники обратят хоть какое-то внимание на эти предложения. Медведев с тоской констатировал, что в России проще достучаться до президента, чем до министров, которые высокомерно игнорируют любые обращения.

По сути дела, все госстроительство, о котором так много говорит Медведев, сводится к бесконечному созданию симулякров, которые должны заменить собой реальную демократию. Парламент, благодаря усилиям Путина, перестал быть местом для дискуссий. Быстро создали Общественную палату, члены которой должны проводить экспертизу законов, которые штампуют Госдума и Совет Федерации. Исчезли партии как выразители интересов определенных социальных групп, оперативно сляпали Общероссийский народный фронт. Ну вот теперь придумали очередные глупости с «большим правительством».

Подозреваю, что российские начальники, что нацлидер, что недавно охромевшая утка, озадачены только одним. Как бы так сделать, чтобы их рокировки вызывали ну хоть какие-то другие ощущения, кроме позывов к рвоте. Поэтому Медведев и рассказывает два раза в неделю о своих творческих планах, об Общественном комитете и большом правительстве. Только вот рвотный рефлекс все равно срабатывает…



Источник: "Ежедневный журнал", 20.10.2011г.,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».