Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.10.2011 | Колонка / Общество

Бегство вперед

Мы имеем дело с серьезным кризисом

В минувшие выходные массовые протесты вновь охватили самые богатые страны: Соединенные Штаты, Великобританию, Италию, Японию, Канаду. Десятки тысяч демонстрантов собрались на Таймс-сквер в Нью-Йорке и в лондонском Сити, сотни тысяч протестующих заполнили улицы Рима. Не обошлось и без столкновений с полицией. Всего недели три назад я видел в Нью-Йорке одну из первых манифестаций движения «Займем Уолл-стрит». Демонстрантов было тысячи полторы — едва ли больше, чем на «маршах несогласных» в Москве и Питере. А сегодня это движение стало всемирным.

Честно сказать, лозунги участников движения весьма неопределенны — они протестуют против имущественного неравенства, сверхдоходов руководителей транснациональных корпораций и особенно банков. О программе и говорить не стоит, настолько она туманна.

Но эти массовые протесты воодушевили отечественных аналитиков, только что потерявших на ближайшие годы предмет для какого-либо анализа в России. Одни пророчат скорый крах проклятого мира чистогана (самые отчаянные прогнозируют даже развал США). Другие и вовсе обещают новую мировую войну.

Консерваторы констатируют: вот, до чего может довести социал-демократическое потакание всяким бездельникам. Наконец, охранители делают неизбежный вывод о слабости властей предержащих в США: упустили, мол, нью-йоркские начальники момент, когда можно было придавить гадину протестов в зародыше. Жестче надо, жестче, под яблочко. Вот Путин — тот-то уж точно знает, как следует поступать в подобных случаях…

В самом деле, мы имеем дело с серьезным кризисом. Причем кризисом не только экономическим, но и политическим, и социальным. Насколько я понимаю, причина его (как, впрочем, и предыдущих кризисов) в том, что человечество, открывая новые, более эффективные формы производства, учится управлять ими постепенно, мучительно переживая кризисы. Кризис 1930-х был порожден небывалой производительностью труда, достигнутой в результате конвейерного производства. Кризис 1968-го открывал дорогу к постиндустриальному обществу. Обществу, в котором интеллектуалы, ставшие производительной силой, потребовали, чтобы старые элиты отдали им часть власти.

На сей раз источником кризиса является глобализация. В результате ее появилась возможность концентрировать гигантские финансовые ресурсы в очень короткий момент времени. Что, в свою очередь, открыло возможности для невиданных прежде спекуляций, создания гигантских финансовых пузырей.

Разумеется, движение «Займем Уолл-стрит» отнюдь не означает начало конца западных демократий. Очень показательно, что подавляющее большинство участников этого движения в США поддерживают нынешнего президента Обаму в его противостоянии с республиканцами и, прежде всего, с наиболее агрессивными и безответственными из них – так называемой «Чайной партией». То есть участники «Займем Уолл-стрит» являются естественной частью политического процесса. Ни в США, ни в Великобритании, ни даже в Италии, где демонстрации переросли в насилие, представителям власти просто в голову не приходит ограничивать право граждан на протест. Дело вовсе не в примитивном расчете на выпуск пара. Нет, действующие политики на Западе отлично понимают: то, что сегодня кричат студенты на площадях, думают миллионы избирателей. И ведь нет в запасе ни у Обамы, ни у Камерона, ни даже у Берлускони господина Чурова с его ЦИКом. Им ничего не остается, как пытаться подстроиться под чаяния этих миллионов. Так что ни о какой катастрофе сегодня речь не идет. Точно так же как в 1968-ом, уйдут с политической сцены деятели, не услышавшие зов будущего. Тогда, напомню, это был гигант де Голль — не нынешним чета. Власть изменится, примет иное законодательство, как это сделал Рузвельт в 1930-х, и тем самым пересилил прописанную Лениным неизбежность гибели капитализма. Этот самый капитализм, как сказал, кажется, Вальтер Ульбрихт (бывало и коммунистов посещало прозрение), спасется бегством вперед. И наличие протестных движений является необходимым условием поисков пути этого самого бегства.



Источник: "Ежедневный журнал", 17.10.2011г.,








Рекомендованные материалы



Время политики

Завязывайте вы, ребята, с этой вашей гребаной политикой! Чего вы как эти?! Депутаты-шмепутаты, допустили не допустили — какая разница?! Что изменится-то?! Расслабьтесь! И не мешайте вы уже проходу других граждан! Затрахали уже своими протестами, ей богу! Как вы сказали? Достоинство? А на хрена оно, если его на хлеб не намажешь?


Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».