Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.10.2011 | Кино

Еще раз об «Оскаре» и «Цитадели»

У скандального дела есть неизвестные подробности

Стало известно, что, вопреки мнению главы российского оскаровского комитета Владимира Меньшова, на самую популярную кинопремию мира от страны все-таки окончательно выдвинута михалковская «Цитадель». В понедельник, 3 октября, альтернативный михалковскому Киносоюз выступил с инициативой реорганизовать оскаровский комитет. Эти два события заставляют еще раз взглянуть на разгоревшийся скандал, поскольку в его оценках и комментариях к нему много нелепостей.

Главная нелепость в том, что у нас не знают оскаровский регламент. Его плохо знают как представители действующего оскаровского комитета, так и выступавшие в СМИ противники Михалкова (при всей солидарности с ними). Хотя этот регламент легко доступен — вот правила борьбы за интересующий нас сейчас приз «Лучший фильм на иностранном языке» (или же «Лучший неанглоязычный фильм».

Разумеется, выдвинуть от России «Цитадель» — это бесстыдство и безобразие. Разумеется, решение оскаровского комитета было… даже не продавлено Михалковым, а попросту обусловлено его нынешним киношным всевластием.

Кому не стремно противостоять барину? Впрочем, Меньшов отважился. Но аргументы и Меньшова, и других михалковских критиков в СМИ, неуклонно повторявших, что вместо «Цитадели» следовало выдвинуть, в частности, сокуровского «Фауста» либо «Шапито-шоу» Сергея Лобана, — это выстрел в молоко.

Ни один из этих двух фильмов не мог претендовать в этот раз на «Оскар» за лучшую неанглоязычную картину. Потому что правила строги. В оригинале (в случае с «Оскаром» за 2011-й) они звучат так: The motion picture must be first released in the country submitting it no earlier than October 1, 2010, and no later than September 30, 2011, and be first publicly exhibited for at least seven consecutive days in a commercial motion picture theater for the profit of the producer and exhibitor. Перевод примерно таков: выдвигаемый страной фильм должен выйти в национальный прокат не раньше 1 октября 2010-го и не позже 30 сентября 2011-го (для основных англоязычных «Оскаров» предельный срок  31 декабря. — «МН») и после первого появления на публике продемонстрирован в коммерческом кинотеатре не меньше недели. Дальше в оскаровском регламенте есть важное уточнение: Only one picture will be accepted from each country — только один фильм от страны.

Ни «Фауст», ни «Шапито-шоу» в прокат еще не выходили. Так что и не могли претендовать на «Оскар»-2011. Впрочем, судя по бурной полемике в прессе вокруг оскаровского столкновения «Цитадели» и «Фауста» (и судя по тому, что члены оскаровского комитета не встряли в него, а спрятали головы в песок), сами они этого не знали. И реально легли под Михалкова, отодвинув менее опасного для них Сокурова. Оскаровский комитет голосовал честно!

Удивительная страна: у нас никто не знает законов и правил даже в тех делах, за которые несет ответственность. У нас реально все по понятиям.

У нас подвергаемые критике не способны аргументированно защищаться — поскольку, не зная правил, изначально уверены, что все правила сами давно предали и продали (хотя уж от «Фауста», которым им в интернете тычут в лицо на сотнях сайтов, оскаровская комиссия могла бы отбиться). Но у нас, в свою очередь, уверены, что если ты связан с вертикалью власти (в данном случае, михалковской), то все пронесет и все по барабану. Класс!

Но вот с «Еленой» Андрея Звягинцева — ситуация иная. «Елена» успела выйти вовремя — 29 сентября. Собственно, если бы не «Елена», то и подлинного скандала не возникло бы. И серьезной прессе было бы наплевать на выдвижение «Цитадели»: выдвинули — ну и радуйтесь себе, дураки, выдвинули — и умойтесь. Но «Елена»-то действительно достойный, в отличие от «Цитадели», фильм. «Елена»-то, в отличие от «Цитадели», успешна на кинофестивалях и имеет награды, включая каннскую. «Елена», в отличие от «Цитадели», была показана в сентябре на фестивале в Торонто (кстати: никто из комментаторов ситуации этого не отметил) — главном североамериканском кинофестивале, который давно заслужил звание неофициального старта оскаровской гонки.

Вот с «Еленой» у оскаровского комитета России — полный прокол.

Вернемся, однако, к ситуации не «Цитадель» против «Елены», а «Цитадель» против «Фауста» и «Шапито-шоу». То есть к ситуации «у нас знать не знают мировые правила, по которым играем». Удивительно, что Россию, даже в лице творческих людей, ничто ничему не учит. Наши люди живут в своем личном параллельном — отдельном от западного — мире. В данном случае и те наши, которые Михалкову противостоят. (Отметим, что Киносоюз, во главе которого люди пока еще адекватные, наконец-то обратил внимание во вчерашнем обращении к публике на оскаровский регламент).

Уважаемый мной Владимир Меньшов вспомнил, как Михалков и прежде продавливал свои картины на «Оскар». В частности, «Сибирского цирюльника». Меньшов рассказал, что членам оскровского комитета фильм показали в конце 1998-го не завершенным, на мониторах.

Беда не только в этом.

Позвольте напомнить, как все было на самом деле. Удивительно, что это тоже забыто, хотя речь о недавнем прошлом, и ситуация была отражена в СМИ. В конце 1998-го Михалков планировал с «Цирюльником» гигантский рекламный тур от Владивостока до Москвы. По каким-то причинам тур отменили, а премьеру отложили до весны 1999-го. Но фильм — под давлением Михалкова — выдвинули от России на «Оскар» именно за 1998-й, не учтя, что в 1998-м он в прокат не выходил. Хотя, по оскаровскому регламенту, должен был побывать в нем минимум неделю. На несоответстие обратили внимание американская пресса, а затем и сама оскаровская академия. Тогда михалковский штаб составил фиктивное официальное письмо с печатью, подтверждавшее, будто фильм шел ту самую требуемую регламентом неделю в ныне уничтоженном, а тогда еще знаменитом кинотеатре «Зарядье». Подтасовке в Америке  не поверили. И Михалков по-барски снял свою картину с оскаровского конкурса. Снял не по-товарищески, непатриотично: ведь Россия вовсе оказалась вне оскаровских дел, уже не успевая по регламенту выдвинуть на самый главный киноприз какую-то иную картину.

В итоге, продавливая личную вертикаль власти, Михалков и нарвался. Ради нее он спровоцировал в свое время конфликт с единственной существовавшей у нас на рубеже 2000-х киноакадемией — «Никой». Он попытался задавить ее (да не сумел) своей новой академией «Золотой орел». А в итоге получил альтернативный своему Киносоюз. И получит теперь альтернативную — здравую — оскаровскую комиссию. И будь что будет.



Источник: Московские новости, 4 октября 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.

Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».