Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.09.2011 | Театр

Мастер на букву «М»

В МХТ им. Чехова сыграли спектакль по роману Булгакова

В Московском Художественном театре очень большая труппа, очень большой бюджет, очень оснащенная сцена, очень много известных артистов и еще больше студентов, которых можно использовать в качестве подсадных уток в зрительном зале. Все это богатство, выражаясь современным языком, надо время от времени осваивать. И как тут не поставить «Мастера и Маргариту»!

Даже непонятно, куда смотрело руководство театра прежде. Зачем металось между западной классикой (Мольер—Бомарше—Диккенс) и бродвейскими пьесами многолетней давности. Для главного театрального жанра современной России (высокотехнологичное шоу, расцвеченное звездами разной величины) главный бестселлер русской классической литературы подходит лучше любого Куни.

Не очень, впрочем, ясно, зачем для выполнения благородной задачи освоения мхатовских богатств надо было приглашать увенчанного престижными кинонаградами венгерского режиссера Яноша Саса. Лишь первые пятнадцать-двадцать минут, пока, согласно инсценировке, мы наблюдаем встречу Мастера (Анатолий Белый) с Иваном Бездомным (Виктор Хориняк), критик еще может находиться в счастливом заблуждении, что представитель венгерского театра, к слову сказать, переживающего сейчас подлинный расцвет, приглашен не случайно: ему есть что нам поведать. Как только на сцену выбегает Берлиоз (Игорь Золотовицкий) и начинает в привычной полуэстрадной манере произносить разошедшиеся на цитаты слова булгаковского романа, вопрос «на кой нам Сас?» буквально повисает в воздухе. Изготовить театральную иллюстрацию хрестоматийного текста с легким эстрадным налетом может в России каждый второй режиссер. И каждый первый из этих «вторых» не преминет, подобно венгерскому маэстро,  намекнуть зрителям, что москвичей по-прежнему портит квартирный вопрос, что буфетчики по-прежнему потчуют клиентов осетриной второй свежести, а жители страны в целом по-прежнему страдают грехом мздоимства.

Разумеется, в представлении, в котором задействованы звездные силы главного театра страны, не может не быть минут простого зрительского счастья. Павел Ващилин (Степа Лиходеев) разыгрывает внутри спектакля отдельный скетч на вечно актуальную тему «после вчерашнего». Михаил Трухин (Коровьев), Игнатий Акрачков (Азазелло), Федор Лавров (Бегемот) и Мария Зорина (Гелла) органично, ненатужно и обаятельно представляют воландовскую свиту. Но чтобы хорошим артистам совладать с булгаковской инфернальщиной, не нужна не только режиссура из Венгрии, но вообще какая бы то ни было режиссура. Еще меньше нужна она вальяжному Дмитрию Назарову, играющему Воланда как бы в полноги и словно бы намекающему зрителям, что  затрачивать свой мощный актерский темперамент на средней руки кафе-шантан он не намерен.

После первого действия спектакль МХТ еще можно расценивать как пусть не выдающийся, но все же соответствующий санитарным нормам театральный продукт, который с дорогой душой можно рекомендовать умным детям старшего дошкольного возраста. Во втором действии нормы тоже оказываются нарушены: Анатолий Белый тщетно пытается взять трагическую ноту в сцене встречи с Воландом, но сбивается на банальный сценический крик, его патетическую игру сопровождает звучащее во всю мощь адажио из Пятой симфонии Малера, в финале герои, красиво взявшись за руки, уходят к огромной луне, нависающей над нами, словно триеровская Меланхолия.

«Мастер и Маргарита», что и говорить, опасный роман. При перенесении на сцену или на экран он с удручающим постоянством переносится одновременно из разряда высокой литературы в разряд масскульта. С этой удивительной особенностью булгаковского шедевра не смог совладать ни Франк Касторф, ни Оскарас Коршуновас, ни даже обладающий фантастическим иммунитетом на сценическую пошлость Кристиан Люпа. Но внутри их спектаклей всегда находился некий неожиданный поворот одной из сюжетных линий,  искупающий театральный pulp fiction. В спектакле МХТ этого поворота нет. Как и пресловутая осетрина все его театральные идеи и приемы сплошь второй свежести. Иногда их вторичность оборачивается нелепостью: действие «Мастера и Маргариты» разворачивается в каком-то условном настоящем, где граждане уже разговаривают по ай-фонам, но отчего-то все еще верят, что литературную карьеру может сделать лишь твердо убежденный атеист.

Если что и придает новой премьере европейский лоск,  так это не режиссура Саса,  а впечатляющая сценография Николая Симонова, делающая главным героем спектакля современную московскую подземку, эдакое чрево Москвы, извергающее из себя потусторонние силы и поглощающее в себя простых смертных. В остальном перед нами очередной театральный чупа-чупс, привлекательный на вид, но  лишенный какого бы то ни было предмета художественного высказывания. «Я ставил спектакль для тех, кто никогда не читал «Мастера и Маргариту», — сообщил зрителям в одном из телеинтервью Янош Сас. Тем, кто еще ни разу не читал, и впрямь не возбраняется посетить новую премьеру МХТ. Всем остальным можно уже не беспокоиться.



Источник: "Московские новости", 8.09.2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.

02.08.2019
Театр

Семь из двадцати двух

Чеховский фестиваль – один из самых длинных у нас, нечего и надеяться увидеть все. Так что сначала составляешь список самого желанного, а потом высчитываешь, на что попасть действительно удастся. У меня получилось семь спектаклей.