Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.09.2011 | Анимация

Как пережить атаку штрумпфов

Cмурф может произнести что-нибудь наподобие "Я смурфлю в смурф смурфить смурфов"

На экраны вышли "Смурфики" – высокобюджетная детсадовская история о синих коротышках из волшебного мира, внезапно очутившихся в полном опасностей Нью-Йорке. С одной стороны, "Смурфики" – по самым разным критериям важнейший релиз лета, который нельзя проигнорировать. С другой – это один из худших детских мультфильмов, созданных за последние несколько лет. И об этом, разумеется, тоже необходимо предупредить родителей, которые поведут в выходные на фильм своих чад. Врага нужно знать в лицо.

Для начала нужно понимать, что смурфики, или смурфы, или штрумпфы (так звучит название синего народца в оригинале) не появились только что из ниоткуда. В 2008 году они отмечали свое 50-летие, к которому и был запланирован выход "Смурфиков". Кино явно немного задержалось в пути, но это, увы, не сделало его лучше – визуально оно как раз где-то на уровне 2008 года. Это, впрочем, не помешало фильму, получив разгромные отзывы в прессе, еще до релиза на российском рынке собрать более 130 млн долларов.И, скорее всего, наши зрители тоже подкинут в копилку "Смурфикам" еще несколько миллионов. Даже несмотря на то, что в новейшей российской культуре смурфы, в отличие от каких-нибудь Симпсонов, если говорить о мультсериалах, особо не закрепились.

Для нынешних европейцев (в первую очередь франкоязычных, но не только) штрумпфы – это то, что было всегда, в виде комиксов, анимации, мягких и пластиковых игрушек и проч. Для американских тридцатилетних смурфы – ностальгический фетиш, весточка из их прекрасного детства, в котором дети по субботам обязательно смотрят одноименный телесериал.

Российские дети никогда массово не подвергались воздействию шрумпфов, если не считать фигурок из киндер-сюрпризов, которые в начале 1990-х было модно собирать, да вкладышей из турецкой жвачки, появившейся и пропавшей примерно в то же время.

Однако же есть в смурфах что-то манящее для детской фантазии, какой-то секретный ингредиент, который вопреки здравому смыслу притягивает малышей, как бургеры из Макдоналдса. На взрослых, впервые столкнувшихся со смурфами, он не действует, и все же, поскольку похода на фильм им все равно не избежать, они могут минимизировать вред, представляя, что прикасаются к какому-то большому культурному явлению.

У этого явления есть две характерные черты, которые, очевидно, и сделали в свое время славу смурфам. Во-первых, синяя мелюзга очень любит слово "смурф" и его производные, которые могут обозначать в речи все, что угодно. "Осмурфительно!", "О, мой Смурф!", "Я тебя смурфлю!" – тут хотя бы смысл ясен из контекста.

Но смурф может произнести и что-нибудь наподобие "Я смурфлю в смурф смурфить смурфов", что может означать уже решительно все что угодно. Это всегда очень веселит малышей, которым нравится эта языковая неразбериха и "бархатная революция" против правил, навязываемых взрослыми, но неизменно бесит родителей. Это нужно иметь в виду.

Среди фанатов синепузых человечков ходит такая байка: однажды за ужином будущий создатель смурфов бельгийский рисовальщик Пейо захотел досолить свою еду и попросил коллегу Андре Франкина передать ему солонку. Само слово "соль" у него заклинило, и он неожиданно для себя выдал: "передай мне… штрумпф!" Андре подхватил эту игру и ответил: "держи, только верни, когда поштрумпфишь".

После этого, утверждает легенда, приятели еще несколько дней говорили только на этом, только что им выдуманном жаргоне.

Второй момент, который и определил популярность смурфиков во всем мире, был в некотором смысле гениальным ноу-хау Пейо – почти стопроцентная идентичность всех персонажей. Всего в деревне смурфов живет больше сотни человечков, у каждого из которых есть свое "амплуа": Папа Смурф, Ворчун, Пекарь, Жадина и так далее. Все они одинакового роста и цвета, и различаются только в деталях – у кого-то очки, у кого-то буханка в руке, у кого-то борода.

Это настолько упрощало изготовление игрушек и сувениров, что партнеры Пейо не могли сопротивляться "очарованию" смурфов и наводнили рынок синими фигурками. Этот бизнес и сейчас приносит наследникам Пейо от 5 до 12 млн евро ежегодно в одной только Европе. Дети художника вообще очень трепетно относятся к творению отца и бдительно контролируют все, что происходит со штрумпфами: от сценариев мультсериалов до внешнего вида очередной коробки хлопьев с изображением смурфиков.

К слову, сам Пейо, придумав синих человечков, никогда особо ими не занимался, перепоручив все "неграм". Его тоже больше интересовала продажа прав и производство сувениров, а душу он отводил на любимом детище – приключенческом комиксе про Йохана и Пиви.

Авторы "Смурфиков" уверяют, что владельцы прав на человечков проявили к фильму особое внимание и очень бдительно следили за тем, чтобы все было так, "как хотел бы сам Пейо". В итоге, раз фильм выпустили в прокат, все получилось как надо.

И все же есть одно обстоятельство, которое вряд ли устроило бы создателя смурфов, который все же был человеком с некоторым художественным вкусом. Штрумпфы – вымышленные персонажи, которые на бумаге и в "обычной" 2D-анимации живут по своим, не очень строгим изобразительным правилам.

В том смысле, что если один смурф охаживает другого палкой по голове, головы и туловища обоих могут как угодно деформироваться без потери смысла. В кино смурфики, во-первых, сделаны объемными и, во-вторых, помещены в реальный мир с настоящими людьми.

Трехмерность сразу убавила человечкам обаяния, превратив их в инопланетных уродцев, что бы ни говорили аниматоры о тщательной проработке фактуры их кожи. К тому же "реальность" окружающего штрумпфов мира заставила их играть по новым правилам, что тоже не пошло человечкам на пользу.

Что же остается? История про компанию коротышек, попавших в мегаполис, где они вынуждены искать способ вернуться в свой мир и попутно спасаться от злого колдуна Гаргамеля. Полтора часа экранного времени сценаристы вынуждены заполнять "комедией пощечин" и шутками значительно ниже пояса.

Будьте готовы, что в какой-то момент Гаргамель, несимпатичный мужчина в цветных чулках и с кривым носом, схватит из рук гарсона ведерко для льда и станет опорожняться прямо посреди ресторана. Кроме того, в кадре бутафорские прыщи, кошачья рвота и комки мокрой туалетной бумаги.

Дети, все из того же инстинкта непослушания, наверняка примут это роскошество с восторгом. Родители же могут полюбоваться видами Нью-Йорка и похихикать про себя над раз двадцать помянутой в фильме "голубой луной", время которой настанет в финале.

А потом, по возвращению с сеанса, взрослые могут все-таки достать с полки старого доброго Носова с его Незнайкой и другими человечками из Солнечного города. Советские "смурфики", к слову, появились за несколько лет до бельгийских, а достойных мультиков про них по-прежнему нет. Одна надежда, что может быть теперь, когда, премьер заявил, что поддержит анимацию и спасет "Союзмультфильм", мы снимем историю и про своих коротышек. Скорей бы уже.



Источник: "РИА-Новости", 12.08.2011,








Рекомендованные материалы



«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."


«Нарисовать можно быстро, а вот придумывание — это долгий процесс»

Светлана Филиппова: "История была придумана большей частью еще на занятии у Норштейна. Он как-то пришел и сказал: «А нарисуйте-ка вы такую раскадровку: человек просыпается утром, и по деталям надо понять, что за человек, какой у него характер. Сказал, два часа нам дал и ушел. Как раз за окном пошел такой крупный снег, и я смотрела на этот снег, и думала: «Вот, идет снег, это красиво. А интересно, есть ли кто-то, кому это может не понравиться? Наверняка, это не понравится дворнику."