Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.07.2011 | Кино

Наша каша

В конкурсной программе ММКФ всех нас интересует только отечественное кино

Среди конкурсных фильмов ММКФ ажиотаж вызвали лишь два отечественных: «Шапито-шоу» Сергея Лобана и «Сердца бумеранг» Николая Хомерики. Главный зал кинотеатра «Октябрь» был забит на них под завязку. ММКФ в этом году явно изменил подходы к отбору отечественного кино. Но на пророссийской сути фестиваля это не сказалось.

Хозяева ММКФ не устают повторять, будто он конкурент Каннского. Но, как люди здравые, они не могут не понимать, что международного значения их фестиваль не имеет. Названия фильмов-победителей (если только это не наш фильм) все забывают даже не через год, а через день. Только два иностранных лауреата последних лет стали у нас событиями для киноманов и — при отсутствии в стране альтернативного проката — хитами на торрентах: переполненные черным юмором болгарский «Дзифт» и польский «Реверс».

Известные западные кинокритики на фестиваль не приезжают. ММКФ, при второй «М» в его аббревиатуре, фестиваль местного значения. Полагаю, его устроители сформировали это для себя еще в 1999-м, когда фестиваль, прежде проводившийся раз в два года, стал ежегодным и пришлось впервые задуматься, за счет чего конкурировать с Канном и Венецией. А и не надо конкурировать, все одно проиграем — решили устроители ММКФ.

Надо лишь пускать пыль в глаза начальству и спонсорам, будто мы конкурируем. А для того чтобы начальству было приятнее, надо, чтобы у нас как можно чаще побеждало свое кино и выходило, что «Рассия-а, впире-од!»

Устроители ММКФ повели себя мудро, осознав, что побеждать на ММКФ должно не стародавнее, а некое новое кино. Последним годом, когда на фестивале премировали наших классиков, прославившихся еще в 1960–1970-е (Виталий Мельников, Глеб Панфилов), стал 2000-й. Еще одна любопытная деталь: какое-то время ММКФ словно бы стеснялся отдавать главные призы отечественным картинам, а то еще скажут, что в Москве поддерживают своих. «Кукушка» в 2002-м была безусловным фаворитом конкурсной программы, но ей присудили не «Золотого Георгия», а двух «Серебряных»: за режиссуру Александру Рогожкину и за лучшую мужскую роль Вилли Хаапсало. «Коктебель» в 2003-м тоже удостоился «Серебряного Георгия». Но потом прорвало. Московский из всех международных фестивалей — рекордсмен по возвеличиванию картин из собственной страны. В 2004-м побеждают «Свои» Месхиева. В 2005-м — «Космос как предчувствие» Учителя, в 2008-м — «Путешествие с домашними животными» Сторожевой, в 2009-м — «Петя по дороге в Царствие Небесное» Николая Досталя.

Ситуация 2009-го оказалась анекдотической. Подчеркивая свою поддержку нашего нового кино, ММКФ почти десять лет отбирал картины не всегда молодых, но уж точно постсоветских режиссеров. Тут же он сделал шаг назад, взяв фильмы мэтров, ставших известными в советские — пусть позднесоветские — времена: «Палату №6» Карена Шахназарова, «Петю по дороге в Царствие Небесное» Николая Досталя и «Чудо» Александра Прошкина. Казалось, что устроители ММКФ загнали себя в ловушку. Наградить одного из мэтров — значит обидеть двух других. А никаких проблем! Жюри во главе со «своим» Павлом Лунгиным наградило всех троих, и это стало идеологической поддержкой президента фестиваля Никиты Михалкова. Он как раз начинал борьбу за новое владение Союзом кинематографистов, только что выступил в Думе с осуждением ужасающего уровня нашей молодой кинорежиссуры (той самой, которую поддерживал «Кинотавр») и должен был продемонстрировать своим ММКФ, что такое режиссура настоящая и духоподъемная.

Но старомодность-то не в моде.

Молодая публика не клюет на кино, сделанное в духе начала 1990-х. Вот ММКФ, решив в 2009-м михалковские задачи, чтобы не отстать от жизни, ударился в этом году в полное «кинотавровство» — поставил на тех наших молодых, кого по-прежнему игнорируют «Золотой орел» и «Ника», кто почти не получает на свои фильмы денег от государства (их дают более правильным и верным), зато представляет Россию на главных мировых кинофестивалях.

Сказались сложности с господдержкой. Многие представители «новой волны» еще не сделали свои следующие фильмы. Выбора у ММКФ почти не было. В одном случае фестивалю повезло. В другом — меньше. Повезло с «Шапито-шоу» — картиной бывшего параллельшика Сергея Лобана, слишком длинной, недовыстроенной, одновременно милой и печальной, состоящей из пересекающихся новелл об инфантильности современных 20–30-летних, которые иногда держатся за инфантилизм как за спасение, не желая проваливаться в хапужеский рационализм современной жизни. Недоповезло с фильмом одного из символов нашей так называемой новой волны Николая Хомерики «Сердца бумеранг». Этот фильм не столько образец, сколько искусственная модель наших лент нового кинопоколения, их слепок. Тут и сумрачный кадр, и ощущение бессмысленности жизни, и простые люди, занимающиеся далеким от интеллектуалов рутинным трудом, и актер Александр Яценко (впервые на экране не обаятельный, поскольку вынужден изображать одну лишь беспросветность), и актрисы Клавдия Коршунова и Алиса Хазанова, и Рената Литвинова с традиционно смешным гостевым эпизодом.

Плохой знак для новой русской волны: у нее появились штампы.

Плохой знак для ММКФ: с фильма Хомерики, на котором поначалу были забиты проходы в бельэтаже, публика вдруг начала валить. Если на ММКФ начнут валить даже с родного кино, что от КФ останется?



Источник: Московские новости, 4 июля 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».

Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.