Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.02.2011 | Кино

Кинематограф подбивает бабки

Главные фильмы и лица года

«Оскар» и главные европейские фестивали обитают в параллельных мирах. Они практически не соприкасаются. В этот раз лишь две из десяти картин, претендующих на главный «Оскар» за лучший фильм 2010-го, были отобраны в официальные программы ведущих европейских киносмотров: «Детки в порядке» — берлинского, «Черный лебедь» — венецианского. Оба остались без наград, но «Детки» получили в прошлогоднем Берлине приз жюри сексуальных меньшинств «Тедди».

«Оскар» — премия прежде всего англоязычного мира: кроме США это Канада, Великобритания, Австралия и т.д.

Всем прочим оставлена маленькая резервация — «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.

Тем не менее премия Американской киноакадемии считается в мире наградой №1. С ней соперничает лишь каннская «Золотая пальмовая ветвь». В мире массово смотрят голливудское кино, и потому не только оскаровский триумф, но и сама по себе номинация привлекает к фильму дополнительные миллионы зрителей на всех континентах. И соответственно деньги. Идеология «Оскара» — поддержка качественного мейнстрима, хотя буквально в последние годы «Оскар» стал радикальнее. Прежде типичными его лауреатами были большие традиционные (желательно эпические, с погружением в историю) драмы с правильной моралью. Теперь «Оскар» полюбил формальные выдумки и стилистическую игру.

При всем том он продолжает поддерживать мейнстрим. Но не тупо коммерческий (суперхиты проката становятся оскаровскими хитами только в тех редких случаях, когда имеют отношение к серьезному искусству: «Титаник», «Властелин колец: возвращение короля», в этот раз в топ-десятку попала суперкассовая анимация «История игрушек-3»), а этакий артистический.

Берлинский фестиваль тоже сориентирован на мейнстрим, но иного рода — здесь любят фильмы политически и социально заостренные.

Но при этом Берлин побаивается крайностей и резкостей, придерживаясь норм европейской политкорректности. Потому там никогда не было фильмов вроде тех, что снимает, например, Алексей Балабанов. А вот Роттердамский фестиваль устроил европейскую премьеру его «Кочегара» и вообще приветствует нестандартное кино.

Полноценная картина киномира складывается из всего, что показывают и самые крупные, и средние, и откровенно маргинальные киносмотры. И только слепив эту картину, понимаешь, что кинематограф переживает системный кризис. Не в том смысле, что все плохо, а в том, что нас ожидают интересные перемены.

В минувшем году кассовые сборы установили во многих странах новые рекорды. (В РФ они впервые превысили $1 млрд.) Произошло это во многом благодаря «Аватару» Джеймса Кэмерона, собравшему в мире немыслимые $2,8 млрд, и за счет внедрения технологии 3D, от которой у зрителей во всех смыслах забегали глаза. В число самых кассовых фильмов всех времен, добывших в мировом прокате больше миллиарда долларов (а их пока семь), в 2010-м кроме «Аватара» пробились еще два, сделанных в формате 3D: «Алиса в Стране чудес» и «История игрушек-3».

Теперь в какой фильм ни плюнь — пародию, триллер, — там 3D.

И уже есть статистические выкладки, что зрителей сие начинает раздражать: ничего особенного большинству картин не добавляет, а билеты стоят дороже (тоже причина кассовых рекордов 2010-го).

Кинокоммерсанты, особенно голливудские, последние лет пятнадцать предпочитали действовать наверняка, затевали лишь те фильмы, на которые публика заведомо пойдет. Оправдание — кассовая статистика. Если мы посмотрим на список 30 самых кассовых фильмов всех времен, то в нем только пять картин, не являющихся ремейками, сиквелами и экранизациями: «Аватар», «Титаник», «В поисках Немо», «Начало» (тоже фильм 2010-го и тоже один из десяти претендентов на «Оскар» за лучший фильм) и «День независимости». Теперь коммерсанты во главу угла ставят 3D. Но эта пирамида невечна.

Реальная жизнь, ветры перемен в мире влияют и на фестивальное движение.

В 2010 году все отметили, что меняется даже Каннский фестиваль, прежние строгие критерии художественности ослабевают, его стала больше интересовать социальная и политическая проблематика.

На этом фоне возникла новая фестивальная тенденция, которая выглядит тупиковой. Прогрессивные фестивальные директора пытаются навязать киноманам новую систему ценностей, которая не очень-то пока навязывается, но уже нашла у нас поклонников в лице, например, организаторов московского камерного фестиваля 2morrow: «Вы все ни черта в кино не смыслите, сейчас мы, яйцеголовые, объясним вам, кто крут на самом деле и чьи фильмы надо смотреть». В 2010-м был опубликован список самых перспективных режиссеров XXI века, по мнению фестивальных директоров. Издательство Phaidon выпустило книгу «Take 100. Будущее кино: 100 новых режиссеров», тоже основанную на мнениях ведущих фестивальных кураторов. Если верить им, то

фон Триер, Тарантино, Коэны, Джармуш, Линч, даже Чхан Ук Пак, произведший сенсацию в Канне со своим «Олдбоем» всего-то шесть лет назад, уже «не канают». Все они — герои вчерашних дней.

А кто герои новых? Апичатпонг Вирасетакул, Цзя Чжанке (ладно, эти хотя бы на слуху: первый побеждал в Канне, второй — на Венецианском фестивале), Мигель Гомеш, Альберт Серра, Лисандро Алонсо, Эрик Ку, Марен Аде и др. Вы их знаете?

Это снобизм нового масштаба. Своего рода киносектантство.

А может, и коррупция: в списке книги Take 100 пятеро из ста упомянутых режиссеров XXI века — турки. Но даже профессиональные критики с лету назовут максимум две-три фамилии современных турецких режиссеров: Нури Бильге Джейлан, Йешим Устаоглу. Откуда набралось целых пять? Попытка создать закрытый киноклуб для посвященных абсолютно губительна для просветительской идеи развитого киноманства, которую, как кажется, должны проводить в жизнь кинофестивали.

Само кино как вид творчества претерпевает радикальные изменения. Теперь фильмы можно снимать на дешевую цифровую камеру с приемлемым разрешением и даже не думать о прокатчике: можно вывесить в Сети. Можно снимать даже на мобильник: уже есть фестивали «мобильных» фильмов. Чтобы посмотреть интересующую вас картину, необязательно выползать в кинотеатр. Можно найти в интернете, причем не обязательно пиратском. Вариантов — миллион. Только что Unifrance (аналог нашего полузабытого «Совэкспортфильма») провел в интернете общемировой фестиваль новых французских картин. Времена и кино — меняются.



Источник: The New Times, 7/02/2011 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.07.2021
Кино

В поисках времени

Как Фрэнку хватает пары минут, чтобы потерять голову, так «Ловушка разума» увлекает уже на вступительных титрах — когда пролёт камеры показывает отрывки воспоминаний о бурном трипе, а Джастин Лонг рассуждает о страхе перед смертью — и не отпускает до конца. Больше всего это похоже на кино 1980-х, на жанр «яппи в опасности».

Стенгазета
21.07.2021
Кино

Запиши, пока мама не видит: детство в эпоху VHS

Абсурдная комедия VHYes Джека Генри Роббинса, снятая на VHS-камеру от лица Ральфа – это не просто ностальгия по домашнему видео и шипящей квадратной картинке. Воссоздав формы развлекательного телевидения из детства, режиссер снял яркую иллюстрацию массовой культуры 80-х в эстетике китча.