Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.02.2011 | Общество / Религия

За что боролись…

Краткий курс истории ВКП (б) как церковный продукт

Министр образования и науки Андрей Фурсенко не подписал новый образовательный стандарт. «Должна быть налажена система конструктивного обсуждения проекта стандарта. До тех пор пока на все вопросы не будут даны ответы, я не возьму на себя утверждение такого документа», — сказал он газете «Коммерсант». К 15 февраля авторы ФГОС должны представить доработанную версию стандартов в Минобрнауки РФ, после чего предстоит еще один этап обсуждения и согласования в различных инстанциях.

Одна из главных претензий к проекту — введение такого обязательного (среди немногих обязательных) предмета, как «Россия в мире», который многие видят как идеологический предмет с патриотическим наполнением, да так оно, без сомнения, и есть, поскольку в проекте стандарта прямо сказано, что одна из его задач — «сформировать способность противостоять фальсификациям истории в ущерб национальным интересам России». Подтвердил это и Андрей Фурсенко: «Все боятся, что "Россия в мире" превратится в краткий курс истории ВКП(б),— сказал он.— Но лучше будет, если мы ничего не будем рассказывать ребятам? Это, извините, как с половым воспитанием: если ничего не говорить, дети все узнают во дворе». Интересно, что такого ужасного Фурсенко услышал «во дворе» про «Россию в мире»?

Все постперестроечные годы в школе не было идеологических предметов, поскольку Конституция РФ запрещает устанавливать какую бы то ни было идеологию в качестве государственной. Как это ни парадоксально, огромная роль в проталкивании идеологического предмета принадлежит Московской патриархии — организации, которая сама пострадала от коммунистической идеологии. Нет, конечно, патриархия боролась не за идеологию, она боролась всего-навсего за Основы православной культуры. Но поскольку светской школе крайне трудно было смириться с «религиозно ориентированным» предметом, представителям патриархии приходилось облекать свои претензии в завуалированную форму. Так, собственно, и появилась в государственных стандартах «духовно-нравственная область». Исключительно под давлением патриархии. Без православной культуры, традиционных ценностей никак не воспитать из человека патриота, не остановить «вымирание русского народа», объясняли церковные чиновники государственным. И те в конце концов «поверили».

«С какой целью вводится предмет (основы религиозных культур — «ЕЖ») и нельзя ли решить те же задачи в рамках преподавания уже существующих предметов, тем более понимая перегруженность современных школьников? Мы с вами вряд ли вспомним такой предмет, как «Основы марксистко-ленинской морали и нравственности», в советской школе. Другое дело, что эти задачи решались через систему внешкольной, внеклассной работы, проходили стержневой нитью через преподавание таких предметов, как история, литература, родной язык и др.»,  — говорил в интервью «Ежедневному журналу» Александр Кондаков в 2008 году. А теперь? «Для любого государства воспитание гражданина и патриота своей страны является главной задачей, оно важнее математики или физики. Физику можно выучить потом, если не выучил, математику можно выучить. Все содержание образования и духовно-нравственного развития в школе должно быть направлено на гражданственно-патриотическое становление подростка». Вот так-то вот. И Александр Кондаков не единственный такой отличник.

Сейчас многие священники и иноки дают проекту стандартов столь же резкие оценки, как и учительское сообщество. Повторяя, как это ни забавно, былые аргументы того же Кондакова. Протоиерей Филипп Ильяшенко считает странным, что  прививать патриотизм современной молодежи нужно «через какие-то суррогатные дисциплины, а не через основные школьные предметы, которые на протяжении многих лет формируют мировоззрение человека, как например история России».

Преподаватель Московской духовной академии иеромонах Тихон (Зимин) уверен, что «духовно-нравственное воспитание должно органично вписываться в систему образования, но не подменять изучение базовых предметов». «Идеологическая (в данном случае патриотическая) обработка в ущерб изучению базовых предметов ни к каким положительным результатам не приведет, а, скорее, превратит школу в некий партийный орган. Такую реформу я одобрить не могу», — сказал он.

А где же они были, когда церковь стараниями почти всех своих лидеров на протяжении 15 лет проталкивала суррогатный культурологически-духовно-патриотический предмет и продолжает бороться за него, требуя распространить курс Основы религиозных культур и светской этики на все годы обучения в школе? Правая рука не знает, что делает левая? Или свой суррогат ближе к телу? Или священнослужители столь наивны, что надеялись: государство уступит школу церкви? Напрасно, если так. Государство, конечно, готово дружить с церковью взахлеб (при Дмитрии Медведеве церковь и чиновничество еще больше сблизились), но только когда ему это выгодно. Надежда церковных лидеров сделать православие государственной идеологией пока не оправдывается. Поэтому уступать церкви первенство в воспитании юношества власть никак не готова. Вот и идет борьба идеологий, а несчастной школе приходится ужиматься со всякими глупыми математиками и литературами. Кругом-то одни патриоты...



Источник: "Ежедневный журнал", 02.02.11,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.