Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.01.2011 | Театр

Без опоры

Миндаугас Карбаускис поставил «Будденброков»

«Будденброки» в Молодежном театре несколько озадачили. Миндаугас Карбаускис поставил их в настолько традиционном духе, что как-то даже теряешься, пытаясь понять, для чего этому достаточно молодому и очень признанному постановщику понадобилась такая вызывающая несовременность режиссерского хода. Карбаускис сам сделал инсценировку огромного романа, превратив его в череду эпизодов, строго располагающихся от детства главных героев -  Тони, Тома и Христиана - до заката дома Будденброков. Декорации Сергея Бархина рисуют абрис дома-церкви, и сам спектакль выглядит, как схема романа с фрагментами, четко отбитыми репликами-ремарками: «так сказал такой-то герой в таком-то году».

Карбаускис всегда умел удивить выбором материала, сам факт постановки огромного эпического романа Томаса Манна поражает и  сейчас, но режиссерская трактовка внутри сочиненного им  конспекта романа состоит не в каком-то существенном переосмыслении или необычном повороте, а именно в отказе от полнокровности и деталей, в суховатом движении семьи от расцвета к гибели, размеренном, как по часам. Здесь есть, конечно, некоторые переакцентировки, но и они говорят о том же – что смерть этого дома была заложена в нем с самого начала.

Как и прежде (а в «Будденброках» особенно) в интровертных постановках Карбаускиса главное падает на актеров, и в этом смысле спектакль смотрится пока не очень ровно. Тем не менее, действительно хорош Илья Исаев – пытающийся сохранить основательность Томас, герой, взявший  на себя всю ответственность за поддержание традиций семьи и с самого начала раздавленный своим долгом. Отличны эксцентричные и совсем неузнаваемые два юных актера: Виктор Панченко – Христиан, неуравновешенный, эгоцентричный и нелепый. И Дмитрий Кривощапов, в прошлом спектакле Карбаускиса игравший юного влюбленного, а теперь - скользкого пройдоху Грюнлиха. Забавна бессловесная маленькая скрюченная служанка Ида – Татьяна Матюхова.

Но в целом этот спектакль в своем размеренном движении смотрится несколько заунывно. И единственное, что действительно не перестает держать интерес все эти три с лишним часа, - это мысль о том, что манновский роман о событиях середины девятнадцатого века, молодых героев которого режиссер одел в джинсы, действительно звучит сегодня очень современно. Не поверхностным созвучием, а самим ощущением, что из под ног уходит опора, которая казалась совершенно незыблемой – опора на традиции и правила, которые воспроизводились десятилетиями, а теперь враз рухнули.











Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.