Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.01.2011 | Музыка

Никаких «Контрабанд»

«Мумий Тролль»: как они взяли «Олимпийский»

Первые двадцать минут концерта — если не считать разогрева, который, чтобы не портить никому впечатление, считать не будем, — выглядели примерно так. Со сцены в полностью темный зал смотрит огромный экран, на котором показывают горный ледник; этот же ледник отображается на сетчатой панели впереди сцены; панель — примерно как на московском концерте Nine Inch Nails.

Изображения накладываются друг на друга, становятся объемными, движутся, какие-то волокнистые струи оплетают панель — примерно так, по идее, должно выглядеть передовое видеошоу каких-нибудь больших электронных артистов типа Boards of Canada.

Между панелью и сценой — три черных фигуры за пультами. Из колонок идет гулкая и разреженная, как морозный воздух, электроника — почти без вокала и почти без гитар. И никаких «Контрабанд» — одни только непонятные шамаманы.

Как выяснилось позже, так, по всей видимости, выглядел совместный проект Лагутенко с давним другом «Мумий Тролля», латвийским электронщиком Андреем Oid, созданный под впечатлением от поездки группы на Камчатку и концерта в жерле вулкана (было и такое). Но надо было видеть зал — сколько-то там тысяч человек («Олимпийский» был вполне себе заполнен) стояли, замерев от удивления, не понимая, что происходит. Тут, конечно, сразу вспомнилась Земфира — со своими минималистичными электронными версиями старых хитов, тоже поначалу вызывавшими у публики оторопь; выходит, оба пионера нового русского рокапопса и десять лишним лет спустя после того, как все началось, могут еще выйти из себя, какими их знают, любят и оплачивают, прыгнуть даже не выше головы, а куда-то в сторону; выходит, нам в любом случае есть на кого положиться.Если бы весь концерт прошел таким образом — это было бы круто, но, наверное, слишком круто. Дальше все поехало по накатанной — впрочем, по какой. После короткой паузы группа вышла на сцену в привычном виде (то есть как сказать — Лагутенко, например, был во фраке) — и заиграла песню, с которой когда-то для большого мира начался «Мумий Тролль»: «Вдруг ушли поезда». Вообще, следуя логике тура, посвященного выходу «Редких земель», Лагутенко обещал петь песни со всех альбомов — но неочевидные, ну вот так оно и было: «Сиамские сердца», «Прости, киска» и так далее, и тому подобное.

В «Олимпийском» вообще многое было нетипично — скажем, в паузах Лагутенко нарочито не использовал традиционную жеманную пластику, а скорее играл в какого-то псевдоофициозного конферансье, поставленным голосом призывая к защите уссурийских тигров.

Что еще? Ну как водится: сеанс одновременной игры на терменвоксе, клавишах и гитаре; диковинные танцы коленками назад; мимическая эротика — с собственным персональным шоу у Лагутенко всегда все было в порядке, и на этом концерте он мог бы потягаться с самим собой даже десятилетней давности. Штука в том, что персональным шоу дело в этот раз не ограничилось. Сетчатая панель экрана после внезапной интродукции никуда не делась — более того, изображение проецировалось еще и на передвижное гигантское кольцо над сценой. Все это вряд ли прозвучит в пересказе так уж захватывающе — но ей-богу,

все мы видели множество концертных видеорядов; так вот вчерашний, пожалуй, был самым красивым, разнообразным и уместным, который автору приходилось наблюдать.

На песне «Золотые ворота» по экранам поплыли золотые облака, а со сцены забили фейерверки из блесток, долетавших аж до последних рядов. На «Невесте» с верхних краев партера посыпались разноцветные надувные баллоны. На «Дельфинах» в танцпартер поплыли гигантские игрушечные дельфины. Строчки «Всех простил — уходи» Лагутенко пел на фоне падающих звезд в нимбе с мигающими лампочками. Ускоренная до бешеного рок-н-ролла финальная «Утекай» окончилась джемом, под который на сцену вышли утыканные разноцветными огоньками киборги.

Киборги! На ходулях!

Короче, если кто еще думает, что группа «Мумий Тролль» становится старой и скучной, — он зря проигнорировал то, что вчера творилось в «Олимпийском».



Источник: Афиша, 10/12/2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Как понять и полюбить классику

По содержанию книга больше напоминает популярное научное исследование, у Кандауровой есть огромное количество ссылок на статьи музыкальных теоретиков и видно, что автор не просто в теме, а он «свой в доску» и понимает о чем пишет. Но информации настолько много, что через несколько страниц сложно вспомнить о том, что было написано раньше.

Стенгазета

Цветовая музыка

“Gold & Grey” — финальная пластинка Baroness из длинной серии альбомов с “цветовыми” названиями, начавшейся аж 12 лет назад с “Red Album”. С тех пор прямолинейного сладж метала в музыке группы стало значительно меньше, что освободило пространство для разнородного микса жанров. Фронтмен Джон Бейзли (гитара и вокал) вообще не рассматривает метальных коллег в качестве ориентиров.