Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.12.2010 | Колонка / Общество

Рука В. Путина Отечество спасла?

Эта власть старательно культивирует всяческую дикость

Честное слово, я совсем не верю в теории заговора (надеюсь, читатели «Ежедневного журнала» имели возможность в этом убедиться). Но ровно в тот момент, когда вопрос о возвращении нацлидера в Кремль встал во весь рост, тут же «неконтролируемые фанаты» вышли на Манежную, где они начали избивать лиц «нерусской национальности». Досталось всем брюнетам, которые на собственное несчастье оказались на близлежащих станциях метро. Все почувствовали: на страну наползает новая страшная угроза. Как в 1999-м, когда взрывы домов унесли сотни жизней. Как в 2004-м в Беслане, когда погибли более трехсот детей.

Тогда всякий раз народу являлся нацлидер, прописывавший спасительный рецепт. В одном случае — начать войну в Чечне, в другом — отменить выборы губернаторов. И ни у кого (за исключением нескольких злобствующих либералов) не возникло вопроса, почему кризисы возникали так вовремя.

Вот и на сей раз рука В. Путина обещает спасти испуганное Отечество. В то время как президент типа занимается сущей церемониальной ерундой вроде визита в Индию, настоящий начальник страны встречается с лидерами фанатских группировок. И говорит им в целом разумные вещи. О том, что угрозы погромов могут в самом деле разрушить страну: «Если мы допустим это, мы получим не великую Россию, а разъединяемую внутренними противоречиями территорию, которая будет разваливаться на глазах, которую каждый сможет поставить на колени». Понятное дело, что фанаты-патриоты должны понять: избиение «нерусских» льет воду на мельницу гнусных внешних сил. Тех самых, что инспирировали атаку на Беслан, так как им не нравилось, что Россия является великой ядерной державой.

При этом ответы на угрозы, обозначенные премьером, целиком и полностью отвечают требованиям погромщиков: «Если мы не поймем то, о чем я сейчас сказал, не будем уважительно относиться друг к другу, нам же придется что делать? Нам придется, мягко говоря, совершенствовать правила регистрации на территории страны, особенно в крупных центрах — в Москве, Петербурге и в других крупных городах». То есть единственный способ остановить националистическую волну — это выгнать тех, которые «понаехали». Других рецептов у Владимира Владимировича нет. 

За скобками остается политика «чеченизации», когда управление мятежными регионами сводится к поиску эффективного сатрапа и как результат специфическое «чеченское» правосудие начинает действовать в Москве.

Продажность и неэффективность правоохранителей, которые ни в грош не ставят закон (интересно, у кого они этому научились?). Внятная и осмысленная молодежная политика заменяется на селигерский распил. И тысячи малолеток, почему-то не охваченные патриотическим воспитанием г-на Якеменко (которое, судя по смете, стоит миллионы), регулярно выходят на улицу «бить черных».

Крутой премьер купается в уважухе крутых фанатов, заранее собранных спортивным ведомством, чтобы обеспечить безопасность законопослушных граждан, жмущихся пока что по углам. Надвигается очередное (третье уже) спасение Отечества. Избрание нацлидера президентом не выглядит в этом случае слишком большой платой за освобождение от страха. Собственно говоря, на наших глазах реализуется незамысловатая схема, не первый год описываемая либеральными аналитиками. Цивилизованная власть («единственный европеец») спасает образованный класс от дикого российского народа.

Но штука в том, что эта же власть старательно культивирует всяческую дикость. Чтобы спасти Отечество в нужный момент. А заодно и придушить кой-кого.



Источник: "Ежедневный журнал", 22.12.2010,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».