Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.11.2010 | Колонка / Общество

Хватило бы денег

Иных путей, кроме создания контрактных Вооруженных сил, нет

Для начала пара цитат.

«Чтобы полк был готов к выполнению задач, необходимо было провести большой комплекс мероприятий: получить личный состав из военных комиссариатов, технику из народного хозяйства, загрузить боеприпасы на автотранспорт. И только через сутки полк был в состоянии выполнить задачи. Но время не ждёт…».

«Реформирование, возросшая интенсивность боевой подготовки резко обострила проблему, которая заключалась в недостаточном, а порой откровенно низком уровне индивидуальной профессионально-должностной подготовки офицеров. Сегодня не секрет, что офицеры частей сокращённого состава и кадра на протяжении длительного времени занимались решением в основном бытовых проблем».

На самом деле за последние два года мы слышали нечто подобное не один раз. Слышали от начальника Генерального штаба Николая Макарова и командующего Воздушно-десантными войсками Владимира Шаманова – фактически единственных военачальников, которые рискнули открыто поддержать «сердюковские» реформы. Реформы, в основе которых – ликвидация частей и соединений неполного состава (составлявших 84 процента всех частей и соединений), требовавших для участия в боевых действиях доукомплектования и мобилизации резервистов. Реформы, которые требуют освобождения от офицеров-хозяйственников.

Остальные военачальники предпочитают помалкивать. Во-первых, потому что все происходящее в Вооруженных силах глубоко противно их внутренним убеждениям касательно того, как должно вестись армейское строительство. Во-вторых, потому что еще неизвестно, чем дело кончится, и лучше держаться от сомнительных реформ подальше.

И вот теперь прилюдно, под камеры, правду о былом состоянии Вооруженных сил сказали президенту, который почтил своим присутствием показные маневры в Мулино, главные люди в нынешней армии – командиры бригад и эскадр. Разумеется, я не настолько наивен, чтобы предположить, что полковники Тимофеев и Рязанцев (наверняка не худшие командиры в Вооруженных силах) сами придумали для себя такие вот фразы: «Развитие средств вооружённой борьбы существенно изменило взгляды военного руководства ведущих зарубежных стран на боевые действия вооружёнными силами. И стал очевиден тот факт, что на смену современным войнам приходят войны фукционально-избирательного воздействия с использованием оружия, разработанного на основе передовых технологий». Но и с пистолетом, приставленном ко лбу, перед боевыми офицерами никто не стоял. И можно допустить, что говорили они (хотя бы отчасти) о том, что в самом деле думают. Им же надо, в конце концов, объяснить и себе, и окружающим, почему они уволили две трети (415 из 611 в случае полковника Рязанцева) бывших сослуживцев.

Факт остается фактом. Несмотря на все «десантные» скандалы с министром обороны, президент, он же Верховный главнокомандующий, посчитал необходимым поддержать все решительные и чрезвычайно болезненные перемены, происходящие в Вооруженных силах. Дмитрий Анатольевич сказал в Мулино еще много вещей, под которыми с радостью подписался бы любой либеральный военный аналитик, включая (страшно сказать) автора этих строк.

«Тот, кто не сможет выпускать современную технику, тот её поставлять не будет. Я обращаюсь ко всем директорам наших оборонных предприятий. Или нормальную технику будут делать, или придётся с такими структурами контракты разрывать».

«Мы, конечно, вернёмся в ближайшее время к вопросу обеспечения контрактников. При этом мы должны понимать, что от того, как мы решим проблему с контрактниками, зависит в конечном счете и вопрос комплектования Вооружённых сил, потому что именно на них будет лежать значительная часть служебных обязанностей в рамках существующей штатной организации Вооружённых сил Российской Федерации… ещё раз повторяю, без современных, хорошо оплачиваемых, социально мотивированных контрактников в армии, в Вооружённых силах ничего, конечно, происходить не будет».

Таким образом, государство в лице Медведева хотя бы понимает то, что российский ВПК не способен производить необходимую военную продукцию. Подозреваю, что пройдет еще некоторое время и российские начальники осознают, что отечественная военная промышленность в принципе не сможет производить нужные вооружения, до тех пор пока она не будет реформирована. Причем эти реформы будут прямо противоположны тем глупостям, которые наделали Владимир Путин и Сергей Иванов, восстановившие в виде «объединенных корпораций» пародию на советские военно-промышленные министерства.

Еще замечательнее то, что Главковерх ясно заявляет, что без контрактников новой российской армии не создать. Подозреваю, что через пару лет кремлевские начальники будут вынуждены понять: иных путей, кроме создания контрактных Вооруженных сил, нет.

И, самое главное, президент заверил: вопреки слухам, с 1 января 2012 года жалование военнослужащих будет увеличено в три раза. Лейтенант российской армии будет получать 50 000 рублей, что не меньше жалования американского лейтенанта.

Проблема в другом. Одновременно с высшей степени разумными вещами Дмитрий Анатольевич наговорил и немало глупостей. Например, о необходимости иметь военные базы за рубежом. Подозреваю, что попытка создать систему опорных военных пунктов за границей потребует ровно столько денег, сколько необходимо и для содержания контрактников, и для эффективного производства вооружений. Подозреваю также, что главный рубеж противников «сердюковских» реформ – это попытка отнять деньги у правительства. Распылить их на бессмысленное содержание военных баз за границей, производство ненужного оружия.

Собственно говоря, в этом и состоит главная проблема военной реформы. Или у реформаторов хватит душевных сил и воли, дабы противостоять крикам о несчастных офицерах, уволенных из-за полной неспособности к службе. Или они клюнут на призывы «восстановить мощь великой сверхдержавы». Очевидно, что никаких денег на содержание подобия советской армии нет. 



Источник: "Ежедневный журнал", 26.11.2010,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.