Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.09.2010 | Кино

Ниша Бессона

Бессон – сценарист, режиссер, продюсер - стопроцентно мог бы покорить Голливуд. Но он последовал древнему правилу Цезаря

Выход в наш прокат нового фильма Люка Бессона «Необычайные приключения Адель» (фильма, между прочим, очень забавного, истинно развлекающего и  хитроумного) заставил задуматься об удивительном феномене Бессона. Прежде всего Бессона как продюсера и киноидеолога, хозяина самой известной и успешной в Европе кинокомпании EuropaCorp.

Бессон – сценарист, режиссер, продюсер - стопроцентно мог бы покорить Голливуд. Но он последовал древнему правилу Цезаря, что лучше быть первым на деревне (в данном случае, во Франции), чем вторым в Риме (то бишь в Голливуде).

Он сделал ставку на национальное коммерческое кино. Сумел запустить массу фильмов (учтем, что большинство его продюсерских проектов основаны на его собственных сценариях или сюжетных идеях), которые стали общемировыми брэндами, породив кучу продолжений, а иногда и голливудских ремейков: «Такси», «13-й район», «Перевозчик», «Багровые реки». Бессон – единственный продюсер не только во Франции, но и в Европе, который делает массовое кино, конкурирующее с голливудским, а также, в мужских жанрах – боевик, триллер, комический псевдоисторический экшн (вспомним ремейк «Фанфана-Тюльпана» с Венсаном Пересом и Пенелопой Крус или модных на наших телеэкранах «Бандиток» с той же Крус и Сальмой Хайек) – сравнимое с азиатским.

При этом как идеолог Бессон очень разносторонен. У него на редкость продуманная продюсерская стратегия. Недавно пообщался с режиссером Пьером Морелем, который сделал уже три громких фильма по сценариям Бессона, все жесткие, непредсказуемые, неполиткорректные: бьющий Францию под дых «13-й район» (в котором политики, не в силах справиться с козлами из третьего мира, превращают самый опасный район Парижа в гетто, отделяя его от «чистого» города чем-то вроде Берлинской стены), безумно ценимый киноманами на www.imdb.com триллер «Заложница» и суперэкшн «Из Парижа с любовью». Говорю Морелю: «У Бессона как минимум три продюсерские цели». Морель возражает: четыре. 1. Фильмы – формально – для внутреннего французского рынка типа «Такси», которые при этом умудряются стать мировыми хитами. 2. Фильмы – формально – для внешнего рынка, снятые на английском с англоязычными актерами, отличающиеся от голливудских редкостным несоответствием демократическим стандартам. В «Заложнице» персонаж Лиама Нисона кроваво мочит в Париже омерзительную албанскую мафию. И это в ситуации, когда Европа после Косово до сих пор стеснительно приседает перед албанцами, даже зная о том, что их мафия контролирует европейский наркотрафик и всю протитуцию. 3. Собственные режиссерские проекты Бессона, который был и остается азартным мальчиком в душе, фонтанирующим в боевых жанрах. Причем если раньше он снимал относительно взрослые картины («Никита», «Леон», «Пятый элемент»), то теперь снимает относительно детские (цикл про Артура и минипутов). 4. Скромные малобюджетные арт-хаусные фильмы.

У нас ниша Бессона – национального конкурента Голливуду - пока свободна.

Заметим, что в России стать Бессоном трудно трижды. Доверие национальной аудиториии к родному кино в последние годы подорвано: слишком много было халтуры, которую реклама подавала как «главный отпчественный суперхит года». А в мировом прокате нам, в отличие от французов, и вовсе ничего не светит. Французам мировая киноаудитория хотя бы верит. Прочим киностранам, за исключением Юго-Восточной Азии, почти нет. Известен анекдот: когда скандальный немецкий триллер 2001-го «Эксперимент» раскручивали для проката во Франции, то в рекламных роликах убирали любой намек на то, что фильм – немецкий. Ведь французская аудитория считает всё немецкое кино дерьмовым.

Единственный наш, кто вроде бы пытается стать «русским Бессоном», это Тимур Бекмамбетов. Он, как и Бессон, предстает в кинобизнесе в трех ипостасях: как режиссер, сценарист и продюсер. Он заявил перед выходом спродюсированной им «Черной молнии», что его задача – создание русских картин, которые будут прокатываться по всему миру и конкурировать с американскими. Его кинокомпания Bazelevs открыла у нас школу сценаристов, где учат американской методике работы со сценарием. Эта компания осуществляет сейчас штук пятнадцать международных проектов.

Но в случае с Бекмамбетовым – свои тараканы. Можно лишь гадать, порождены ли они тем, что у его Bazelevs сложный взаимообязующий контракт на производство и прокат фильмов с голливудской студией Universal (по логике, уже одно это ограничивает свободу Бекмамбетова). В любом случае, «Черная молния», которая создавалась при поддержке все той же Universal, оказалась лентой странной. И прежде всего – странно плохой. Никаких дополнительных, неожиданных для Голливуда идей – чем замечательны фильмы Бессона. Только кальки из фильмов про суперменов, перенесенные на нашу почву, которые едва ли привлекут иностранную аудиторию.

Судя по всему, Бекмамбетова прельщает карьера не русского Бессона, не первого на деревне, а второго в Риме – крутого голливудского режиссера и продюсера.

Объявлено, что он вместе с Тимом Бёртоном будет продюсировать экранизацию романа «Авраам Линкольн: Истребитель вампиров». Очередные режиссерские проекты Бекмамбетова – тоже голливудские: «Особо опасен-2» и «Моби Дик».

Кто там у нас еще на очереди сразиться с Бессоном? Эрнст? Сельянов? Верещагин? Максимов? Тодоровский? Толстунов? Дишдишян? Бондарчук? Ау!!!



Источник: Forbes Russia, 2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».

Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.