Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.05.2010 | Кино

О безответной любви к родине

Невразумительная историческая агитка о священнике во время войны, снятая Владмиром Хотиненко с Сергеем Маковецким.

1941 год. В маленьком селе Тихое на границе Псковской области с Латвией служит харизматический священник отец Александр (Сергей Маковецкий). Советскую власть он, конечно, не жалует, но думает, что церкви и не такое приходилось переживать. Отец Александр опекает окрестных детишек, ведет мудрые беседы с прихожанами, скотиной и даже с залетной мухой, любит свою вздорную жену — матушку Алевтину (Нина Усатова), и в общем, вполне доволен жизнью. Но тут до границ СССР докатывается Вторая Мировая. Прибалтику, а за ней и Псков с окружающими деревнями захватывают немцы. Они думают, что неплохо бы поставить себе на службу загнанную церковь. Местный митрополит, испытывающий к отцу Александру особенное расположение, отправляет его возрождать православие в райцентр, где советская власть превратила церковь святого Александра Невского (покровителя нашего героя) в клуб. Отец Александр с паствой отдирают от надвратной иконы портрет Сталина, выкидывают глобус из алтаря, и вроде бы дела идут в гору. Но жизнь под немцами — конечно, не малина. Священник изо всех сил пытается быть хорошим пастырем — помогать военнопленным, спасать детей, не идти против совести. За это ему достается от всех подряд — от недовольных немцев, подонков-полицаев, подозрительных партизан. Но герой долготерпит — в качестве самого большого греха он позволяет себе однажды умять мороженое.

«Поп» — второй опыт Владмира Хотиненко в жанре историко-патриотического кино, три года назад вышла картина «1612» про то, как некоторые русские дворяне благородно вели себя в смутные времена. Над ней все скорее смеялись, но «Поп» вызывает чувства гораздо более мучительные. Это православно-патриотический кич, какой не снился в страшном сне даже Павлу Лунгину, крестные знамения накладываются тут с такими операторскими эффектами, будто герой достает из под рясы дробовик, а не троеперстие, весь мир скрежещет зубами и ведет себя так, чтобы устроить батюшке житие вместо нормальной жизни и не давать спокойно любить отечество. Два часа преследует ощущение, что создатели очень хотели добиться эффекта мироточения каждого кадра, и с этой целью обмазали фильм просроченным маргарином.

Обиднее всего, конечно, за Сергея Маковецкого. По-прежнему кажется, что он — один из лучших современных российских актеров. Но его сильная сторона — вовсе не благостность, а этакая ласковая мерзость, и где бы он ни играл, она все равно дает о себе знать. Так и к отцу Александру проникаешься постепенно некоторой закономерной гадливостью, но его путь, увы, не становится от этого более интересным.

В общем, единственное разумное применение этому кино можно было бы найти — если бы в аду был специальный отдел для изменников родины, где их заставляли без перерыва смотреть фильмы Владимира Хотиненко.



Источник: Ваш Досуг, 26.03.2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.12.2019
Кино

Восхитительная жестокость

В комнате заставленной жуткими куклами (будто родственниками Чакки) и заклеенной порнографическими постерами на грязной кровати с некогда белым бельем лежит труп женщины. Пригубив шнапса, безобразный герой приступает к разделке тела.

Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.