Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.04.2010 | Театр

На ветвях сидят

«Эпос о Лиликане» в кукольном конкурсе «Золотой маски»

В этом году на «Золотой маске» претендентов на награду в номинации «Куклы» совсем негусто. Театров всего три: «Кукольный дом» из Пензы, «Ульгэр» из Улан-Удэ и «Тень» из Москвы, все три хорошо известные, уже не раз претендовавшие на главную театральную награду. Известны и режиссеры: Владимир Бирюков из Пензы и Эрдени Жалцанов из Улан-Удэ. Интрига только одна: от театра «Тень» в конкурсе участвуют не его основатели Майя Краснопольская и Илья Эпельбаум, имеющие уже мешок «Золотых масок», а их ученики Мария Литвинова и Вячеслав Игнатов. Причем молодые режиссеры, уже с опытом собственных кукольно-теневых постановок, на этот раз играют «на чужом поле», их «Эпос о Лиликане» -- продолжение давнего и любимейшего проекта-мистификации Майи и Ильи «Гастроли Лиликанского Королевского театра в Москве». И это значит, что «оправа», в которой существует спектакль, все та же (а она, признаемся, составляет львиную долю обаяния всех лиликанских представлений).

Оправа -- это не только сам помпезный, полный крошечной нарядной публики королевский театр, умещающийся на столе, в окошки которого смотрят пятеро больших, «людских» зрителей. Это и весь обожаемый детьми ритуал, который существует вокруг лиликанских гастролей.

Все начинается с чаепития в фойе театра, потом краткая лекция о крошечных лиликанах и велипутах (это мы), затем покупка визы (длительностью на 45 минут) и для желающих обмен валюты (к монеткам размером с зернышко выдают сундучок). Перед спектаклем еще предстоит лекция об истории и культуре лиликанского народа на лиликанском языке (с синхронным переводом), осмотр выставки микроскопического монументального искусства, оружия и т.д. Ну и, конечно, отдельное счастье -- антракт, когда из подвала театра на повозке, запряженной двумя крошечными лошадьми, выезжает буфет с мини-пирожными, бутербродами с колбасой размером с ноготь и малюсенькими чайными приборами.

Лиликанский проект (получивший свою первую «Золотую маску» еще в 1997-м) используется своими создателями, как говорится «в хвост и в гриву», во многих отношениях этот маленький театр стал для выдумщиков Ильи и Майи полигоном разнообразных театральных идей, которые тут можно осуществить компактно и без баснословных затрат. Но полигон полигоном, а театру нужны нормальные репертуарные спектакли, и такому, как «Тень», в первую очередь - детские. А в Лиликанском театре самый востребованный и до сих пор единственный детский спектакль -  тот же самый, с которого Лиликания и начиналась -- печальная сказка «Два дерева». Так что Мария Литвинова с Вячеславом Игнатовым были призваны, чтобы расширить лиликанский детский репертуар.

«Легенда о Лиликане» придумана как гигантский древний эпос, и перед началом спектакля Мария Литвинова читает пяти зрителям традиционную лекцию с картинками с тою же важностью, как раньше вводила в курс лиликанских дел Майя Краснопольская. Зрителям представляют всю лиликанскую космогонию и демонстрируют схему, где в основании древа, на котором один над другим расположены маленький народ, мы (велипуты) и боги, лежит черепаха. Ну а в самом спектакле (который, как тут принято, идет на лиликанском языке с синхронным переводом на русский) перед нами разворачивается многофигурный эпос о великом воине Лиликане.

Не знаю, как дети, но я пересказать сюжет этого представления не берусь -- в нем бесконечные воинские приключения, бои и победы идут одно за другим, как в любом другом эпосе. Путешествия Лиликана-завоевателя по всему миру показаны на заднике-экране с анимированными фонами и героями (Мария Литвинова после кукольного отделения СПГАТИ год назад окончила отделение анимации ВГИКа), зубастое чудовище, которое изображает перчаточная кукла, велико настолько, что высовывается в зал и вот-вот слопает зрителей. Из всех событий первого акта мне запомнилось, что Лиликан долго и безуспешно бил некоего соперника, а оказалось, что сам себя. И во втором действии великий герой идет на поиски своего пропавшего соперника и друга по имени Сам Себя. Эти поиски ведут вдоль мирового древа (которое, впрочем, уже опрокинуто набок) и тоже проходят через много путаного и интересного, включая подводный мир с грудастыми русалками, верхний мир с богами (тут выплывает ресторанное меню с «нектаром», «амброзией» и прочими прекрасностями) и мир великих (тут на ветвях, как попугайчики, сидят Гагарин в обнимку с ракетой, Лев Толстой, Мерилин Монро и прочие).

На мой взгляд, для детей (да и для взрослых тоже) история получилась избыточно перегруженная и путаная, обилие событий, ни одно из которых не оказывается главным, мешает сосредоточиться на действительно обаятельных подробностях. Но думаю, что все это совершенно не помешает зрительской любви и на «Эпос о Лиликане» будет так же трудно попасть, как и на другие детские спектакли «Тени».

В основание этого театра Майя и Илья заложили что-то такое (впрочем, известно что -- талант), что обеспечивает уровень даже тем постановкам, которые в контексте прочего репертуара «Тени» не кажутся безусловными. Так что на «Маске» спорить с «Эпосом о Лиликане» Марии Литвиновой и Вячеслава Игнатова, за спиной которых стоит тяжелая артиллерия «Тени», будет нелегко даже опытным режиссерам из Пензы и Улан-Удэ.

Лекцию о лиликанской мифологии и космогонии читает Мария Литвиноватут можно обменять нашу валюту на лиликанскуюлиликанская визалиликанский музейэто тоже музейВ такие окошки смотрят на сцену большие зрителиподвиги ЛиликанаБуфет в антрактегиганский лиликанский тортвид через боковое окнопрямо в музее тоже меняют валюту и можно купить сувениры, например, книги с лиликанской поэзиейНа нижнем этаже - оружейная палатаОтсюда лиликаский зал видят только актерыМорские приключения ЛиликанаЗа сценойСпектакль окончен

Источник: "Время новостей", 08.04.2010 ,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.