Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.04.2010 | Музыка

Ударник «неистового ремесла»

В Петербурге отметили день рождения Пьера Булеза

Одному из последних еще живых классиков музыки ХХ века 26 марта стукнуло 85 лет. В Петербурге, в Малом зале Филармонии, в честь композитора исполнили Первую фортепианную сонату и цикл «Молоток без мастера».

Едва ли не самое известное сочинение композитора играется в России не первый раз, но впервые -- российскими музыкантами.

Фортепианные сонаты были для Булеза своего рода экспериментальным полигоном. Наиболее известна из них Третья, знаменующая отказ композитора от суровой дисциплины сериализма в пользу «контролируемой случайности», метода, названного им алеаторикой. Первая же, напротив, сообразно своему названию представляет собой первый опыт Булеза в двенадцатитоновой технике. Несмотря на жестко организованную структуру, в ней еще ясно слышны отголоски романтической страстности и импрессионистической чувственности -- видимо, поэтому исследователи называют ее «лирической». Неоднородная фактура, спонтанно и часто меняющийся характер музыки требуют от пианиста безупречной техники и жесткого внутреннего стержня, чтобы удержать форму от развала. С чем Николай Мажара, возможно, даже несколько перестарался -- выиграв в цельности, исполнение слегка проиграло в яркости.

После пуантилистического хаоса сонаты холодная и отстраненная музыкальная ткань «Молотка без мастера», несмотря на перегруженность событиями, казалась практически медитативной. Развернутое в бескрайний ландшафт полотно, сплетенное из затейливых, математически просчитанных ритмов и протяжных высоких нот, служит идеальной оправой для загадочных и темных по смыслу стихов Рене Шара, и лишь в последних частях разрывается резкими щелчками ударных. Как всегда интеллигентно сдержанное звучание петербургского eNsemble под управлением Федора Леднева в этот раз показалось даже немножко робким, что только усилило ощущение эфемерности и прозрачности этой музыки. Единственным слабым местом исполнения стала вокальная партия. Обладательница приятного, богатого тембра Наталья Боева спела не то чтобы плохо, но несколько неуверенно и где-то даже нервно, что неприятно контрастировало с исполненной спокойного достоинства игрой музыкантов. Впрочем, вероятнее всего, молодая певица просто переволновалась.

Классика музыкального авангарда с большим опозданием, но все-таки приходит в Россию. Лакуны, оставленные в нашей культуре семидесятилетней изоляцией и последующей инертностью филармонических институций, медленно, но верно начинают заполняться.

Важной вехой на этом пути стала постановка в Большом театре «Воццека» Берга -- одного из краеугольных камней музыки ХХ века. Культурная значимость «Молотка без мастера» вряд ли намного меньше: продолжателям и подражателям Булеза несть числа. А многие из интонационных и тембровых решений, впервые использованных им в этом сочинении, настолько прочно вросли в музыкальное сознание эпохи, что за прошедшие с момента написания полвека успели затереться до уровня идиом. Поэтому исполнение его петербургским ансамблем и тот теплый, хотя и немножко настороженный прием, который оно получило у филармонической публики, дает повод для оптимизма. Праздновать победу, конечно, еще рано -- до того как современная музыка станет полноправной частью репертуара российских концертных залов, еще далеко. Но лед в этом направлении определенно тронулся.



Источник: "Время новостей" № 53, 31.03.2010,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Как понять и полюбить классику

По содержанию книга больше напоминает популярное научное исследование, у Кандауровой есть огромное количество ссылок на статьи музыкальных теоретиков и видно, что автор не просто в теме, а он «свой в доску» и понимает о чем пишет. Но информации настолько много, что через несколько страниц сложно вспомнить о том, что было написано раньше.

Стенгазета

Цветовая музыка

“Gold & Grey” — финальная пластинка Baroness из длинной серии альбомов с “цветовыми” названиями, начавшейся аж 12 лет назад с “Red Album”. С тех пор прямолинейного сладж метала в музыке группы стало значительно меньше, что освободило пространство для разнородного микса жанров. Фронтмен Джон Бейзли (гитара и вокал) вообще не рассматривает метальных коллег в качестве ориентиров.