Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.11.2005 | Колонка

Против православных мифов

Вера не подспорье для воспитания патриотизма

Редко, наверное, приходилось слышать и читать столько слов о патриотизме, как в связи с 625-й годовщиной Куликовской битвы. О патриотизме говорили все: политики и духовные лидеры, историки и деятели культуры.

Стоит ли удивляться, что в рамках церковно-общественного форума «Любовью и единением спасемся», посвященного годовщине, прошла конференция «Церковь и СМИ: проблемы и задачи патриотического воспитания». В ней приняли участие священнослужители, журналисты православных и светских СМИ, публицисты. Православные вообще, надо сказать, в последнее время патриотизм вроде как приватизировали. Даже на преподавании в школах «Основ православной культуры» многие настаивают именно из патриотических соображений: мол, ничто иное не может так научить ребенка любить родину, как знание основ православия. Запущенный недавно телеканал «Спас» тоже позиционирует себя как православный и патриотический. Понимай так, что неправославное теперь патриотическим быть не может.

Конференция, если честно, рождала точно такие же ожидания: вот сейчас соберутся православные и начнут рассказывать, какие они хорошие и правильные. Но вышло по-другому.

Уже доклад профессора МГИМО, доктора исторических наук Андрея Зубова, вызвавший бурную дискуссию, поставил вопрос ребром: что должно лежать в основе христианского патриотизма – национальное самоутверждение или национальное покаяние? По мысли историка, революцию 1917 года и весь советский период надо трактовать как «вавилонское пленение», как высшую казнь за грехи романовской России: непомерно затянувшееся крепостное рабство, абсолютизм, отсутствие политических прав и гражданских свобод, порабощение Церкви государством.

Не ссылки на «внешних врагов», не «триумфализм», а покаяние за грехи прошлого, честное видение недостатков и слабостей нашей страны только и дают надежду на исцеление и возрождение России, считает профессор Зубов. «Нельзя творить мифы, нельзя лжесвидетельствовать, надо покаяться», — настаивает он.

О схожих проблемах говорил в своем докладе игумен Петр (Мещеринов), руководитель Школы молодежного служения при Патриаршем центре духовного развития детей и молодежи. Он отметил, что именно церковные СМИ становятся зачастую источниками «мифотворчества», рассматривая патриотизм как нечто «абсолютное и самоценное». Они приучают читателей к мысли, что вера – всего лишь некое подспорье для воспитания патриотизма; что во всех бедах нашей страны виноваты «козни врагов», а победить их можно только с помощью военизации, сворачивания гражданских свобод и т.д. На почве такого «ура-патриотизма» неминуемо вырастают агрессивный национализм и ксенофобия. Все это, убежден о. Петр, глубоко чуждо церковному пониманию патриотизма, которое «приветствует его как здравое чувство, но никогда не воспевает само по себе», ибо «родина христианина – на небесах». О. Петр уверен, что эти проблемы волнуют многих церковных людей, и он сожалеет, что они обсуждаются кулуарно, тогда как общецерковная дискуссия была бы для всех только полезна.

Ответственный редактор газеты «Церковный вестник» Сергей Чапнин также нашел «целый ворох мифов и басен, замутняющих наше сознание». Он призвал отказаться от социальных и политических утопий, рожденных в рамках монархического, имперского, евразийского или посткоммунистического проектов.

Преподаватель Санкт-Петербургской духовной семинарии магистр богословия протоиерей Георгий Митрофанов подверг резкой критике тех, кто раскручивает кампании по канонизации Ивана Грозного, Григория Распутина и даже маршала Жукова, Сталина и Чапаева. Отдельно докладчик затронул тему канонизации убитого в Чечне солдата Евгения Родионова, которая тоже широко обсуждается в прессе. По мнению протоиерея, мать Евгения Родионова – типичная жертва «православных» СМИ, которые злоупотребляют вторжением в частную жизнь человека.

Конечно, далеко не все участники конференции были согласны с вышеприведенной позицией.

Некоторые, как, например, сотрудник Института религиозных и политических исследований Владимир Семенко, считают, что «народ нуждается в мифах», и обвиняют «либертарианцев» типа Зубова в «разрушении идеала» народного сознания.

Но главным оппонентом «либертарианцев» выступила писательница Елена Чудинова, автор вышедшего недавно скандального романа «Мечеть Парижской Богоматери». Она уверена, что «народ надо хвалить», так как «выживают нации, которые опираются на позитив». Чудинова призналась, что готова «пригнуть факты», если это может вызвать у читателя гордость за свою страну: «Я пригну, и это будет правдой!» Так что и она никакой беды в мифотворчестве не видит, более того, как теперь выясняется, сознательно им занимается. За роман, кстати, ей досталось от протоиерея Георгия Митрофанова, который в рамках того же форума читал в Издательском совете РПЦ лекцию о фильме Владимира Хотиненко «Мусульманин» и попутно отвечал на вопросы слушателей, коснувшиеся и книги Чудиновой. Главная беда романа, на его взгляд, – это пафос силы: автор «просто млеет перед силой», пытаясь манифестировать «православный терроризм», «как будто у христианства больше нет ничего в активе».

По словам церковного историка, в современном православном сознании и так много фобий: это и антикатолицизм, и антипротестантизм, и антисемитизм. Зачем добавлять к ним еще одну – антиисламизм?

Но Елена Чудинова, очевидно, не видит других способов «опираться на позитив», кроме как «пригибая» не только факты, но и всех, кого она считает недостойным «выживания». Эдакий «позитив на костях». Как показала конференция, это довольно распространенный среди православных взгляд на мир. Но конференция показала и другое: здравые и трезвые силы в православной среде крепнут и обретают голос, крепнет голос церковных интеллектуалов, способных многое сделать для изживания тех самых фобий современного православного сознания, которые с такой страстью обсуждали участники дискуссии.



Источник: "Ежедневный Журнал", 17.10.2005,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.