Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.11.2005 | Арт / Общество

Я видел тварь, стоявшую отвесно

Бодро загарцевавший арт-сезон омрачен скандальными событиями совершенно неэстетического свойства

Выйдя с утра к киоску за газетами, увидел воплощенную аллегорию того, про что в этих газетах сообщают. Пожухлый по осени, облезающий, нечесаный, клокастый кот лез по хрупкой осине за птичками божьими, безобразно пришепетывая от неудовлетворенного вожделения. Долез до самой эфемерной ветки и застрял на оной, сгибаемой весом хоть и потертой, но корпулентной тушки. Окрестности огласились паническим мяуканьем-рыданием, продирающим до кишок. Но то беда поделом.

Так вот про газеты. Бодро загарцевавший арт-сезон омрачен скандальными событиями совершенно неэстетического свойства. На художников — безобидных пташек опять наезжают недруги. Лезут по нашей осине и злобно мурчат. Сначала с выставки «Русский поп-арт» в Третьяковской галерее сняли работу «Икона-икра» одного из основоположников соц-арта Александра Косолапова — фотомонтаж, на котором оклад от иконы Богоматери с младенцем-Христом наложен на снимок черной икры. Речь о двух российских экзотически-эксклюзивных, но пользующихся постоянным западным (Косолапов, живущий в Америке, дело разумеет) спросом товарах.

Однако православной общественностью работа сочтена кощунственной, а директор Третьяковки, пойдя на общественном поводу, распорядился вещь из экспозиции изъять. То есть с открытой, утвержденной методсоветом, поставленной на учет своими экспонатами выставки снимают работу из-за vox populi, который мнит себя Vox Dei. И вся газетная трескотня по этому скандальному поводу дробинкой прошлась по слоновьей коже главного российского музея. Общественность сказала — в морг, значит в морг.

Но неуспокоенная свежей жертвой общественность за истекший период продолжала свое осиновое восхождение. Со второй попытки было призвано к рассмотрению исковое заявление от членов Московского союза художников, которые пережили моральный вред и оскорбление религиозных чувств от выставки «Россия 2», проходившей в ЦДХ в рамках 1-й Московской биеннале современного искусства. Экстатически пламенная работа Гора Чахала с изображением раскаленного до вулканической лавы, горящего Тела Христова и грозная антиутопия группы АЕС с изображением Кремля после возможного исламского триумфа членами МСХ были призваны кощунственными.

Бог с ними, истцами — коли всюду видится оскорбление религиозных чувств, то надо даже не в церковь, а к психоаналитику. Но члены Союза художников, подающие в суд на коллег-художников, могли бы в своем заявлении перечислить имена авторов, не путать диптих с триптихом (в случае Гора Чахала), а Успенский собор — с колокольней Ивана Великого (как в случае с «АЕС»). И заставить явиться на суд адвоката, из-за отсутствия которого слушание дела перенесено на декабрь.

Директор Третьяковки, нарушающий корпоративную этику, и безграмотные опасливые художники, строчащие доносы на сотоварищей, а потом бегущие ответственности, в позорной своей раскоряченной позиции и похожи на того самого бедолагу-кота. Тот полез за птичками — и застрял. Эти получили соответствующий печатный диагноз от профессионального арт-сообщества. Но только если судьба кошки покрыта мраком (я лично не стал карабкаться на дерево), будущее наших героев, подозреваю, совершенно безоблачно. И истошных их криков пока не слыхать.

А так: с открытием сезона, дорогие товарищи. Об искусстве — в следующий раз. ЕБЖ.

PS. Своевольно переиначенная фраза, послужившая заголовком, почерпнута из Мандельштама. Стихотворение «Реймс —Лаон» написано в 1937-м году. Sapienti sat.



Источник: "Грани.ру", 11.11.2005,








Рекомендованные материалы



Возвращение символа

Нет сомнений, что коррупция является одной из главных, если не самой главной проблемой Украины. Чиновничество этой страны, что называется, на корню куплено противоборствующими олигархическими кланами. И вот в страну вернулся человек, который пусть и потерпел поражение в этой борьбе в бытность одесским губернатором, но, по крайней мере, выиграл несколько сражений.


Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.