Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.02.2010 | Книги / Музыка

Весь этот не только джаз

Легендарный лейбл Leo Records отпраздновал юбилей книгой своего продюсера Лео Фейгина

В своих мемуарах  «Пока не кончился jazz» активный музыкальный деятель  советского музыкального андеграунда, ныне -- обозреватель Би-Би-Си Александр Кан задавал полуриторический вопрос о бесценных неподцензурных записях нашего нового джаза: «Какова же была судьба этих лент? А вот об этом должен рассказать продюсер фирмы «Лео рекордс» Лео Фейгин». И вот, наконец, мы имеем возможность услышать ответ, что называется, из первых уст.

В Москве и Петербурге прошли презентации книги продюсера фирмы «Лео рекордс» Лео Фейгина, вышедшей в издательстве «Амфора».

«Автобиография в анекдотах» издана по-русски аккурат к 30-летию аудиофирмы Фейгина Leo Records, которая первой на Западе начала регулярно выпускать новоджазовый андеграунд, в том числе тот, который когда-то всеми правдами и неправдами переправлялся из СССР в Великобританию.

Книга четко делится на две части -- собственно автобиографию и анекдоты. Из первой те, кто в годы застоя слушал джазовые программы Алексея Леонидова по Би-би-си, с интересом узнают, что Фейгин (он же Леонидов), типичный интеллигент послевоенной эпохи, был не только знатоком не любимого властями джаза (Фейгин рассказывает, как к удивлению многих обменял две дефицитные книги на одну джазовую пластинку), но еще и мастером спорта по прыжкам в высоту, дипломированным переводчиком с английского и составителем первого в истории англо-русского словаря спортивной терминологии. Набор которого, впрочем, был рассыпан в связи с высылкой автора на Запад в 1973-м как диссидента.

Зато с 1974 года любители джаза в СССР получили возможность по радиоволнам узнавать о новом (преимущественно) джазе все то, о чем иначе узнать не могли. Так же, как узнавали рок-музыку при помощи гораздо более раскрученного коллеги Леонидова по Би-би-си Севы Новгородцева (сам жанр электрогитарной песни по определению популярнее авангардной импровизации).

Читать как «советские» автобиографические главы, так и историю независимой аудиофирмы Leo Records и точные мини-портреты нашей и афроамериканской новоджазовой элиты не менее увлекательно, чем байки про скандалы поп-музыкантов и даже настоящие анекдоты (хотя слово это здесь употреблено в западном понимании -- краткие занимательные истории).

Причем даже тому читателю, для которого упомянутые в книге имена не значат столько, сколько те же герои «Рок-посевов» Новгородцева.

Одно непринципиальное замечание: в книге, написанной в целом отличным литературным языком, издательство почему-то не сочло нужным поправить или разъяснить некоторые англицизмы вроде сурового «забукировать» (попробуйте вне контекста догадаться, о чем речь).

И два принципиальных момента. Во-первых, в «Анекдотах» использованы и старые заметки автора (известные читающим по-английски по сборнику, составленному самим Фейгиным, Russian Jazz: New Identity, 1980), и тексты джазовых программ Алексея Леонидова на Би-би-си. И через 20 лет некоторые экспликации представляются излишними, даже наивными: к примеру, проблемы западной независимой звукозаписи -- цветочки по сравнению со злосчастьями существующего теперь и у нас малого бизнеса.

Во-вторых, автор решил сосредоточиться на характерных чертах самых звездных артистов своей фирмы: на рискованной парадоксальности Курехина, на эпохальности открытий трио ГТЧ (Ганелин--Тарасов--Чекасин, что в сумме больше, чем слагаемые по отдельности). На душевной щедрости Энтони Брэкстона и не свойственной артистическому миру скромности Мэрилин Криспелл, на поэтической эксцентричности Сесила Тэйлора, эзотерическом культе Элис Колтрейн и т.д. Есть в книге и несколько типично мемуарных заметок о «знаменитостях вообще» (музыканты Стен Гетс, Билл Диксон, звукорежиссер Боб Тиль, поэт Иосиф Бродский). Есть и традиционные для этого литературного жанра выяснения отношений (например, с, казалось, неразлучным коллегой Ефимом Барбаном, на Би-би-си Джеральдом Вудом).

При этом автор как-то упустил из виду, что звезды -- люди, далеко не всегда интересные в иных отношениях, кроме профессиональных. Не менее, а может, и более увлекательным был бы рассказ о музыковедческой герменевтике Вячеслава Гайворонского, широте натуры и вокальном даре Саинхо, музыкантской универсальности Джо Морриса, истинно «философских» мультимедиа Тибора Семжэ, между прочим, единственного композитора из каталога Лео, авторитетного за пределами джаза, сооснователя первой в Восточной Европе венгерской минималистской «Группы 180».

Впрочем, автор не исключает, что когда-нибудь напишет и о них, все-таки каталог Leo Records -- это сотни названий и десятки имен. И самые придирчивые авторитеты в своей области говорят о существующей вот уже три десятилетия фирме Лео Фейгина как об «одной из самых значительных для своего времени» (издательство Penguin).

И даже считают, что «без Leo Records картина мировой импровизационной музыки была бы совершенно другой» (журнал Coda). Не говоря уже о том, что именно компания Лео Фейгина не только своими дисками, но и организацией концертов того же трио ГТЧ за рубежом буквально накануне перестройки способствовала созданию нового имиджа нашей страны. Но об этом в другой раз, тем более что к выходу своей книги Фейгин приурочил выпуск нескольких компакт-дисков, в том числе и российских артистов.



Источник: "Время новостей" № 11, 26.01.10,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
10.07.2020
Книги

На маршрутке с черными чувачками

Сюжет книги — это разные голоса героев, которых друг с другом объединяет 306-я маршрутка и что-то общее: знакомые, друзья, родственники. Автобус колесит по серому хмурому Питеру, везет сумрачных несчастных людей, у каждого из которых — своя травма, свои воспоминания, свои проблемы. Каждая глава книги — это речь или восприятие окружающего одним из героев.

Стенгазета
26.06.2020
Книги

Тёмная супергероика в русской глубинке

Действие комикса происходит в альтернативной России, населённой большим количеством супергероев. Владимир состоит в тайной организации, которая называет себя “Вече”. Название организации не отсылает ни к чему, и, судя по всему, призвано подчеркнуть очевидное - мы читаем русский комикс.