Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.01.2010 | Архитектура / Город / Общество

Ивановская горка-2

Объяснение в любви на два голоса

Текст: Рустам Рахматуллин

Часть 2-я: улица Забелина и Ивановский монастырь.  Начало здесь.

ЦЕРКОВЬ КИРА И ИОАННА НА СОЛЯНКЕ

Рустам Рахматуллин: - Пожалуй, Солянка не образует собственного мира. Это улица-граница, лежащая у подошвы холма, на меже Васильевского луга. Облик улицы обеднен к тому же разрушениями и новым строительством, особенно на правой, луговой стороне.

Главная утрата Солянки - церковь Кира и Иоанна, стоявшая в начале правой стороны, за существующим наугольным домом купцов Неручевых (№ 2). На месте церкви, снесенной в 1933 году, построен одноэтажный магазин (Солянка, 4). В его фасад у левого угла включен столб церковной ограды - все, что осталось от храма.

Следом по улице стояла церковь Параскевы Пятницы с отдельным приходом, известная с 1547 года и разобранная после 1812-го. А церковь Святых бессребреников Кира и Иоанна на Кулишках впервые упоминается в 1624/25 году (дробные даты неизбежны в изложении допетровской истории, когда новолетие праздновалось 1 сентября). Последнее здание церкви было выстроено в 1763-68 годах именным повелением Екатерины Великой. Дело в том, что дворцовый переворот в ее пользу и присяга гвардии пришлись на память Кира и Иоанна, 28 июня 1762 года.

Проектировал и строил церковь Карл Иванович Бланк. Одновременно он вел строительство Воспитательного дома - программного учреждения Екатерины - по соседству, на Васильевском лугу. Связь двух построек как образов нового царствования, конечно, сознавалась. Притом церковь строилась в позднебарочном, а Воспитательный дом - в раннеклассическом вкусе. Бланк оказался на границе художественных эпох, и кажется, что чувствовал себя на ней неплохо.

После войны 1812 года малочисленный приход был соединен с приходом соседнего храма Всех Святых на Кулишках, а Пятницкая церковь и вовсе разобрана. Императорским указом 1873 года фактически пустующий храм Кира и Иоанна был передан подворью Сербской митрополии Константинопольского патриархата. Храм переосвятили во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, в память дня сербского восстания против турок 1805 года. На освящении присутствовали председатель Славянского комитета Михаил Погодин, члены комитета Сергей Соловьев, Иван Аксаков, братья Самарины. Всего несколько лет спустя в храме праздновались независимость Сербии и автокефалия Сербской церкви. Настоятели в сане архимандритов жили в доме справа от храма, а дом слева сдавался в аренду. Оба сохранились.

После упразднения подворья революционной властью патриарх Тихон восстановил приход, причем храм был переосвящен в старое имя.


Тем временем на Хитровке происходит снос и вырубка деревьев под строительство никем не утверждённого “бизнес-центра с развитой инфраструктурой”. Трудно предсказать, во что превратится Ивановская гора к тому времени, когда чиновники будут-таки готовы рассмотреть вопрос о её заповедном статусе…

СОЛЯНОЙ ДВОР В КАВЫЧКАХ И БЕЗ

Р.Р. - Солянка - общее ложе рязанской и владимирской дорог. Они расходятся вскоре, за Яузой. Но прежде от Солянки ответвляются древние дороги к Старосадскому и Воронцовскому дворцам - нынешние улица Забелина и Подколокольный переулок. Мы воспользуемся первой из этих дорог.

Александр Можаев: - Только никакая она не улица, а Большой Ивановский переулок, почему-то сохраняющий название 1961 года. Одно утешение, что по имени знаменитого московского историка и краеведа.

Р.Р. - Большой Ивановский ведет в самое сердце местности - на Ивановскую горку в точном смысле этого названия. Итак, поворачиваем на перекрестке влево и поднимаемся в гору, как поднимались бы к Старосадскому дворцу

.

Комплекс доходных домов справа (улица Забелина, 2/1) условно носил имя Соляного двора, занимавшего это место в XVII - XVIII веках и давшего имя Солянке.

Каменный Соляной двор был цитаделью государственной монополии на соль. Промышленники доставляли ее сюда, а продавцы выкупали отсюда же. Конец монополии в 1733 году был началом конца Соляного двора.

Доходные дома Московского купеческого общества возведены на бывшем Соляном дворе к 1915 году. Архитекторы Владимир Шервуд-младший, Иван Герман и Алексей Сергеев разделили участок безымянным коленчатым переулком, под которым залегают общие для всего комплекса складские подвалы. Из дома в дом действительно можно пройти и даже проехать под землей. А можно даже разъехаться на двух машинах.

А.М. - Место в высшей степени фото- и киногеничное. В этих тесных дворах снималось огромное количество фильмов. Многие помнят пальбу из пулемета в фильме “Брат-2″,  хотя мне больше по душе “Через тернии к звездам”. Чудовищные подземелья бедствующей планеты Десса снимались как раз в Соляных подвалах.


ПАЛАТЫ СУМАРОКОВЫХ

А.М. - Несколько лет назад во дворе дома № 3 по улице Забелина под поздним фасадом были обнаружены богатые палаты XVII века. По уникальному для гражданских памятников орнаменту-елочке из резного кирпича, обрамляющему наличники окон, можно предположить, что здесь работали мастера, построившие соседнюю Владимирскую церковь, и что первым хозяином дома был неизвестный нам заказчик этого храма.

Р.Р. - Однако Сумароковы, владевшие палатами в XVIII веке, принадлежали приходу церкви Кира и Иоанна. Предупреждая вопрос, нужно добавить, что драматург Александр Петрович Сумароков жил в другой части города, на Большой Никитской (Вознесенский переулок, 6).
А.М. - Новейшая судьба уникальных палат оказалась довольно печальной: в конце 2007 года за реставрацию памятника взялись архитекторы ЦНРПМ  Е.Рукавишникова и Н.Туманова. Однако под словом “реставрация” теперь могут скрываться самые неожиданные методические решения. Новооткрытые древние фасады палат были по большей части перелицованы, без перевязки с кладкой стены, с весьма условным попаданием в габариты прежнего декора. Позже руководство Мастерских признало факт “безусловного несоблюдения процедуры”, но дело сделано. В данный момент подлинником 17 века можно считать лишь сводчатые интерьеры подклета и фрагменты парадного входа в палаты - нижняя часть портала во втром этаже и дверной проём с замечательными фигурными нишками в первом, прочее - новая кладка с использованием некоторого количества древнего большемера.

.

СОБСТВЕННО ИВАНОВСКАЯ ГОРКА

Р.Р. - Мы на крестце, образуемом улицей Забелина, Старосадским, Хохловским и Малым Ивановским переулками. Это собственно Ивановская горка. Перед нами, а лучше сказать - над нами, много выше тротуара, - Владимирская церковь в квартале Старосадского дворца. Справа - романтические башни по сторонам заложенных ворот Ивановского монастыря. Монастырь открывается внезапно: древний Соляной двор не заслонял его от Солянки, как заслоняют доходные дома, стоящие на месте двора. Старосадский тянет дальше вверх, налево, а Малый Ивановский, выгнувшись горбом перед стеной монастыря, падает затем куда-то вниз, направо, и становится ясно, что монастырь стоит на отроге.

А.М. - Места сплошь заветные, тени минувшего роятся в ветвях тополей. Представляется княжий двор среди скрипучих яблонь, город - в то время равнявшийся Кремлю - виден был где-то у самого горизонта, а здесь, в Старых Садах, - угодья. К лету наезжают дачники, горланят матерные песни да воруют великокняжескую ежевику, никакого сладу с мерзавцами. А весной здесь самое раздолье, яблони в цвету, соловьи поют-заливаются.

Позже, когда на горке обустроился Ивановский монастырь, раз в год, в конце августа, тут была еще и ярмарка - выездная торговля, карусели и прочие удовольствия. Удивительно, что несколько лет назад она вернулась: прямо на проезжей части улицы Забелина разворачиваются лотки с разнообразнейшей подмосковной продукцией, от мясных ног до плюшевых пингвинов.


ЦЕРКОВЬ ВЛАДИМИРА В СТАРЫХ САДАХ

Р.Р. - Поднявшись по лестнице на церковный двор, хочется сразу войти в храм: приглашает богатый узорочный портал. Но если сначала принять влево и обернуться, впечатления Ивановской горки повторятся и усилятся на новой высоте. Большой Ивановский зрительно замкнут далеко внизу церковью Всех Святых, что на Кулишках. Над ней - просвет Варварки с ее храмами и купол храма Христа Спасителя, правее - темная масса китайгородских доходных домов, скрывших Кремль, кроме колокольни Ивана Великого. Если и теперь это красиво, то как же было прежде!

Церковь Святого князя Владимира, что в Старых Садах, выстроена в 1670-80-х годах как приходская, но известна с начала 15 века как домовая при усадьбе великого князя Василия I. Из его духовных 1417-го и последующих годов мы, собственно, узнаем и о “новом дворе за городом у Святого Владимира”, то есть о государевом дворце. Скорее всего, дворец располагался севернее, во владении Исторической библиотеки. В начале XVI века церковь впервые выстроена в камне. Выстроена с урочищным определением “в Садех”, по заказу Василия III, в числе одиннадцати каменных церквей вне Кремля, в 1514-16 годах. Выстроена “со многим желанием и верою” государя. “А всем тем церквям был мастер Алевиз Фрязин” - Алевиз Новый, как считали раньше, или Алевиз Старый, как считают сейчас: придворный зодчий Алоизио да Карезано из Милана.


А.М. - Существует мнение, что некоторые архаичные для XVII столетия черты нынешний храм унаследовал от предшественника - просто как память дорогого сердцам прихожан образа старого храма, простоявшего здесь полтора века.

Р.Р. - Имеются в виду формы южного портала и плоские ниши с аркатурным завершением на фасадах алтарных апсид. Так же оформлены апсиды северного Борисоглебского придела - усыпальницы Вердеревских. Еще видны их надгробные плиты на стенах придела. Эпитафия Василия Петровича Вердеревского датирована 1626 годом, то есть перенесена от алевизовского храма. Уместно напомнить, что москвичей хоронили на приходских кладбищах до чумы 1771 года. Что родные могилы можно было видеть каждый день, и даже не выходя из дома, в окно. Богатые и знатные нередко содержали приделы храмов как свои домовые. Вероятно, Борисоглебский придел и был домовым храмом красивой фамилии Вердеревских.

Нельзя не оценить оформление барабанов пятиглавия переплетенными кирпичными “жгутами”. После сталинских сносов увидеть этот мотив больше негде, да и здесь он воссоздан реставраторами по изображениям: церковь была обезглавлена в советское время.

А.М. - На фасаде Владимирской церкви присутствует еще одна декоративная деталь, нечастая для церковных построек своего времени: орнамент-елочка в наличниках верхних окон, уже известный нам по палатам Сумароковых.


ИВАНОВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Салтычиха

А.М. - Говорят, одно время здесь вот как развлекались: проснутся жители, дернут рассолу, и, словно в синематограф, бегут к Ивановскому - наблюдать Салтычихины фортели. Известная душегубица была заключена в монастырь в 1768 году, предварительно лишив жизни 139 собственных крестьян. Первые одиннадцать лет пребывала в монастырском подземелье, а потом вышла поблажка - еще двадцать два года в отдельном номере с окошком. День-деньской развлекала зрителей извозчицкой руганью, богатырским посвистом и зубовным скрежетом, а между делом, презрев строгость монастырских уставов, оголтело блудила с отдельными представителями караульной службы. Похоже, так и не раскаялась.

Р.Р. - Пережила императрицу Екатерину, заточившую ее сюда.


Монастырская древность

А.М. - Хотя рассказ об этой достославной обители, конечно, стоит начинать с другого - с рождения Ивана Грозного. Есть версия, что монастырь был основан как раз по этому (впрочем, тоже не самому веселому) поводу.

Р.Р. - Вернее, монастырь перенесен из Замоскворечья, где в Черниговском переулке поныне существует церковь Иоанна Предтечи, что под Бором. В том монастыре жил старец, по молитвам которого родился сын Василия I, будущий Василий II Темный. С тех пор государи почитали замоскворецкий Ивановский монастырь. Год его переноса неизвестен. После переноса он стал женским.

Замечательно, что монастырь во имя Крестителя Господня стоит напротив храма во имя крестителя Руси - князя Владимира.

Вероятно, монастырь перенесли к уже существовавшей каменной церкви - будущему собору Усекновения главы Иоанна Предтечи. Насколько можно судить по рисунку и чертежу XIX века, храм был возведен еще в 1510-х годах, когда Алевиз строил Владимирскую церковь напротив. Снесенный в 1860 году собор успел попасть не только на рисунок, но и на фото. Увидеть его можно еще одним, неожиданным образом: на Благовещенском погосте под Киржачом стоит очень похожий храм, построенный князьями Нагими в те же годы.

.
Тараканова

А.М. - Монастырь и дальше пользовался вниманием государей, особенно Михаила Федоровича. Был местом многолетнего заточения ни в чем не повинной княжны Таракановой.

Р.Р. - То есть не той самозванки, которая повинна в притязании на русский трон и похищена графом Орловым-Чесменским из Ливорно; не той, которую изобразил художник Флавицкий тонущей в каземате Петропавловки, - а настоящей, как всегда считала Москва, дочери императрицы Елизаветы и графа Разумовского. Еще одна пленница Екатерины в Ивановском монастыре. Инокиня Досифея, почитаемая старица, современница Салтычихи - и полная противоположность ей.

Досифея жила отдельно от сестер и посещала только надвратный Казанский храм, с которым ее келья соединялась переходом. Андрей Леонидович Баталов замечает, что таким же образом была устроена царица Евдокия Лопухина в суздальском Покровском монастыре. Точно неизвестно, когда Досифея поступила в Ивановский монастырь, а скончалась именно здесь в 1810 году. Важно, что старица похоронена в мужском Новоспасском монастыре - месте традиционного погребения Романовых, в присутствии графа Гудовича - главнокомандующего Москвы и родственника Разумовских. Там сохранилась надмогильная часовня.


Флоренция в Москве

А.М. - В 1813 году монастырь был упразднен, а в 1859-м возрожден и выстроен заново по проекту Михаила Дормидонтовича Быковского. Нехитрый по сути комплекс из собора с двумя колокольнями и нескольких жилых корпусов вписан в угловатый участок так, что со стороны производит впечатление сложного, многослойного ансамбля. Нет, он создан по единому замыслу. Создан по методе не XIX, а XX или даже XXI века: это сейчас принято строить с нуля, а тогда чаще перестраивали. Есть какая-то содержательная пустота в том, что монастырь построен на ровной, тщательно расчищенной строительной площадке. Зная, что прежде здесь стоял интереснейший собор XVI века, мы не можем найти ни единого камня, напоминающего о нем. Существующий храм напоминает скорее об итальянском Средневековье, поскольку условно повторяет очертания широко известного собора Санта Мария дель Фьоре во Флоренции.

Р.Р. - Ангел Флоренции - Иоанн Предтеча, отсюда, вероятно, и выбор прототипа.


А.М. - От древнего монастыря остался единственный тактильно ощутимый свидетель былого - обломок надгробия XVI века, вмонтированный в кладку ворот, ведущих в нижний двор монастыря.

Нижняя территория все еще занимаема службами МВД, до 1990-х ему принадлежали все строения обители. После революции здесь разместился “исправдом”, то есть ленинский концлагерь на четыре сотни человекомест, а собор был приспособлен для губернского архива. Как ни странно, приспособление пощадило убранство храма - сохранились и живопись, и белокаменная резьба, и искусственный мрамор. На хорах пол покрыт досками 80 - 90 сантиметров шириной; теперь таких не делают.

Подходит к концу восстановление интерьеров собора. Они действительно впечатляют. Изнутри храм выглядит чуть ли не вдвое большим, чем снаружи.

В храме имеется еще одна деталь, внятно указующая на возраст здания: над порогом проема, ведущего с чердака на крышу, - отполированная сотнями лбов деревянная балка. Полагаю, первым приложился разместивший ее здесь зодчий Быковский. С тех пор отмечались все охочие до любования городскими красотами посетители, сначала ивановские сестры и послушницы, потом - сотрудники НКВД, а теперь часы отбиваются головами трудящихся в храме реставраторов.

Я бывал на крыше собора. Панорама сверху открывается раздольная. Куда ни глянь - всюду столица, многоликая и, между прочим, многоконфессиональная. Последнее особенно наглядно: сразу за крестами монастырских колоколен виднеются верхи хоральной синагоги и лютеранской церкви. В свинцовом небе парят редкие чайки и альбатросы, порывистый ветер доносит далекий шум пяти морей и звон кремлевских курантов. А снизу, сквозь клубы выхлопного газа, сквозь ядовитые городские миазмы и испарения, пробиваются вековечные ароматы монастырской пекарни.


ДОМ МАНДЕЛЬШТАМА

А.М. - Выйдя из монастырских ворот, мимо крохотной монастырской столовки возвращаемся на перекресток. Чуть ниже, на краю безымянного проезда (он отмечает трассу переулка, существовавшего аж в 16 веке) расположен небольшой висячий сад, ограниченный глухой подпорной стеною. Укромная распивошная точка в 2008 году была преобразована в мемориал Мандельштама, но в силу своей укромности так и осталась распивошной точкой. С переулка монумент практически не виден.

Р.Р. - Памятник Мандельштаму установлен именно здесь, потому что соседний пятиэтажный дом (Старосадский переулок, 10) - один из важнейших адресов поэта. Случайно ли, что дом стоит напротив Ивановского монастыря, этой “Флоренции в Москве”, как сказал бы сам Мандельштам? Поэту непременно понравилось бы, что дворницкая у его дверей сегодня стала голубятней с уникально красивыми и разнообразными птицами. Хозяин голубей живет в той же коммунальной квартире, в которой жил поэт.

Если есть литература Старых Садов, то это московские стихи Мандельштама “старосадского периода”.

Продолжение следует.

Использованы фотографии В.Царина, А.Можаева, Н.Аввакумова, С.Пушкова, climenty, matrasis, материалы сайтов oldmos.ru, ivanovska_gorka



Источник: "Архнадзор" (для журнала "Московское наследие"), 13.01.2010,








Рекомендованные материалы



Время политики

Завязывайте вы, ребята, с этой вашей гребаной политикой! Чего вы как эти?! Депутаты-шмепутаты, допустили не допустили — какая разница?! Что изменится-то?! Расслабьтесь! И не мешайте вы уже проходу других граждан! Затрахали уже своими протестами, ей богу! Как вы сказали? Достоинство? А на хрена оно, если его на хлеб не намажешь?


Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».