Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.12.2009 | Кино

Модно, современно, смешно

Главная цель постановки нового фильма о Шерлоке — возродить угасший интерес к национальному достоянию

Холмс (Роберт Дауни-мл.) с Ватсоном (Джуд Лоу) поймали Джека Потрошителя или типа того (им оказался лорд Блэквуд, порезавший пять прекрасных девушек в смутных сатанинских целях), и, пока лорда готовили к казни, сыщик загрустил.

Две недели сидел впотьмах в халате, накачивал свою бульдожку анестетиками и выписывал на обоях инициалы королевы, паля в стену из револьвера. Не мылся, не стерилизовал шприц, не брался за скрипку. К счастью, повешенный лорд восстал из мертвых и, перепугав кладбищенского сторожа, вышел в город. Готовятся новые убийства — и Холмс снова бодр и при деле. Хотя его немного огорчает предстоящая женитьба друга Ватсона.

Главная цель постановки нового фильма о Шерлоке (не считая продакт-плейсмента принадлежащего Гаю Ритчи мажорского паба Punchbowl, закрытия которого вдруг стала требовать лондонская общественность) — возродить угасший интерес к национальному достоянию.

Клетчатое кепи, бесформенный макинтош, узкое лицо зануды-кокаиниста — все это было так немодно, несовременно, несмешно. Сейчас — другое дело. Парочка с Бейкер-стрит одета, простите за каламбур, как денди, и постоянная смена твидовых нарядов — важный спецэффект, не слабее нарисованных в CGI доков. В жизни Холмса много экшена, но сцены драк, слава богу, не нарезаны в лапшу, напротив, старательные рапиды и повторы создают впечатление учебного пособия по кулачному бою. Имеется и неизбежная романтика — мало того что Ватсон помолвлен с приятной во всех отношениях леди, так еще и к Холмсу прилагается дама в багровом — Ирен Адлер (Рейчел Макадамс), авантюристка международного класса. А музейное количество еврейской параферналии в отделе реквизита звучит гулким эхом развода Гая Ритчи с каббалисткой Мадонной: наличие у какого-нибудь персонажа вырванной странички из «Зоар» означает тут только одно — скоро герою придет страшный конец. Заклинания на иврите перемешаны с пентаграммами и змеями, Апокалипсис — с сефиротами, а черная магия — с фармакологическими экспериментами. С музыкой тоже творится какая-то чертовщина: каждый выход Холмса врукопашную озвучен джигой, которая плавно переходит в клезмер, стоит только мадам Адлер появиться в кадре. Все без задней мысли, но очень смешно и не напряжно.

Приятно еще, что при всей своей невозможной безудержности — какие масоны? при чем тут каббала? что за бредовые идеи о реколонизации Штатов выдвигает нехороший Блэквуд? — сюжет фильма четко придерживается придуманного Конан Дойлем стандарта: мистика и чертовщина въедливо развенчиваются методами лженауки (писатель и сам часто передергивал факты).

Несколько неожиданно, конечно, услышать акцент на романтическую линию, но, с другой стороны, не будь этих двух женщин, история неизбежно превратилась бы в гомоэротический боевик. О, эти взгляды, которые Холмс бросает на пакующего чемодан доктора!



Источник: TimeOut, 25 ноября 2009 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.

Стенгазета
08.07.2019
Кино / Театр

Поезд дальнего исследования

Речь пойдет о фильме «Насквозь» Ольги Привольновой, выпускницы Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Почему “Насквозь” оказался ключевым фильмом для обозначения роли Школы в современном документальном кино и каковы возможности взаимодействия документалистики с литературой и театром.