Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.11.2009 | Архитектура / Город / Общество

Чтобы помнили

Попробуем восполнить один из пробелов, пересчитав достоверно известные Грозненские адреса столицы

Тяжкое прошлое у этого города. Уж он и выгорал под ноль, и сколько раз перестраивался, стыдливо истребляя свидетельства своего великого и ужасного прошлого. И всё бы, казалось, хорошо - пламенеют рассветы над Москвою-рекою, прорастают цветы сквозь асфальт, и знай себе танцуют девчата на ладонях больших, голубых площадей. Но стоит обернуться назад - мягко говоря, не по себе делается. Не многие задумываются о том, сколько крови и слёз пролито на этих улицах. Сколько вы видели монументов, памятных досок, крестов придорожных, отмечающих память о событиях, произошедших здесь до 1612 года?

Попробуем восполнить один из пробелов, пересчитав достоверно известные Грозненские адреса столицы. Как говорил Шмелёв: “И дым пожаров, и крики, и набат… – всё помню!” Тем, кто знает и помнит об этой странице московской истории вряд ли придёт в голову посещать катки и концерты на Красной площади…

Написано для журнала “TimeOut” по случаю выхода на экраны к/ф “Царь”



1. Соборная площадь.

Прежде всего, конечно же, кремлёвские Соборы. Это место общего притяжения: пожалуй, единственное, в котором так или иначе отметились практически все москвичи и гости столицы последних пяти столетий. Интересующий нас исторический персонаж в 1547 году венчался на царство в Успенском соборе. Здесь же 22 марта 1568 года совершил свой гражданский подвиг митрополит Филипп, отказавшись благословить тирана и произнеся речь об ответственности царя перед судом Божьим за пролитую кровь. У южной стены c 1552 года сохраняется роскошный резной деревянный шатёр – Царское место Ивана Грозного.

Благовещенский собор, вернее окружающие его приделы – единственная сохранившаяся кремлёвская постройка грозненского времени. Прежде к его восточному фасаду примыкала палата Казённого двора – царская сокровищница, Грозный верил в силу хранившихся в ней камней. Англичанин Горсей рассказал об экскурсии, устроенной для него самим царём: «Изумруд произошел от радуги, он враг нечистоты. Испытайте его: если мужчина и женщина соединены вожделением, имея при себе изумруд, то он растрескается».

Только что оконченная реставрация собора открыла следы Казенной палаты, снесенной ещё в 18 веке. На фасаде можно видеть очертание свода её сеней, часть стенной ниши, прежде смотревшей внутрь помещения и резную капитель южной паперти собора – роскошно убранного перехода, соединявшего Казну с Царским дворцом.

От Казенного двора сохранилась также подземная палата 15 века, примыкающая с юга к Архангельскому собору. В ней покоятся кости матери Иоанна Васильевича Елены Глинской и четырёх его жён, перенесенные сюда из разрушенного Вознесенского монастыря. Сам же Грозный похоронен в алтаре Архангельского собора. Прямо над его могилой располагается красноречивая фреска, живописующая внезапную смерть богача на пиру. Действительно, так оно и было – тиран умер в возрасте 54 лет, сходив в баню и распорядившись готовить к казни чухонских колдуний, предсказавших его смерть аккурат в этот день, 18 марта 1584 года. «День окончится, когда сядет солнце» - отвечали колдуньи. Вскоре царь сел принялся играть в шахматы, но ослабел, повалился навзничь и умер. Неизвестно, в какой из комнат это произошло, но возможно, что в именно в жилых Постельных хоромах, единственной сохранившейся части дворца того времени. Хоромы находятся на закрытой территории и единственная их часть, которую можно увидеть с Соборной площади – так называемая Золотая Царицына палата, смотрящая наружу тремя окошками, между Грановитой палатой и церковью Ризоположения.

Сама Грановитая палата – тронный зал царя, здесь происходили все торжественные церемонии, пиры, приёмы послов. В 1567 году Грозный казнил боярина Челяднина, «мужа светлого», по некоторым сведениям – зарезал собственноручно, усадив жертву на свой трон: «Наслаждайся владычеством, которого жаждал!». Это могло происходить как раз в Грановитой палате. Сам трон Грозного, отделанный резными пластинами из слоновой кости, хранится в Оружейной палате Кремля.



2. Красная площадь.

Главное её украшение – храм Покрова, Василий Блаженный, лучшее произведение Грозненской архитектуры. Поставлен к 1560 году как памятник победе над Казанским ханством. Поставлен не в Кремле, а на Торгу, став главной святыней посада. Лучший монумент эпохи, её истинная гордость, соседствует с местами несмываемого позора. На Васильевском спуске, в несохранившейся стрельнице Константино-Еленинской башни, находилась пытошная. Говорили, что царь «никогда не выглядит более весёло, чем тогда, когда присутствует при мучениях и пытках до восьми часов» к ряду. Вдоль оси нынешней Красной площади, на краю засыпанного Алевизова рва стояли помосты, на которых 25 июля 1570 года были казнены и замучены 116 «заговорщиков», первые люди государства, в том числе из числа опричной верхушки. Подробности этой расправы – не для слабонервных, причём говорят, что царь не только отдавал распоряжения… Впоследствии царь разрешил выжившим родственникам погибших (в тот же день восемь десятков жен врагов режима были утоплены в Москве-реке) поставить поминальные храмы на месте казней. Их деревянные основания и теперь сохраняются под брусчаткой площади.

И ещё один грозненский адрес площади – Львиный двор. Он располагался во рву, под нынешним проездом между Никольской и Собакиной башнями. Здесь содержались львы, подаренные царю королевой Англии и слон, подарок аравийского шейха. И в зверинце не обошлось без драмы: когда прожорливый слон наскучил царю, его вместе с дрессировщиком-индусом сослали погибать в Александров. Хотя имеется и другая версия: ассимилировавшийся индус умер от белой горячки, а оставшийся без поводыря слон отказался кланяться царю, за что и был сослан с глаз долой.



3. Опричный замок.

Крайне нехорошее место, по числу плохих воспоминаний вполне соперничающее с Лубянкой. «Главный фантом московской археологии», поиски которого продолжаются до сих пор. Это был огромный комплекс, построенный в 1566 и полностью сгоревший в 1571 году. Известно, что Опричный двор занимал территорию между нынешними Пашковым домом и Старым университетом. Однако невыясненным остаётся точное место самого царского дворца. Несколько лет назад, при строительстве офисного центра «Романов двор» в Романовом переулке были обнаружены многочисленные кирпичные печи. По одной версии это надворная кухня, кормившая опричную гвардию, по другой – основания изразцовых печей-стояков, обогревавших сам деревянный дворец. Лишь одна из печей сохранена внутри офисной новостройки.


4. Городские дома.

«Гости въехали к боярам на дворы, загуляли по боярам топоры»… В Москве сохранилось всего несколько домов, помнящих ужас грозненских облав. Про один из них, стоящие на Варварке палаты Романовых, известны некоторые подробности: в 1580 году две сотни стрельцов были посланы на разграбление этой богатейшей усадьбы. На следующий день боярин Никита Романович, дед будущего основателя новой династии, просил у соседей-англичан «низкосортной шерсти сшить одежду, чтобы прикрыть наготу свою и детей».

Соседский дом также сохранился: теперь это музей «Английский двор», здание, помнящее визиты самого Грозного. В 1556 году царь подарил старые палаты сурожских купцов английской торговой компании. Здесь жили не только купцы, но и останавливались посольства, по сути дом стал первым представительством Великобритании. Как известно, Грозный в то время всерьёз подумывал о женитьбе на королеве Елизавете…

Через квартал располагается ещё один достопримечательный адрес – Ильинка, 3, ОВД «Китай-город», находящееся как раз на месте палат Новгородского митрополита. Он был обвинён в измене, чеканке монет, мужеложестве и содержании ведьм. Самого епископа приговорили к пожизненному заключению, а 11 его доверенных слуг были повешены на воротах двора. Это место можно указать точно: тротуар перед уличным корпусом современного здания. Сохранился и немой свидетель расправы – церковь Ильи Пророка, смотревшая алтарными окнами на епископский двор с 1520 года.


5. Печатный двор.

От времени, когда Иван Грозный навещал на рабочем месте первопечатника Фёдорова, сохранился лишь подвал под Теремком, ныне стоящим во дворе РГГУ на Никольской. Он был выстроен ещё в конце 15 века, его фасад, обращённый к построенной позже Китайгородской стене, открыт археологами в 1980-е годы. Внутреннее помещение этой палаты пока ещё не раскопано, но древнюю кладку можно видеть в летнее время, поднявшись на открытую террасу бара «Кружка».


6. Коломенское.

Иоанн Васильевич родился в дворцовом селе Коломенском 25 августа 1530 года. Царские хоромы в ту пору стояли там же, где позже появился дворец Алексея Михайловича – на месте старого парка у Казанской церкви. В парке растут несколько древних дубов, единственные живые свидетели судьбоносного события.

Здесь же сохраняются сразу два знаменитых памятника царствованию Грозного - церковь Вознесения, построенная в честь его рожденья, и церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи, отметившая дату его восхождения на трон. На южной галерее Вознесения сохраняется богато украшенное “царское место”. По народному преданью, сидя на нём, юный тиран развлекался метанием кошек в Москва-реку, протекающую в паре сотен метров от этого места.


7. Воробьевы горы.

В стоявший здесь деревянный загородный дворец 17-летний Грозный бежал от страшного пожара 1547 года. Разорённая огнём столица взбунтовалась, толпа пришла в Воробьёво требовать выдачи Глинских (бабушка Грозного, Анна Глинская, якобы кропила улицы настойкою из мертвых сердец, отчего и произошло возгорание). «Вниде страх в душу мою и трепет в кости моя», - вспоминал Иван Васильевич. Однако у него хватило духу успокоить толпу и вскоре примерно расправиться с зачинщиками.

Дворец находился рядом с сохранившейся Троицкой церковью, у нынешней смотровой площадки.



8. Балчуг.

Этот адрес памятен тем, что здесь в 1552 году Грозный учредил первый Царёв кабак. С 1565 года заведение обслуживало только опричников. Точная локализация, к сожалению, не известна.


9. Волхонка.

Где-то здесь проживал знаменитый Грозненский палач Малюта Скуратов – рядом с находившимся в его ведении Государевым Колымажным двором. На месте двора стоит Музей изобразительных искусств, а рядом с ним древняя церковь Антипия. Предполагают, что посвящение придела церкви св. Григорию Декаполиту, небесному покровителю Малюты (настоящее имя – Григорий Бельский) неслучайно, что именно он выстроил этот храм рядом со своей усадьбой. Её точное место неизвестно, однако есть сведения, что в 17 веке двор Бельских находился к востоку от храма.


10. Церковь Косьмы и Домиана в Старых Панех.

Нарядный двухшатровый храм, стоящий в Старопанском переулке Китай-города, построен в 17 веке на месте более старого. По легенде, здесь, в небольшой посадской церкви, Грозный тайно венчался со своей седьмою женой Василисой Мелентьевой.



11. Бульварное кольцо.

Известно, что Бульварное и Садовое кольца Москвы появились на месте крепостных стен Белого и Земляного города. Их строительство началось сразу после смерти Грозного, но первые деревоземляные укрепления вокруг посадов были построены в 1572 году, при восстановлении Москвы после разорительного нашествия Девлет-Гирея. То есть, трассы нынешних любимых бульваров были размечены по приказу самого Ивана Васильевича.

Китайгородская стена также построена при жизни Иоанна, но не по его замыслу: строительством руководила его  мать, Елена Глинская. В год закладки крепости будующему самодержцу было  четыре года, стройка окончилась к его восьмилетию.


12. Остров.

Бывшее царское село, расположенное к юго-востоку от города, в 5 километрах от МКАД.

В 1547 году сюда прибыла делегация из 70 самых почтенных и уважаемых псковичей, с жалобой на царского наместника Турунтая-Пронского. Юный самодержец разобрался с жалобщиками по собственным понятиям: старцев «бесчествовал, обливаючи вином горячим, палил бороды и волосы да свечёю зажигал, повелел их покласти нагых по земли». Свидетелем этой очаровательной сцены остаётся белокаменный шатровый храм Преображения, выстроенный в 16 столетии.


Использованы картины Аполлинария Васнецова, фотографии Глеба Анфилова, Георгия Евдокимова, Александра Можаева, Олега Витвицкого. Благодарим за консультацию Игоря Кондратьева.



Источник: "Архнадзор", 07.11.2009,








Рекомендованные материалы



Время политики

Завязывайте вы, ребята, с этой вашей гребаной политикой! Чего вы как эти?! Депутаты-шмепутаты, допустили не допустили — какая разница?! Что изменится-то?! Расслабьтесь! И не мешайте вы уже проходу других граждан! Затрахали уже своими протестами, ей богу! Как вы сказали? Достоинство? А на хрена оно, если его на хлеб не намажешь?


Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».