Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.11.2009 | Колонка / Общество

На чужом поле

Инструкция по ремонту разбитого корыта

То, что премьер, он же нацлидер, регулярно вторгается в сферы обороны, безопасности, внешней политики (которые входят в зону ответственности президента) давно уже никого не удивляет. На то Путин и нацлидер. Но вот на днях Дмитрий Медведев, числящийся президентом, отважно влез на поле, которое до недавнего времени окучивал исключительно Владимир Владимирович.

На этой неделе Дмитрий Анатольевич посетил в подмосковном Реутове НПО машиностроения. И, о чудо, глава государства не ограничился осмотром разнообразных образцов ракетной техники.

Он даже не удовлетворился тем, что ему дали посидеть за пультом комплекса береговой обороны. Вместо того чтобы восхищаться, глава государства устроил настоящий разнос капитанам так называемого оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Оказывается, несмотря на немалое бюджетное финансирование, производственная база ОПК не обновляется вовсе. Мало того, пользуясь правами монопольных производителей предприятия, ОПК задирает цену на свою продукцию. В результате оборонное ведомство вынуждено закупать единичные экземпляры военной техники, а серийное производство все откладывается. Наконец, Медведев открыл самый большой секрет отечественного ОПК: никакой современной военной техники он не производит, а занимается лишь бесконечной «модернизацией» самолетов, танков и ракет, созданных в 70-80-е годы прошлого века. И эту практику верховный главнокомандующий велел прекратить.

Без ложной скромности замечу, что Дмитрий Анатольевич фактически повторил то, что несколько авторов, включая и меня, писали последние несколько лет (архив моих текстов в «ЕЖе» убедительно об этом свидетельствует). Разумеется, я далек от мысли, что мои и чьи-то еще тексты подвигли президента на то, чтобы начать называть вещи своими именами.

Дело в другом. Вот уже несколько месяцев имеет место прямое противостояние руководства Минобороны и ведущих предприятий ОПК. Оборонное ведомство не желает приобретать военную технику прошлого века по завышенным ценам. В ходе маневров «Запад-2009» генералы убедительно доказали верховному главнокомандующему, что вопреки шапкозакидательским заявлениям об оружии, «не имеющем аналогов в мире», российский ОПК физически неспособен производить технику с современным информационным обеспечением.

Более того, замминистра по вооружениям Владимир Поповкин чрезвычайно жестко заявил, что Минобороны — не собес и в его задачи вовсе не входит поддержание на плаву неэффективных производств.

Военные также предприняли несколько откровенных демаршей, объявив о намерении закупить за границей беспилотные самолеты и десантные вертолетоносцы. Руководство ОПК инициировало «патриотические» тексты, в коих руководство Минобороны обвинялось в продажности и даже предательстве национальных интересов. И тут Медведев решил поддержать военных.

И тем самым ступил на многомиллиардную делянку, которую окучивают верные путинцы гг. Иванов, Сечин и Чемизов.

Теперь можно будет посмотреть, насколько серьезно медведевское влияние и не пропустят ли вышеуказанные господа его критику мимо ушей. Ведь на самом деле Медведев говорил о симптомах, а не о причинах заболевания. Источник неэффективности ОПК в том, что никаким комплексом он не является вовсе. Это конгломерат из тысячи предприятий, которые по разным причинам относят себя к ОПК (по большей части, чтобы избежать процедуры банкротства). Кооперационные связи давно утеряны. Предприятия могут произвести ровно столько военной техники, сколько комплектующих способно кустарным способом произвести головное предприятие, где осуществляется окончательная сборка. Именно поэтому растет лишь стоимость изделий, а не их количество.

Особенно забавно, что Дмитрий Анатольевич яростно требует отказаться от модернизации старья и начать производство современной техники, за счет которой в 2012-ом году будет происходить перевооружение нашей армии.

Верховному главнокомандующему, видимо, побоялись доложить, что вся военная техника, объявленная современной — Су-34, Су-35, МИГ-35, комплекс ПВО С-400, оперативно-тактическая ракета «Искандер» — это модернизированные варианты вооружения, разработанного 20-30 лет назад. Оно современное только потому, что пролежало все 90-е и 2000-е на полке и его не производили.

Выход из этой тупиковой ситуации может быть только один. Отказаться от бессмысленных попыток производить все сразу — ракеты, танки, самолеты, пистолеты и автоматы. Определив приоритеты, создавать всю необходимую цепочку кооперации, понимая, что на первых порах производство обойдется куда дороже, чем совокупная стоимость отдельных экземпляров.

Только я вот совсем неуверен, что подобный подход может понравиться Путину и Ко. Все последние годы они делали нечто прямо противоположное. Сгоняли предприятия ОПК в гигантские колхозы — «Ростехнологии», Авиастроительную корпорацию, Судостроительную корпорацию и т.д. и т.п. Как и в любом колхозе, на одно эффективно работающее предприятие приходился десяток банкротов. Но главных боссов это вовсе не волновало — путинское государство брало на себя убытки, оставляя им право распоряжаться десятками миллиардов рублей. Воспримут ли они медведевские словеса всерьез и как отреагируют — именно это и позволит понять, каков реальный вес президента в российской внутренней политике. То, что он поддержал военных, выглядит весьма любопытно.   



Источник: "Ежедневный журнал", 30.10.2009,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.