Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.10.2009 | Кино

Типично французские средства

Картина комического дуэта Делепин — де Керверн имеет свою аналогию в российском кино — "Окраину" Луцика и Саморядова

Кособокое, нескладное и неграмотное существо по имени Луиза работает на бельгийской швейной фабрике, упрямо не участвует в жизни коллектива и в целях экономии питается голубями, которых убивает с помощью мышеловки.

Однажды фабрику закрывают. Пока работницы думают, как жить дальше (открыть кооперативный ресторан? сняться голышом для календаря?), Луиза-радикал выступает с единственно верным предложением — завалить фабриканта. С горем пополам находится киллер — абсолютно сумасшедший толстяк Мишель, живущий в трейлере и неспособный убить даже левретку. Получив аванс, Мишель подсылает к директору фабрики смертника — свою родную сестру на терминальной стадии рака. Но глобализированная экономика смеется над террористами: управляющий — всего лишь пешка, а настоящие владельцы — не пойми кто.

В поисках справедливости Луиза и Мишель отправляются в европейское турне, по пути отстреливая всяких гадов.

Посвященная знаменитой французской коммунарке и анархистке (эпилог, осененный портретом «девы Монмартра», призывает отнять и поделить) картина комического дуэта Делепин — де Керверн имеет свою точную аналогию в российском кино — «Окраину» Луцика и Саморядова. Разумеется, тут нет ни мрачной хтони, ни языческой былинности: стремление авторов к социальной справедливости (комик Делепин, кроме того что работает таким французским Бруно, еще и состоит в хорошей антиглобалистской организации Attac) выражено типично французскими средствами — идиотской дефюнесовской комедией положений, временами переходящей в жестокий дадаизм.

Осмеянию подвергается все — от гендерных ролей (уже минуте на двадцатой появляются намеки на то, что Луиза — замаскированный мужчина, а Мишель — бородатая женщина) до любых ненасильственных альтернативных лафстайлов (эко-фермеры, например, выглядят еще большими идиотами, чем капиталисты).

Мелочи вроде шуток над 9/11 и инвалидами вообще не в счет. Да что я вам рассказываю! Уже первая сцена фильма — под звуки «Интернационала» работник крематория пытается запихнуть гроб в неисправную печь — дает исчерпывающее представление об этике и эстетике авторов, до этого снимавших роуд-муви об инвалидах-колясочниках и триллер о похищении ожиревшего пса одним глухонемым и двумя кетаминщиками.



Источник: TimeOut, 22 сентября 2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.05.2020
Кино

«Голос» на минималках

Сознательно или нет в «За мечтой» Фаннинг повторяет рисунок своей роли из фильма «Неоновый демон». В центре сюжета ее героиня, покоряющая в «Демоне» модельный бизнес, в ленте Мангеллы – музыкальный. Актриса эксплуатирует образ Джесси – своей героини из «Неонового демона». Неопытная, отстраненная, с отрешенным взглядом и минимумом мимики начинающая звезда. «Замороженность» Фаннинг здесь кстати, но ощущение, что мы где-то это уже видели, не покидает.

Стенгазета
13.03.2020
Кино

«Красивый, плохой, злой»: злой эксперимент над зрителем

Тед Банди — самый страшный маньяк в истории США. И возможно самое страшное в нем то, что он невероятно харизматичен и красив. Так будут говорить о нем его бывшие работодатели, девушки, увидевшие его по телевизору. Так будет считать и зритель, периодически начиная Теду Банди (Заку Эфрону) доверять.