Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.10.2009 | Колонка / Общество

Деревенская проза

Ох, как многое меняется в нашей с вами жизни

Иногда бывает очень полезно вспомнить о первоначальных значениях тех или иных слов. Вот слово "политика", например, происходит от греческого слова "полис" - "город". Политика - явление сугубо городское. Это социальное устройство городской жизни. Кстати, и слово "гражданин" происходит от слова "город". Гражданин - это горожанин.

В нашей стране, увы, так и не сложилась городская жизнь в ее европейском понимании. Не один и не два раза за отечественную историю она пыталась сложиться, но не сложилась до конца. Все время мешали войны, революции и прочие социальные катаклизмы.

Города есть, есть даже мегаполисы. А городской жизни нет. Города есть. А горожан почти нет. Потому что загадочная логика, движущая нашей историей, не допускала развития того самоосознанного социального явления, называемого в разные времена то "мещанством", то "средним классом", то "гражданским обществом". А потому как были, так и остались в наших городах лишь бояре на санях, увешанных бубенцами и мигалками, да жмущиеся к заснеженным обочинам скрипучие телеги и стоящие вдоль дороги мужики, мнущие шапки в руках.

Не потому ли мы столь равнодушны к тому, как вечно и разнообразно корежат и лепят заново наши города. Не потому ли каждое новое поколение москвичей не узнает на картинке вид Пушкинской площади десятилетней давности.

Есть, конечно же, и всегда были люди с городским сознанием. В наши дни их принято называть "либералами". Но их исчезающе мало и они всегда под подозрением. Как много лет была под подозрением своих соседей по коммуналке моя однокурсница Люба. Соседи никак не могли смириться с тем, что она каждый день принимала душ. Они загадочно и зловеще говорили: "Значит, есть, чего смывать. Мы-то и без того чистые. Нам-то каждый день мыться без надобности".

А потому и политика здесь такая, какая есть. То есть она, строго говоря, и вовсе никакая не политика. Политикой здесь называются все больше стрелки да разборки, терки да толковища, сходняки да правилки.

Если это понимать и не называть это "политикой", то все встает на свои места, и уже не столь мучительным кажется ощущение неизбывного абсурда.

Городскую жизнь регулирует закон. Российскую жизнь закон никаким образом не регулирует. Так же, как в крестьянском мире правили "обычаи", а в криминальном - "понятия", в нынешней квазиполитической жизни осуществляется верховенство "правил", известных и понятных лишь узкому кругу жрецов. Остальным же дано право гадать, что по правилам, а что - нет. Про свежепосаженного олигарха таинственно говорят: "Он играл не по правилам, вот и доигрался". Играешь по правилам - можешь о законе даже и не думать. В случае игры не по правилам можно уже вспомнить и о законе. "Игра не по правилам" - это уже приговор. Остальное - лишь процедура, ритуальная и не слишком обременительная уступка цивилизованному миру, с которым наша "политика" все-таки связана какими-никакими товарно-денежными отношениями.

Штатные и добровольные апологеты нынешнего положения вещей любят ссылаться на статистическое большинство. А вот большинство поддерживает, говорят они в подтверждение своей правоты. Если бы действительно большинство поддерживало, это было бы печально, но не трагично. Вкусы, как известно, меняются. И иногда стремительно. Коллективное сердце электората склонно к перемене, как ветер мая. Боюсь, что дело обстоит гораздо хуже.

Никого, разумеется, большинство не поддерживает. Оно поддерживает лишь собственные штаны, раз в четыре года обреченно бредя в ближайшую школу, чтобы окунуть в какой скажут ящичек какую укажут бумажку с какой покажут фамилией. Вот и вся поддержка. Это самое "большинство", отходящее от телевизора только в клозет или чтобы помешать борщ в кастрюле, поддержит кого угодно. Потому что ему все равно.

Знакомый социолог, изучающий телеаудиторию, поведал мне страшноватую вещь. В результате недавних опросов выяснилось, что сокрушительно большое число телезрителей, особенно жителей небольших городов, не очень умеют отличать реальных персонажей российской действительности от мнимых, не делая никаких различий в восприятии тех или иных телевизионных жанров. Новости, кино, фабрики звезд, сериалы и концерты юмора для них примерно одно и то же.

Поэтому и какая-нибудь Кармелита столь же реальна, как Ксения Собчак, Петросян с Галкиным слабо отличимы от Степашки с Хрюшей, а Путин с Медведевым могут достойно мериться рейтингами с какими-нибудь доном Педро и доном Леонсио.

А потому если им предложат однажды прийти к урнам и проголосовать за Деда, например, Мороза, они это сделают с величайшей готовностью, накорябав на бюллетенях свои самые заветные мечты: починить кран на кухне, трахнуть недотрогу-соседку, выдать замуж дочку, подправить повалившийся забор... Хотя хрен с ним, с забором - есть дела и поважнее: выпереть азербайджанцев с рынка, отключить газ оранжевым хохлам и не допустить строительство американской военной базы в Гваделупе.

А начальство? Ну, какое есть, такое и есть.

Я недавно вычитал в дневнике хорошего русского писателя Пришвина удивительную запись: "Раздумывая о нынешнем циничном отношении народа к вождям, я прихожу к мысли, что это деревенская этика перекинулась в государственную, в русском деревенском народе на всякое свое близкое начальство смотрят как на необходимое зло, и в начальники идет последний человек".

Впрочем, эта запись давняя, начала 30-х годов. А с тех пор очень многое изменилось - и в жизни, и в сознании, не правда ли? Столько всего появилось за все эти годы. Вот Интернет, например...

Интернет, например, мировая, так сказать, паутина. Вот читаю я на днях в Интернете какой-то форум, где, уж не помню по какому вопросу, схлестнулись меж собой двое азартнейших пользователей. Один, как это понятно из контекста, житель России. Другой явно пишет из какой-то западной страны. В какой-то момент на что-то разгневанный россиянин пишет: "Ты не забывай, что находишься в русском Интернете. Сиди в своей Европе-Америке и не лезь в наш Интернет". "Наш Интернет" - неплохо, да? Вроде как: "Вы, зареченские, чтоб к нашим хрюпинским девкам даже близко не подходили!"

Ох, как многое меняется в нашей с вами жизни. А уж в сознании!



Источник: "Грани", 30.09.2009,








Рекомендованные материалы



Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».


Блеск и нищета российской дипломатии

Это сущие цветочки по сравнению с прозвучавшими заявлениями о том, что Москве еще предстоит решить историческую проблему и объединить разделенный русский народ. Тот, кто произносил это, или не знал, или не смущался тем, что практически дословно цитирует Гитлера. Другой участник дискуссии вполне всерьез говорил, что России следует задуматься, какую политику проводить на территориях, которые будут присоединены в будущем.