Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.09.2009 | Кино

Рифеншталь тоже так думала

Фамилия «Пабст» звучит так же часто, как «фак» в прошлых фильмах Тарантино

Альтернативная история Второй мировой (а «Ублюдки» выступают в любимом фантастами жанре «что, если…») начинается точь-в-точь как альтернативная история Дикого Запада.

То есть спагетти-вестерн. Под титр «однажды в оккупированной Франции» к одинокой ферме подъезжает небольшой отряд нацистских головорезов. После милой беседы с хозяином бойцы СД под командованием полковника-интеллектуала Ланда (Кристоф Уолтц) расстреливают затаившееся в подполе еврейское семейство. После нам представят вынесенных в название героев — еврейскую зондер-команду под руководством южанина Альдо Рейна по кличке Апач (Брэд Питт), скальпирующую трупы белокурых солдат.

Больше Брэда Питта в фильме практически не будет (только в финале он немного покривляется под Марлона Брандо), и это не единственное разочарование «Бесславных ублюдков». Сразу оговоримся: как цацка для киноманов фильм работает, и еще как — половина действия крутится вокруг парижского кинотеатра, среди «наших» есть отставной кинокритик и действующая кинозвезда, соперница Лени Рифеншталь (героям Лени почему-то известна исключительно как актриса). Фамилия «Пабст» звучит так же часто, как «фак» в прошлых фильмах К. Т., а орудием возмездия в итоге служит не тротил, а нитрат целлюлозы, известный в быту как целлулоид. Да, внутри «Ублюдков» есть еще прекрасный нацистский фильм «Гордость нации»: два часа немецкий актер Дэниел Брюль расстреливает американцев, Геббельс с Гитлером плачут от умиления, глядя на экран.

Но для истории (не будем произносить серьезное слово «драма»), тем более военной, недостаточно аллюзий.

Прекрасные диалоги — тоже не выход: те четыре типично тарантиновских круглых стола, которые есть в фильме, оказываются не больше чем самоценными этюдами на одну тему. Конечно, они прекрасны: герои слово за слово (на четырех языках!) плетут интригу, саспенс сгущается, камера все быстрее обегает посиделки, подозрения усиливаются… Сыграно все с душой: Кристоф Уолтц оттесняет в тень Питта, никому вообще неизвестная француженка Мелани Лорен стоически выдерживает красноречивые паузы, даже Дайан Крюгер выглядит как живая. Но это все никакой не экшен, а «17 мгновений весны». Штирлиц шел по коридору… Только тут во время самых эмоциональных сцен актеры даже не ходят, а сидят. Есть и подобие морали: кино спасет мир.

Уверен, Рифеншталь тоже так думала.

Все эти претензии в мелочности, отсутствии цельности и неспособности сказать что-нибудь по существу предъявлялись Тарантино и раньше, но тут, в свете выбранной им темы, проколы становятся особенно заметны. По большому счету «Ублюдки» не сильно хуже «Доказательства смерти» (а оно нравится многим). Но дело в том, что не было еще фильмов про гонки таких же прекрасных, как пародирующее их «Доказательство». А вот отличного военного кино — предостаточно.



Источник: TimeOut, 13 августа 2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.

Стенгазета
08.07.2019
Кино / Театр

Поезд дальнего исследования

Речь пойдет о фильме «Насквозь» Ольги Привольновой, выпускницы Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Почему “Насквозь” оказался ключевым фильмом для обозначения роли Школы в современном документальном кино и каковы возможности взаимодействия документалистики с литературой и театром.