Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.11.2005 | Театр

Ницца зажигает по-русски

В октябре в Ницце прошел уже VII Фестиваль российского искусства и кинематографа

«Это просто счастье!» - прочитали наши артисты в главной газете столицы Лазурного Берега на следующий день после премьеры театрально-циркового представления «Кракатук» на фестивале в Ницце. Подобная рецензия – мечта любого. А тут – пожалуйста! Впрочем, особого удивления такая оценка прессы не вызвала.

Сама публика, заполнившая концертный зал на 3, 5 тысячи мест, не стеснялась в выражениях восторга. Зрители не просто аплодировали, они валом повалили на арену, обнимать актеров и купаться вместе с ними в волнах мыльной пены, по которым минуту назад проплыл бумажный кораблик с влюбленными героями – Машей и Щелкунчиком. На фуршет по поводу закрытия фестиваля некоторые приглашенные так и пришли в клочьях пены на вечерних костюмах.

А за неделю до этого, возвращаясь с концерта Северного народного хора в гостиницу по улочкам старого города, я неожиданно услышала, как компания итальянцев весело распевала «мама мия, мама мия» на мотив нашей «Калинки». И это – тоже была восторженная рецензия.

А еще днем раньше на спектакле театра «Около» — ностальгической пародии на послевоенные эстрадные концертики в клубах «Перед киносеансом» — французские зрители трогательно читали программку с переводами наших песен. Они хотели понять, о чем тоскует нелепая тетка, тонущая в сером, большом не по размеру, дешевом мужском костюме, когда вытягивает тоненьким голоском «Саша, ты помнишь наши встречи?» или «Моя Марусечка». И ведь поняли что-то, раз не отпускали со сцены  актрису Наталью Рожкову. Она придумала на поклоны в контраст к серому костюму каждый раз выходить в новой роскошной шубе. У нее уже шубы кончились, а ее все вызывали, и вызывали.

И разве можно поверить, если собственными глазами не увидеть, что во время кабаре «Деревенский ужин» между столиками с русской водочкой и правильной закусочкой французы приплясывали вместе с пятью «бабУшками» из села Кукушки, которые пели на коми-пермяцом языке свои обрядовые песни.

«Что эти французы в нас нашли?» — недоумевала я все фестивальные дни. Что заставляет их забыть про последние солнечные дни, про теплое еще море, про то, что сезон устриц в самом разгаре. Забыть ради незнакомых, порой совсем не знаменитых пока на Западе заезжих артистов. Ради того, чтобы услышать их чужую речь, чтобы постараться их понять и полюбить. С этими вопросами я и обратилась к французскому продюсеру русского фестиваля в Ницце Мелании Мильбер.

Детали: Мелания Мильбер родилась в Ленинграде, но еще маленькой девочкой родители увезли ее в США. Закончив американскую школу Мелания поступила в Сорбонну и осталась жить во Франции. Около 20-ти лет живет в Ницце.

— Вы уже седьмой год подряд проводите у себя фестиваль именно российской культуры. Что он значит для прекрасной, избалованной мировыми звездами Ниццы?

- Это кислородная подушка, это – вздох, это – открытие. Ницца уже ждет наш фестиваль: что еще привезут, что еще эти русские придумали. Ведь мы всякий раз стараемся их удивить. Во Франции не один русский фестиваль. Есть престижный музыкальный, есть более официозный в Каннах. А мы стараемся быть самыми неформальными и самыми неожиданными. И Ницца к этому готова. Во-первых, это самый русский во Франции город. Были на нашем русском кладбище? Вы же оказываетесь там, словно на страницах романа «Война и мир». Это имена, история. Здесь две трети населения имеют русские корни.

А во- вторых, наша публика считает себя очень интеллектуальной и разборчивой. Она готова к тому, что не сразу поймет то, что здесь увидит. Она ждет, что сможет почувствовать.

Ее не очень соблазняет уже раскрученное имя. К знаменитостям тут привыкли. Здесь зрители хотят быть первооткрывателями. Присутствовать при рождении нового имени. В Ницце любит чувствовать себя родителями звезд. Они готовы следить и дальше за теми, кого они первыми признали. Например, когда у нас впервые показали спектакль питерского режиссера Андрея Могучего «Школа для дураков», он был признан лучшим спектаклем года в Ницце. Он стал нашей звездой. И мы уже на следующий фестиваль дали ему карт-бланш. Могучий сделал специально для нашего фестиваля новую премьеру в ко-продукции с фестивалем - «Между собакой и волком». И он уже мог себе позволить и такого непереводимого автора как Саша Соколов, и новых неизвестных актеров. Его ждали, и он вновь получил главный приз. Теперь Могучий для Ниццы – это марка. И мы могли под его новый эксперимент – смешение всех жанров: театра, цирка, художественной инсталляции, мультипликации в представлении «Кракатук» арендовать зал на 3,5 тысячи мест. И опять успех! Фестиваль этого года открыл для Ниццы театр «Около» Юрия Погребничко.

— Как вы отбираете участников фестивальной программы? Ваши основные критерии?

- Над программой мы целый год работаем с нашими российскими партнерами — командой, которую собрал со-продюсер нашего фестиваля Олег Чесноков.

Никогда критериями отбора не были популярность или доходчивость. Нам важно, чтобы это было живое и сегодняшнее, содержательное и творческое. Идея фестиваля – открытие нового. Самое главное, чтобы зрители не сказали: «Ой, это же похоже на то или на это. В этом есть что-то немецкое или американское».  И еще, важно разнообразие жанров и стилей. У нас на 80% — абонементная публика. Они смотрят все, чтобы потом никто не мог сказать, что они что-нибудь пропустили.

— Чем этот фестиваль важен лично Вам?

- У меня муж — психоаналитик. Он мне сказал, что этот фестиваль будет ему стоить лишь чуть-чуть дороже, чем постоянно проводить сеансы со мной в борьбе с моей ностальгией. И потом, я не могу слышать, что русские – это либо проститутки на трассах или безбашенные богачи. Я хочу, чтобы все знали: русское искусство – не история, оно живет и сегодня. Оно по-своему отражает наш мир, и оно нас очень и очень трогает.



Источник: "Ваш досуг", №44, 3-13.10. 2005,








Рекомендованные материалы


02.08.2019
Театр

Семь из двадцати двух

Чеховский фестиваль – один из самых длинных у нас, нечего и надеяться увидеть все. Так что сначала составляешь список самого желанного, а потом высчитываешь, на что попасть действительно удастся. У меня получилось семь спектаклей.

22.07.2019
Театр

Победа над хаосом

На представлении степного цирка «Байконур» из Казахстана, который театр «ARTиШОК» сочинил вместе с инженерным театром AXE, дождь лил с самого начала. Помост выстроили на площади Промышленности прямо рядом с ракетой, что очень подходило космической клоунаде, которую мы увидели.